Не углем единым

Побывавший в Кузбассе в конце ноября министр образования и науки Андрей Фурсенко, забыв о свойственной ему сдержанности, радовался, как ребенок: «Так, как реализуется приоритетный национальный проект «Образование» в Кемеровской области, он должен реализовываться во всей России». Министр не лукавил: на этой угольной земле действительно есть чему удивиться и у кого поучиться. И своими стратегическими запасами - не только природными, но и интеллектуальными - здесь умеют распоряжаться с умом...

Варенье из смородины - это тоже родина

Когда въезжаешь в шахтерский городок Ленинск-Кузнецкий, в первые мгновения тебя охватывает какое-то необъяснимое недоумение. Вроде бы ничего экзотического в окружающем пейзаже нет - экое диво, ряды панельных многоэтажек. Чуть позже понимаешь: диво не диво, а кое-какая странность все же наблюдается. Снег вроде бы только что выпал, а уже какой-то бурый, а стены домов, в «девичестве» серые, оказываются почти что антрацитово-черными. Что поделать, «автографы» углем тут повсюду - и под землей, и в воздухе. Гимназия №12 - одна из интереснейших школ-миллионеров Кемеровской области - тоже не избежала этой участи. Но потемневшие от близости к шахтам стены, пожалуй, единственный недостаток, к которому смог бы тут придраться даже самый критически настроенный гость.

Создавая 14 лет назад на базе школы №12 свою гимназию, Лариса Шемелина перечитала целую гору книг, посвященных классическому образованию царской России. Ей во что бы то ни стало хотелось воссоздать тот академичный интеллигентный дух, которым жили «отроки» и «отроковицы» минувших лет. Чтоб уж если иностранные языки, то сразу несколько и непременно с «младых ногтей», чтобы родная речь - грамотная и утонченная и чтоб в литературе и искусстве разбирались, как истинные ценители. И хоть сама Лариса Ивановна - дипломированный математик, профессиональным снобизмом она никогда не страдала и по сей день свято верит в то, что «гуманитарное образование - оно самое правильное, самое настоящее, потому что и кругозор расширяет, и жизни учит».

Учителей для своего «детища» Лариса Ивановна подбирала сама - строго и придирчиво, но в то же время с трепетом и любовью. В итоге собрала лучших, а за минувшие годы коллектив и вовсе созрел, как дорогое вино, и время это только подтвердило: пятеро - победители городского конкурса «Учитель года», есть тут и заслуженные учителя, в том числе и сама Лариса Шемелина, и отличники народного просвещения, а теперь еще и «стотысячники» - обладатели президентского гранта. Таковых здесь двое - стольких выдвинул управляющий Совет гимназии, куда входят и учителя, и ребята, и родители. Ольгу Худякову, учителя русского языка и литературы, знает весь педагогический Ленинск-Кузнецкий. Славится она тем, что виртуозно готовит ребят к олимпиадам, одной из первых начала работать по углубленным программам, охоча до всевозможных методических новинок, а пару лет назад, прослушав семинар столичных мэтров-филологов, тут же обучила всем привезенным новшествам еще и всех желающих. И это ее ученица Ксения Бочарникова, нынче уже студентка журфака, сочинила в свое время такое простое, но в то же время щемящее двустишие: «Варенье из смородины - это тоже родина». Две строчки, обошедшие куда более массивные и фундаментальные труды на региональном конкурсе «Моя малая родина».

Еще одна «президентская» героиня, словесник Евгения Неустроева, судя по всему, и вовсе личность уникальная. Хотя о возрасте женщин говорить и не принято, но тут случай особый: Евгения Степановна пришла в гимназию, когда ей было уже 62, но, стремительно перестроившись на «инновационные рельсы» и с поистине юношеским любопытством следя за тем, что в научном мире делается, теперь дает сто очков вперед своим молодым коллегам. В этом году, к примеру, ее ученица Татьяна Вейс заняла первое место на областной олимпиаде по русскому языку среди восьмиклассников. По словам директора, победа Евгении Степановны - это серьезный повод задуматься тем молодым людям, кого так сложно бывает порой растолкать, расшевелить и подвигнуть на «великие свершения».

