Во времена царя Петра I начали переводить книги по праву. Основанием для этого послужила резолюция царя от 1718 года на представленный ему доклад «О нетрудном воспитании и обучении российских младых детей, чтоб оных в малое время в совершенство представить». В резолюции предлагалось «начать переводить книги юриспруденции».

Среди первых переводных книг по праву была работа Самуила Пуфендорфа (1632-1694) - представителя естественной школы права в Германии. Она называлась «Об обязанностях гражданина и человека». Книга С.Пуфендорфа стала в России руководством по обучению правоведению.

В то же время делались попытки создать учебные заведения, где было бы возможно осуществлять правовое обучение. Так, одна из инструкций, появившихся в петровские времена, предписывала учредить «краткую школу для изучения гражданских и экономических дел», где юридическое образование должно было сочетаться с экономическим. Эта модель, несомненно, является прообразом лицеев и колледжей экономического профиля. Данное предписание не осталось лишь на бумаге. В коллегии юнкеров была предпринята одна из первых попыток практического обучения праву.

В 1725 г. в Петербурге была учреждена Академия наук, в структуру которой вошли собственно академия, институт и гимназия. В этом первом в истории Российского государства университете открылась кафедра правоведения, где преподавали политику, этику, право натуры. Первоначально курсы читали иностранцы, например, профессор Кенигсбергского университета Бекенштейн, заключивший пятилетний контракт; Х.Фр.Гросс, руководствовавшийся, в частности, вышеупомянутой книгой С.Пуфендорфа «Об обязанностях гражданина и человека» (в числе его учеников был русский поэт и дипломат князь Антиох Кантемир).

Особо следует отметить Штрубе де Пирмонта - секретаря фаворита Анны Иоанновны Бирона, сделавшего первую попытку составить руководство к изучению действующего русского права. В настоящее время сохранилась рукопись, принадлежащая перу Штрубе де Пирмонта, озаглавленная «Краткое руководство по российским правам». Автор, считая недостаточным объяснять юношеству в Российской империи только гражданское право древних римлян, предложил составить руководство к действующему российскому праву. В 1747 г. академия согласилась на это предложение. Но когда рукопись была составлена, академическая канцелярия осталась недовольна содержанием пособия: «при точнейшем рассмотрении оказалось, что оная книга сочинена не тем образом, как он обязался и ее назвал, то есть кратким руководством, ибо в оной ничего более не учинено, как только под кратким заглавием расположен материал и содержание указов, регламентов, например, вексельный устав, весь воинский устав, большая часть Уложения и Указной книги...». Таким образом, пособие Штрубе де Пирмонта представляло собой систематически расположенную выборку действовавших в то время законов. В результате было принято решение - книгу не печатать. Юристы более позднего времени, в частности, Николай Михайлович Коркунов (1853-1904), оценивая эту историю, писали о своем несогласии с данной характеристикой работы де Пирмонта на том основании, что в канцелярии в то время не было ни одного юриста, а следовательно, оценить по достоинству значение этой работы было некому.

В ХVIII веке юридическое образование можно было получить и в кадетском корпусе - среднем военном учебном заведении, учащиеся которого изучали юриспруденцию на третьей ступени обучения. В 1731 г. Анна Иоанновна повелела учредить корпус кадетов, где «обучали арифметике, геометрии, рисованию, фортификации, артиллерии и шпажному действию». «А понеже не каждого человека природа к одному воинскому склонна, також и в государстве не меньшее нужно политическое и гражданское обучение: того ради иметь при том учителей чужестранных языков, истории, географии, юриспруденции».

Следует отметить, что юриспруденция, по-видимому, не пользовалась популярностью среди обучающихся: из 2478 русских кадетов в 1733 г. юриспруденции учились только 11. Тем не менее слушание указов проводилось по два дня в неделю, ибо «небесполезно есть, чтоб оным из кадетов, обучающихся юриспруденции для знания российских гражданских прав, в некоторые дни слушать уложения, уставы, регламенты и указы». А в инструкции 1789 г. предписывалось преподавать уже известную нам книгу С.Пуфендорфа «Об обязанностях человека и гражданина».

