Полез в интернет - то же самое, все хвалят и восхищаются. Но вот наконец диск с фильмом зашуршал в компьютере, прошли два часа... После первого просмотра остался я, признаться, в некотором недоумении. Может, я чего-то не понял? Посмотрел второй раз. Мнение не изменилось. Странная картина.

Пару слов для тех, кто картины не видел. В ситуации глубочайшего экономического кризиса и краха образовательной системы 800 тысяч школьников объявляют бойкот, и взрослые, не зная, что предпринять, отправляют случайно выбранный класс школьников на необитаемый остров для игры «Royal Battle». Правила просты: за три дня участники должны уничтожать друг друга до той поры, пока живым не останется один из них. На каждом подростке надет электронный ошейник, позволяющий организаторам фиксировать местонахождение игрока, слушать его разговоры; при нарушении правил ошейник взрывается. К таким нарушениям относятся: нахождение в опасном районе (об этом объявляют по радио), попытка снять ошейник. Если по истечении срока останется в живых больше одного подростка, все ошейники взорвутся. Каждый сам за себя, нельзя спасти ни друга, ни возлюбленную - иначе погибнут все. Об этих трех днях взаимного убийства на острове и повествует фильм.

С точки зрения психологии, фильм изобилует глубокими, интересными сценами. Когда помещенные в ангар ученики понимают, что это все всерьез, что происходящее не шутка, характеры начинают раскрываться на глазах. Очень интересно, например, снят момент, когда по одному учеников вызывают для получения аммуниции - кому-то достанется топор, автомат или арбалет, кто-то получит кастрюльную крышку или бинокль. Каждый хватает свой груз и убегает во тьму, но КАК они это делают - кто-то деловито берет сумку и медленно уходит, кто-то в ужасе вылетает за дверь, кто-то роняет все на пол. Уже в первые моменты становится понятно, у кого есть шанс, а кому не выжить. Сцена раздачи долгая, но не производит впечатления затянутости. Как известно, человек максимально раскрывается в экстремальных, пограничных ситуациях. А представленные ситуации «пограничнее» некуда. В людях просыпаются самые низменные инстинкты, на поверхность вылезает кромешная грязь. Кто-то, не уходя далеко от выхода из ангара, начинает сразу же убивать. Кто-то сразу же ломается, отказывается от борьбы за выживание - вешается или прыгает со скалы. Хорошо показано отличие мужской и женской психологии: парни стреляют сразу же, наповал, девушки вспоминают мелочные обиды, парней, которых не поделили. Перед нами стремительно проносится галерея колоритных характеров: главные герои Нанахара (он) и Нарико (она), отказывающиеся принять правила игры и остающиеся вместе до конца. «Супермен» Кавада, уже второй раз принимающий участие в «Королевской битве» и непонятно по каким причинам берущий под защиту парня и девушку, садист-убийца Кирияма, для которого убивать - призвание. Интересные, насыщенные моменты имеют место на протяжении всего фильма.

На этом, на мой взгляд, достоинства фильма и заканчиваются. И начинаются, мягко говоря, недоумения.

В чем смысл эксперимента в «Королевской битве» - непонятно. Экономический кризис - ясно, образовательный кризис - тоже бывает, но вывод... При объяснении правил игры учитель Китано говорит ученикам: «Вы сами во всем виноваты. Вы уже достали взрослых. Мы не будем мешать вам...». Неплохая мотивировочка? То есть дети вышли из-под контроля, утомили взрослых, а те, ничтоже сумняшеся, их отправили стрелять друг друга на остров. Легче было выстроить всех провинившихся затылок в затылок (для экономии пуль) и нашинковать гору трупов. Нет, мы целый остров оборудуем, вызовем вертолеты, для охраны организуем полк солдат - и все для того, чтобы детишки друг друга постреляли. После этой «странности» сопереживать непрерывной жестокости на экране как-то не получается, выходит, что все случилось понарошку. Да и с жестокостью (которой этот фильм во многом и прославился) вышла незадача. На официальном сайте фильма (http://br.film.ru) рассказано, что режиссер отказался вырезать особо кровавые сцены и даже пошел на отказ от части прибыли, потому как картину перевели в категорию «Для тех, кому за...». Странный ход, признаюсь. Но есть и другая сторона. Вы представляете себе 42 убийства за час и пятьдесят минут, точнее, часа за полтора (ведь не все же время идет убийство)? Понятно, что кто-то умирает группами, но все равно перенасыщенно получается. Эдакая вереница кандидатов на тот свет, вникнуть в проблемы каждого не успеваешь, а оттого и сострадание не рождается. Когда количество мертвецов переходит отметку «20», наступает спокойствие - переживать уже не хочется.