По признанию самих учителей, на конкурс они шли без страха и волнений. Во-первых, соревнования для них - дело повседневное: в Кемеровской области действует около 20 профессиональных педагогических состязаний. Во-вторых, ничего выдумывать или в спешном порядке собирать по пыльным архивам не пришлось: у каждого педагога и ученика гимназии уже лет 8 как есть собственное портфолио, гласящее обо всех достижениях, наградах, замыслах и проектах своего хозяина. Осталось лишь достать его с полки и распределить все скопленные там документы по спущенным сверху критериям...

В гимназии №12, если хорошенько присмотреться, можно насчитать «семь чудес света». А если быть очень внимательными, то и все десять. Конечно же, возглавляют список «чудес» два музея - истории школы «Назад в будущее» и Пушкинский. В первом - застывшие воспоминания о том, как во время войны школа №12 приютила под своей крышей госпиталь. «Артефакты» советской эпохи - школьная форма - коричневое платье с фартуком, учебник геометрии, изданный в далеком 57-м. И приметы дня сегодняшнего - золотая статуэтка и Серебряная калоша - переходящие призы, которые ежегодно достаются лучшему и худшему классу. Пушкинский музей, открытый к 200-летию поэта, - фрагмент рабочего кабинета Александра Сергеевича из его последней квартиры на Мойке, 12. Книги, гравюры, копии рукописей и посмертной маски Пушкина - всего около 550 экспонатов - все это помогает гимназистам сосредоточиться не только на серьезной научно-исследовательской работе, но и на философских размышлениях о месте талантливого человека в нашем сложном мире... А еще Республика Беспокойных Сердец - система детского гимназического самоуправления, филиал областного детско-юношеского экологического парламента, школьный пресс-центр, телевидение и радио, 11 клубов, студий и секций - гимназии присвоен статус ФЭП по теме «Организация системы развивающего досуга учащихся через использование культурного пространства города как образовательного». Вы не сбились, считая чудеса? Тогда бросьте в общую «копилку» еще один федеральный эксперимент по профильному обучению и всю ту работу, что была проделана по сетевому взаимодействию с другими школами города. Гимназисты ходят туда слушать дополнительные лекции по математике, физике и химии, а соседи, в свою очередь, получают в гимназии занятия с преподавателями Кемеровского университета, приезжающими в Ленинск-Кузнецкий читать элективные курсы по стилистике, литературоведению и истории. Здоровьесбережению в гимназии №12 можно было бы и вовсе посвятить отдельную монографию: методист, психолог и валеолог службы сопровождения регулярно тестируют детей, следя, чтобы учебные нагрузки не были чрезмерными.

...Если здешние учителя - страстные поклонники всевозможных полезных новшеств, то сама Лариса Шемелина без них и вовсе жизни своей не мыслит. Надежда Рылова, начальник городского Управления образования, смеется: «Лариса Ивановна частенько первой узнает о каких-то конкурсах, новых правилах и документах и нам же об этом и рассказывает. Очень много периодики выписывает, в том числе и иностранной, а потому всегда держит руку на пульсе. На первый взгляд она дама очень строгая. Но поверьте, только на первый»...

О чем молчит клякса

554 учителя решили в этом году принять участие в борьбе за президентский грант. Конкурс получился вполне приличный: около 3 человек на одну премию. Андрей Мазур, литератор Кемеровского лицея, возглавил «турнирную таблицу», набрав в областном рейтинге наибольшее количество «экспертных» баллов.

В лицей, точнее в школу, которая в будущем обещала им стать, Андрей Владимирович попал еще на 5-м курсе университета, в самом конце 80-х. Полагает, если бы не то особое смутное время, когда, с одной стороны, все вокруг стало рушиться, как карточный домик, а с другой - внезапно появилась возможность говорить правду, быть честными друг с другом и даже получать за это хоть какие-то деньги, он бы, может, в школе и не остался. Пару лет читал лекции в университете, но, встав перед выбором «либо школа, либо вуз», не задумываясь, выбрал свой лицей. Потому как «не в классе делал то, чему научился со студентами, а в университет нес опыт школьного учителя». В 1997-м вошел в пятерку лучших на областном конкурсе «Учитель года». Вполне мог бы стать первым, но главным призом был автомобиль, а за пару дней до финала Андрей Владимирович со свойственной ему иронией во всеуслышание заявил, что «не выносит запах бензина»...