Начало высшего юридического образования в России было положено открытием в 1755 году Московского университета и юридического факультета. Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона указывает, что «в 1765 году на всем юридическом факультете был только один студент, и до первых годов царствования Екатерины II весь юридический факультет сосредоточивался в одном профессоре Дильтее». Профессорами правоведения, как правило, были иностранцы, но они воспитали первых русских юристов.

Со временем появились и русские профессора правоведения. Среди них можно назвать Семена Ефимовича Десницкого (ок. 1740-1789) - правоведа, просветителя, профессора права Московского университета. Известно, что С.Е.Десницкий учился у Филиппа Генриха Дильтея - тирольца, приехавшего в Москву в 1756 году. Десницкий закончил духовную семинарию Троице-Сергиевой лавры, затем Петербургскую академию и был направлен для продолжения образования в Англию в университет Глазго. По окончании университета Десницкий защитил докторскую диссертацию по римскому праву, получил ученую степень доктора права и вернулся на родину. В правовой сфере Десницкий разработал ряд институтов, например, он предложил деление права на государственное, гражданское, уголовное и судебное. Его перу принадлежит «Слово о прямом и ближнем способе к научению юриспруденции» (М., 1768). Десницкий перевел труд английского юриста Блэкстона «Истолкование английских законов г. Блэкстона», участвовал в составлении «Словаря Академии Российской», в котором дал толкование юридических терминов, используемых в русских судебниках и Соборном уложении 1649 года.

С.Десницкий приводил много различных аргументов в пользу обучения «законопослушанию». В 1775 г. в своей речи он постарался связать право с моралью. «(Мы) не должны... уничижать и называть науку ябедническою, которой знанием защищается святость прав, собственность, владение и жизнь живущих в законе соотечественников». Он доказывал, что дворянам, как собственникам, следует изучать право «для защищения себя в жизни и имении, для сообразования своих поступов с предписанными от правления всеобщими правилами и для познания взаимных в обществе обязательств, без которых исполнения общество устоять и люди жить спокойно не могут...». Знание права, по мнению С.Десницкого, позволит дворянству совершать сделки купли-продажи и закладывать имения, исполнять роль судьи и вести судебный процесс. Он полагал, что правовая грамотность не просто поможет облегчить дворянству управление его собственностью и исполнять функции судьи, но также занимать административные должности в новых губернских заведениях. С.Десницкий пытался убедить дворян, что канцелярская служба не уронит достоинство дворян, а принесет пользу государству.

Калужский дворянин Василий Новиков в помощь дворянству составил первое в России пособие для исполнения судейских обязанностей «Театр судоведения, или Чтение для судей и всех любителей юриспруденции, содержащее достопримечательные и любопытные судебные дела, юридические исследования знаменитых правоискусников и прочие сего рода происшествия, удобные просвещать, трогать, возбуждать к добродетели и составлять полезное и приятное времяпровождение». По заявлению самого автора, это была «книга, научающая судей осторожности в заключениях, прозорливости в исследовании преступлений и уважению человечества».

Для Новикова право в обществе играло роль, близкую к тому, которое выполняла литература в ХVIII веке. Право должно было выполнять инструментальную и дидактическую функцию, которые направлены на распространение знания и положительных качеств. Василий Новиков хотел, чтобы «чтение сей книги заступило место карточной игры и других пустых времяпровождений». Судья, по мнению Новикова, должен был уметь исправлять человеческие пороки, чтобы в будущем люди меньше прибегали к судебным процедурам.