Если режиссер хотел, чтобы у зрителя возникло сопереживание героям, их число надо было сократить как минимум втрое, каждому посвятив при этом отдельную сюжетную линию. Так что никакой жестокости в фильме нет, или она какая-то непонятно японская. (По-моему, более жестокой является сцена из «Москва слезам не верит», когда на скамейке в парке Родион бросает Катерину. Там героине сочувствуешь, хотя никто никого не убивает).

Еще более странен весь итог этой заварушки. Хорошо, все друг друга перебьют - и что дальше? Победитель возвращается на «большую землю»? И в кого он там превратится, если не в Алекса (Энтони Берджесс, «Заводной апельсин»), который будет уничтожать мир взрослых, так мило обошедшийся с ним. Так нет же, целая свора журналистов с радостью встречает в начале фильма прошлогоднюю девочку-победительницу, умертвившую всех своих одноклассников. Как начали бредом, так им же и закончили.

Нельзя не сказать об учителе Китано, руководящем всем этим действом. В некоторых рецензиях сопровождавшие его эпитеты - «самый загадочный персонаж», «человек, которого ненавидишь и жалеешь», «лирическая натура убийцы». Нет, этого я как-то не увидел. Весь фильм перед нами отпетый садист, менторским тоном подсчитывающий количество жертв и призывающий ребят быть «активнее». Видимо, со своей собственной семьей у Китано, судя по телефонному разговору, какие-то проблемы, но эта линия лишь намечена. Когда весь остров уже кишит трупами, учитель прогуливается под дождем и дарит промокшей героине свой зонтик. Такая трогательность в описанную ситуацию никак не вписывается; может, здесь есть какой-то национальный колорит и философский подтекст, но он остался непонятен. В конце учитель вооружен лишь водным пистолетиком и глупо гибнет под автоматным огнем Нанахары. Но самое удивительное: картина, которую Китано показывает уцелевшим героям. Оторванные головы, расчлененные тела, залитые кровью лужайки... и в центре фигура Нарико с нимбом. Напрашивается мораль: и у такого садиста может быть в жизни любовь! При этом, видимо, стоит потупить взор и задуматься, но мне, жестокосердному, под конец фильма было уже просто смешно.

Финал нельзя назвать открытым, он какой-то пустоватый. На не пойми откуда взявшейся яхте Нанахара и Нарико возвращаются домой. Последние слова картины: «Вчера ночью Нарико проникла в свой дом, чтобы попрощаться со спящими родителями (милые люди, отправившие дочурку на остров. - Ю.Э.). Она взяла нож... Теперь у каждого из нас есть оружие. Даже если им придется воспользоваться опять, решиться на такое будет непросто. Но у нас нет другого выбора, кроме как продолжать идти вперед. «Побежали, Нарико?» - «Да». Беги, неважно куда. Беги, пока ты можешь. Беги!»... Я-то, конечно, побегу, только куда? В чем смысл этой патетики? Не знаю, не понял.

Вот такой фильм. Очень интересный показ обостренных человеческих чувств, предельно обнаженных ситуаций и... никакого смысла. Похоже на великолепный дворец, у которого при постройке на болотной трясине забыли заложить фундамент - он в топь и ушел, лишь башенки золотые торчат из-за каждой кочки...

Санкт-Петербург