Мазур - из породы учителей-символистов, учителей-философов. В какие-то моменты его можно и вовсе счесть за провидца. Он из тех, кто в каждом росчерке писательского пера умеет угадывать глубинный смысл, авторский мотив и его же настроения. Все эти метафоры, эпитеты и мифологические сравнения - не просто пустые красивости, которые при желании можно и вовсе вычеркнуть за ненадобностью, но единственно допустимые в данном случае коды. Уберите из пушкинской строки хоть одно слово, попробуйте заменить его другим - и это будет уже не Пушкин. Специалисты такого уровня, пожалуй, даже кляксы в авторских черновиках умеют расшифровывать, мол, не зря ведь именно в этом месте дрогнула рука мастера...

Рассказывать о Мазуре - неблагодарный труд. То же самое, что читать «Божественную комедию» в кратком пересказе для детей: «Автор гулял по лесу и заблудился»... С Мазуром надо разговаривать. Счастливы его дети, которые могут это делать каждый день. Правда, директор лицея Юрий Титоров по секрету предупреждает: «Он не такой, как все, и, если вы ему скучны и неинтересны, никогда не станет общаться с вами исключительно из вежливости. С глупцами он жесток и язвителен. Имейте в виду...»

- Андрей Владимирович, если бы это зависело от вас, каким авторам, не включенным в школьную программу, вы непременно выделили бы место в учебном плане?

- Не принципиально, кого включать в программу, а кого из нее «выключать», гораздо важнее, что с этими книгами делать. Любой учитель ставит перед собой некую глобальную задачу: научить ребенка читать, желательно - между строк и приохотить его к этому делу. Все богатство русской литературы утрамбовать ни в программу, ни в голову все равно невозможно. А вот как бы сделать так, чтобы ученик вышел в свободное плавание и читал сам, без наших ежедневных напоминаний? Поэтому я придерживаюсь принципа: не вширь, а вглубь. В идеале мне бы вполне подошел такой график: книга в год. Но медленно, не спеша, вчитываясь и вдумываясь в каждое слово. Как Лихачев на спецкурсе по «Евгению Онегину»: за два года дошел лишь до третьей главы.

- Некоторые из ваших коллег-словесников полагают, что, к примеру, «Войну и мир» Льва Николаевича лучше вообще вынести за рамки школьного курса, чтобы не отбивать у детей охоту в будущем, когда они повзрослеют и созреют, уже осмысленно ощутить всю прелесть и глубину этого романа.

- Кто заставляет вас бешено скакать по «Войне и миру», выхватывая из романа лишь отдельные, кем-то «канонизированные» эпизоды? У меня в последнее время на этот роман уходит «всего» 4 месяца. Раньше было чуть больше. Понимаю, это несколько не согласуется с общепринятыми стандартами. Но я убежден, что так правильнее и полезнее. Не понимаю, когда размышления о «Войне и мире», раз уж мы заговорили именно об этой эпопее, сводят к беглому анализу двух-трех эпизодов: дуб, Отрадное, салон Анны Павловны. Конечно, выть захочется. Первое появление героя, то, как, при каких обстоятельствах автор вводит его в роман, - это куда интереснее. А сколько здесь «зеркальных» сцен, когда герои-антиподы внезапно оказываются в сходных декорациях...

Какие-то книги пятнадцатилетнему молодому человеку, безусловно, воспринимать непросто. Но для этого есть я, проводник и помощник. Я могу показать в Толстом и Достоевском то, что ребенок в силу возраста не может пока увидеть сам. Я, учитель, помогаю сделать первый шаг, помогаю спрямить путь. По поводу циклопического объема толстовского романа пытаюсь быть логичным: что лучше, спрашиваю, 5 пельменей или 15? Все, как правило, говорят: конечно, 15. Ну вот, радуюсь, значит, 800 страниц однозначно лучше, чем 150.

- Чем приходится жертвовать ради четырех месяцев неспешных размышлений о Толстом?