Уже позднее Екатерина II в своем «Наказе» писала о необходимости распространения в народе сведений о действующем законодательстве, объясняя свою позицию следующим образом: «в противном случае гражданин будет зависеть от некоторого числа людей, взявших в себе в хранение законы и толкующие оные. Преступления не столь часты будут, чем больше людей Уложение читать и разуметь станут. И для того предписать, чтобы во всех школах учили детей грамоте попеременно из церковных книг и из тех книг, кои законодательство содержат». Это высказывание свидетельствует о существовавшем уже в ХVIII в. глубоком понимании связи права, морали и нравственности.

При Екатерине II особое внимание было обращено юридическому образованию дворян. Знакомство с правом стало преподноситься как часть подобающего дворянину культурного оснащения, как навык, необходимый для использования обязанностей перед государством. Чтобы заманить дворянство в университет, по настоянию ректора, поэта Хераскова, Екатерина II учредила в 1779 г. специальное отделение для дворян. С 1783 г. был учрежден Благородный пансион при университете. В нем можно было слушать лекции университетских профессоров права.

В ХVIII веке наиболее вероятным местом получения юридических знаний был кадетский корпус. Распустив юнкерские школы, Екатерина II попыталась поощрять преподавание гражданских предметов в кадетском корпусе. На лекциях по естественному праву до слушателей стремились донести представление о важности права и внушить общее понимание его основных принципов. Кадеты учились по книгам Штрубе де Пирмонта и Владимира Золотницкого. Основанные на теориях С.Пуфендорфа, С.Вольфа и Н.Гундлинга, эти книги были своего рода начальными учебниками нравственности, где раскрывались понятия о природе обязанностей как общественных, так и личных. Владимир Золотницкий в своем учебном пособии «Сокращение естественного права, выбранное из разных авторов для пользы Российского общества» прямо утверждал о тесной связи между нравственностью и правом. «Естественное право состоит в знании добрых и худых действий в рассуждении их внутреннего состояния: следственно подает оно законы, понуждающие нас к исполнению первых, а к отвращению от последних». Естественное право выражало для автора стремление к добру и добродетели. В учебных пособиях Штрубе де Пирмонта проводилась идея достижения удовольствия через подчинения законам природы, заключающимся в любви, и эти законы предписывают исполнение обязанностей. Человек имеет обязанности перед супругом и друзьями, а равно и перед обществом. Каждое учебное пособие содержит разделы о правах, особенно приобретения защиты собственности. Владимир Золотницкий также большое внимание уделял правовому обоснованию монархического строя. Учение о естественном праве господствовало в университетском преподавании в ХVIII веке.

Личная приверженность Екатерины Великой к распространению юридического просвещения помогла убавить опасения относительно публикации правоведческих работ, и в ее царствование такие книги стали появляться. Одним из первых описаний российских законов, предназначенных для практического использования, было «Исследование юридическое о принадлежащем для суда месте, о судебной власти, о должности судейской, о челобитной и доказательстве судебном» профессора Дильтея. Оно было издано при Московском университете в 1779 г. Из введения к книге становится ясна причина, по которой данное пособие заставило себя так долго ожидать. «Сия книга прежестокого врага испытала, который сочинителю оной в великую вину ставил, будто он осмелился писать законы». Профессор пытался доказать, что не законы писал, а комментарии к ним для тех, кто их изучает, а законы писать может только царь. Однако сочинение Дильтея туманно и крайне отвлеченно, так как он действительно опасался, что интерпретация закона может его далеко завести. В своем пособии Дильтей давал характеристику различным типам судов, их полномочий, различных видов исков и доказательств, которые основывались на римском праве, с редкими отсылками к российскому законодательству, главным образом к указам Петра I и Екатерины II.

Именно профессор Дильтей начал читать первые курсы по русскому праву в 1770-х годах. Однако его лекции были посвящены исключительно анализу Воинского и Морского устава. Практическое обучение законоведению должно было проходить под наблюдением канцеляриста, сведущего в законах в силу опыта и способного преподавать юридические процедуры. В 1786 г. Денис Фонвизин, ректор московского университета, принял в штат своего учебного заведения Захария Горюшкина, читавшего курс «Практического законопослушания». Горюшкин был самоучкой, свои юридические знания он приобрел в канцелярии Московского воеводы и Юстиц-коллегии. На его занятиях студенты упражнялись в применении прочитанных законов к реальным судебным делам. Студенты составляли юридические документы, которые проверял Горюшкин. И они даже инсценировали судопроизводство. Горюшкин пытался имитировать реальные судебные дела. Как учил Захарий, судебная власть состоит из исполнения законов, таким образом невинный может быть огражден от несправедливости.

Одно из первых руководств по российским законам - «Словарь юридический» Михаила Чулкова - вышло в свет в 1788 г. В 1790-х годах было издано еще несколько подобных работ. Наиболее известным из них был «Памятник из законов» Федора Правикова, вышедший в первом варианте в 1798 г. Он выдержал несколько изданий и был дополнен многочисленными приложениями. Правиков выстраивал законы, изданные со времени Соборного Уложения 1649 г., по категориям за каждый год в обратном хронологическом порядке, начиная с 1798 г. «Памятник из законов» был печатной версией рабочих записок канцеляриста.

За трудом Правикова последовали другие, например, популярная работа Л.Максимовича, нашедшая широкое применение, - «Указатель законов». Многочисленность подобных работ, опубликованных в начале ХIХ века, зачастую с переизданиями, свидетельствует об оживлении спроса на юридические руководства. Однако, хотя спрос отчасти удовлетворялся, подобные публикации были плодом разрозненных начинаний и сами по себе не могли вывести законодательство и правовое обучение из состояния хаоса.

Александр I начал свое царствование с учреждения трех высших заведений - университетов в Казани и Харькове и педагогического института (с 1819 г. университета) в Санкт-Петербурге. В предварительных правилах для новой системы народного просвещения главной целью высшего образования провозглашалось приготовление юношества к государственной службе. В учебных программах университетов преобладали доктрины естественного права. В Московском университете Лев Цветаев читал традиционные курсы по римскому и естественному праву. Для преподавания права в новых университетах правительство приглашало профессоров из Германии. Однако преподавателей не хватало, и профессорам-юристам приходилось уделять немало времени чтению и других курсов. Например, в Санкт-Петербургском педагогическом университете Александр Куницын, талантливый преподаватель права, изучавший теорию естественного права и юриспруденцию в Геттингене, был перегружен преподаванием других дисциплин. В 1825 г. лишь 18 студентов изучали право в Петербургском университете, а курс по российскому праву в учебной программе отсутствовал.

В Московском университете на факультете политических наук преподавалось право. Практические занятия по праву велись только в Московском университете. В этом вузе Н.Сандунов продолжал заложенную Горюшкиным традицию постановки представлений, имитирующих судебный процесс. Сандунова интересовала в большей мере юридическая процедура. Он утверждал, что наука права заключается в практике. Сандунов начинал свои занятия с чтения «Памятника из законов» Федора Правикова, затем переходил к объяснению законов согласно своей собственной системе. Обычно на занятии по праву прочитывалось и проводилось через несколько инстанций реальное сенатское дело, причем студенты исполняли роли разных чиновников, начиная от канцеляристов и кончая председателем присутствия. Н.Н.Сандунов особо следил за ясностью речи, четкостью почерка и стилем. Он учил студентов заполнять необходимые правовые формы и знакомил их с предписанным порядком судопроизводства. Студенты с увлечением предавались разыгрыванию ролей в представлении, которое они называли комедией. Судебные процессы исполнялись студентами на годовых собраниях университета.

Александр I предпринял попытку ввести систематическое юридическое образование. В ноябре 1801 г. генерал-прокурор Беклешев разработал проект создания училища, в котором студенты обучались бы преимущественно «правоведению» и ясному стилю письменной речи. Предполагалось набрать до 30 студентов из бедных дворян и до 15 - из мелкого чиновничества. Первые выпускались бы на должности помощников секретарей, а вторые - канцеляристами. Высшее училище правоведения было приписано к комиссии составления законов и открыто в 1806 г. Однако оно от правительства получило номинальную поддержку, студенты редко посещали занятия. Деятельность училища была приостановлена в 1809 г., а в 1816 г. оно официально было закрыто.