- Лирикой. Наверное, потому, что я человек прозаический. Возможно, я не слишком обходителен с Николаем Алексеевичем Некрасовым. Тут как раз и следую принципу: чтобы навсегда не отбить охоту, лучше до поры до времени этого поэта вообще не трогать. Конечно, я говорю о нем, ссылаюсь на него, чуть ли не рекламирую, но скрупулезно разбирать - не разбираю. Часто жертвую «Обломовым». Правда, зимний зачет в 10-м классе посвящаю только ему. Все это знают с сентября и могут должным образом подготовиться. Рассуждаю так: если ты научился читать, подмечать нюансы, докажи-ка мне на зачете, что ты уже в состоянии что-то видеть и понимать сам, без подсказки. Если человек не валял дурака все предыдущие годы, то к середине десятого класса он должен быть читателем достаточно высокого уровня. Такое отношение к Гончарову справедливее, чем гнать его за 2-3 урока. Поэтому либо удели ему столько же времени, сколько и Толстому, либо вовсе не трогай, дабы не испортить у детей впечатление. Этот роман куда глубже, сложнее и интереснее, чем простенькая правда про обломовщину да про обличение.

- Какая книга в детстве произвела на вас такое впечатление, что оно будоражит вас до сих пор?

- Наверное, все мои читательские потрясения уже действительно в далеком прошлом. Недаром. Многие считают, что настоящее чтение - оно до 12 лет. Я очень любил исторические романы. Поэтому теперь с историей мне сравнительно легко и просто. Финальные главы романа Александра Дюма «Виконт де Бражелон, или Десять лет спустя», смерть Портоса, то, как воспринял это его слуга Мушкетон, - над этими строчками, честное слово, я горько плакал. Одно время книгами номер один были некоторые романы Курта Воннегута. Затем прочитал Сэлинджера. Часто возвращаюсь к поэзии Николая Гумилева. Настоящим открытием стали какие-то вещи Томаса Манна. Понятно, что с русской классической литературой все иначе, здесь нет ощущения разового удара, а есть погружение - глоток за глотком, а насытиться невозможно. Как говорится, кто ж Пушкина читает? В Пушкине надо жить.

- Самая «модная» печаль современного педагога: дети совершенно перестали читать. Что делать?

- В первую очередь присмотреться к самому себе. А не ты ли, учитель, отбиваешь у своих питомцев любовь к чтению...

Охота на гениальность

Кемеровский лицей - он, как пресловутый роман Гончарова: либо описывать его долго, «поэтажно» и любовно, припоминая как серьезные содержательные вещи - многопрофильность, углубленные, практически университетские курсы, так и забавные анекдоты из жизни местных обитателей, либо умолчать о нем вовсе. Хотя «вовсе» не получится - ведь именно здесь учатся две уникальные барышни, удостоенные президентских грантов по программе национального проекта «Одаренная молодежь». Уникальные даже для своей школы, где куда ни глянь одни таланты да одаренности, за которыми директор лицея Юрий Титоров в буквальном смысле «охотится» по всему городу.

Одиннадцатиклассница Татьяна Маркова - победитель Всероссийской олимпиады по русскому языку. Заработанные в интеллектуальной борьбе 60 тысяч пока держит в банке - чуть позже с их помощью планирует добраться до своего любимого Санкт-Петербурга. Была там уже дважды, но каналы, набережные, мосты и витая решетка Летнего сада до сих пор манят, не отпускают, обещая раскрыть своей влюбленной гостье еще не одну поэтическую тайну. В лицее Таня уже четвертый год. Ее приняли сюда в награду за второе место на городской олимпиаде по русскому языку. Таня радовалась - попробовать свои силы в самой престижной школе города - это же новый поворот, новые горизонты, новая жизнь. И если некоторых сюда за руку приводили родители, то Танина мама как раз оказалась главным противником дочкиного решения: боялась чрезмерных и непосильных перегрузок. Теперь, конечно же, благодарна дочери, что в свое время та настояла на своем...

Самым сложным заданием на Всероссийской олимпиаде Татьяна считает перевод древнерусского текста. Справилась, конечно, - интуиция помогла. Теперь с Людмилой Михайловной Урмановой, своим учителем русского языка, только и делает что старославянские тексты читает. Закопалась в самые глубины истории: непонятно, чем будет в университете заниматься - сама уже почти что профессор. Если раньше думала о серьезной филологической карьере, то нынче больше склоняется к мысли поступить на факультет журналистики. Ведь это снова новый поворот, новые горизонты, новая жизнь. А там, глядишь, и до командировок в любимый Петербург рукой подать.

Десятиклассницу Екатерину Патлах за глаза называют «полугением». Еще бы - учится в физико-математическом классе, а призовые места берет опять-таки на Всероссийской олимпиаде по русскому языку. Ирина Ивановна Кузнецова, ее наставник по русскому языку, долго уговаривала Катю перейти в филологический класс. Та наотрез отказалась: какая скука долго заниматься чем-то одним. Жизнь такая многогранная, и каждую грань нестерпимо хочется пробовать на вкус. Говорят, у Екатерины феноменальное чувство слова. Она может определить его этимологию, даже не зная значения. В свободное время «балуется» тем, что учит по разговорникам иностранные языки - немецкий, греческий, польский, чешский и даже японский. Говорить на них пока, правда, не может, а вот читать - вполне. Это ведь так, говорит, просто: сопоставляешь слова, и вот он, смысл, лежит на поверхности, достаточно руку протянуть и взять. Слова для нее - не просто ожившие картинки, но именно что черные буквы, напечатанные на белом листе. Так она их и запоминает: каким шрифтом напечатаны, с наклоном или без, в какой части страницы расположены. Одно слово - «полугений».

До поступления в вуз еще целый год. Все может измениться, но пока думает о факультете прикладной лингвистики. Тут ведь все: и математика, и язык. Потому как заниматься чем-то одним - это такая скука.

«Ступени» удачи

Победа на областном конкурсе классных руководителей осталась в этом году за Оксаной Игнашевой, учителем математики и информатики школы №6 города Прокопьевска. Оксана Павловна придумала и, заручившись поддержкой методиста городского детского Дома творчества Натальи Невзоровой, воплотила в жизнь замечательную воспитательную программу «Ступени». В ее основе - одноименная школьная газета, которую учитель уже два года выпускает вместе со своими детьми. Поначалу на этих страницах были лишь их очерки и репортажи, но постепенно работа захлестнула всю школу, и теперь ребята Оксаны Павловны, благородно потеснившись, пускают на свои страницы и друзей помладше. Ведь они через год уйдут, надо успеть подготовить достойных наследников.

У школьной редакции свой график и стиль работы, основанный на системе сменных поручений. Начиная работу над свежим выпуском, «дежурная бригада» делится на группы. Одним в этом месяце предстоит взять интервью, другим - подготовить колонку новостей, третьи составляют кроссворды, четвертые верстают, пятые распространяют то, что в итоге получилось. А в следующий раз все обязательно поменяются ролями. Такая ненавязчивая «профориентация» связывает детей друг с другом куда крепче и надежнее, чем любые другие культмассовые затеи. На вопрос, отчего она, математик, взялась именно за газету, а не организовала, к примеру, клуб «Юный Архимед», Оксана Павловна лишь пожимает плечами: газета - она для всех и для каждого, а «Юный Архимед» - для избранных. А те, кто хочет решать сложные задачи, и так приходят к ней на специальные групповые занятия.

Редакционная жизнь не заменяет жизни повседневной и не снимает с учителя прочей нагрузки классного руководителя. А это не только родительские собрания. В последнее время именно классный руководитель должен, к примеру, проследить за тем, чтобы его ребенок не забыл в 14 лет получить паспорт. Поэтому доплату в тысячу рублей Оксана Павловна считает вполне справедливой, хотя на ее рвении и энтузиазме она никак не отразилась: как и раньше проводила с детьми дни напролет, так и сейчас проводит. Куда больший азарт и ощущение выросших крыльев приносят такие вот педагогические конкурсы, когда твои труды признают не только в школе, но и в области. А получив за победу на «Самом классном классном» лично из рук губернатора Тулеева сертификат на новый компьютерный класс, захотелось сначала взлететь, потом побежать, помчаться, и придумывать, и творить, и никогда больше не останавливаться.

Не за горами и новые испытания: десятый класс, которым верховодит Оксана Игнашева, победил в полуфинале городского конкурса «Самый классный класс». Финал весной. Расслабляться некогда...

Кемерово - Ленинск-Кузнецкий - Прокопьевск

Кемеровская область

  • Оксана ИГНАШЕВА: по «Ступеням» к победе

  • Директор гимназии №12 Лариса ШЕМЕЛИНА и ее пушкинистки