В 1811 г. был открыт Лицей в Царском Селе. Как в университете, право в Лицее преподавалось в числе «нравственных наук». Лицеистам преподавали профессора Петербургского университета. В первое десятилетие существования Лицея преподавателем права был Куницын. Он читал естественное право, делал упор на принципы свободы, равенства человечества, а его курсы, подвергавшие критике деспотизм и крепостничество, были популярны среди студентов. Либеральные воззрения, высказываемые им в сочинениях по естественному праву, возбуждали против него гнев начальства, и он был смещен в 1821 г. Но Куницын сделал немало. В записных книжках лицеиста Дмитрия Замятина, будущего министра юстиции, содержатся подробные конспекты по российскому гражданскому праву и судопроизводству, по истории российского уголовного права с цитатами из законов.

Для Николая I право было продолжением личной воли самодержца. Николай I попытался ввести преподавание юриспруденции, которое научило бы молодежь ставить национальное законодательство выше всеобщих концепций права, подрывающих самодержавную власть. В начале правления Николая Сперанский заявил, что двумя предпосылками «для установления на твердых основаниях правосудия в государстве» являются незыблемые и ясные законы и знающие судьи и правоведы. Подготовка юристов стала задачей Второго отделения. Сперанский считал, что было бы необходимо отрядить по крайней мере по одному профессору российского права в каждый университет для обучения будущих чиновников. Однако в 1825 г. ни в одном университете империи не читался хотя бы один курс по российскому праву. В 1828 г. Николай I распорядился направить шестерых способных учащихся из Московской и Петербургской духовных академий во Второе отделение для обучения юриспруденции. Еще шестеро были присланы в 1829 г. Они изучали во Втором отделении римское право, российское публичное право и политическую экономию. Их преподавателями были Балугьянский и его сотрудники по Петербургскому университету - Куницын, Плисов и Клоков. Студенты знакомились также с кодифицируемыми в отделении законами и помогали в составлении указателей. Под руководством Модеста Корфа они учились сочинять докладные записки на основе старых сенатских дел. По завершении занятий в Петербурге они были направлены в Берлин для слушания общих курсов по праву под личным наблюдением Савиньи. По возвращении они прошли испытания при Петербургском университете на степень доктора права и назначены на университетские кафедры. Это и был первый состав профессоров российского права. Никто из данной группы не стал выдающимся юристом, зато все они были добросовестными и сведущими преподавателями, а некоторые, например, Петр Редькин, Константин Неволин и Никита Крылов, сумели пробудить в своих студентах глубокий интерес к изучению права.

В конце ХVIII начале ХIХ века один за другим открываются университеты в Вильно, Дерпте, затем в Казани, Харькове и Санкт-Петербурге, в каждом из них был открыт юридический факультет. Согласно Университетскому уставу 1835 г., преподавание права стало одной из главных функций университетов. Устав учреждал отдельные от других юридические факультеты, которые по замыслу должны были включать в себя по семь кафедр. В соответствии с воззрениями Николая I, курсы естественного права были изъяты из учебной программы, вместо них студентам следовало заниматься постижением тонкостей российского законодательства. Студентам предстояло изучать не столько «право», сколько «законы». Основательное знание законов, как предполагалось, превращало студентов в послушных исполнителей, и многие преподаватели требовали выучивать наизусть Свод законов. Начала естественного права в действительности преподавались в рамках курсов по энциклопедии права. Римское право также осталось в программе. И все же юридическое образование в России на тот момент было более полным и разносторонним, чем когда-либо ранее. Профессора права могли использовать свои курсы для ознакомления студентов с теоретическими и философскими подходами в праве, что зачастую оказывало на них большее влияние, чем изучение законов.

Кроме университетов, юридическое образование можно было получить в военно-юридической академии, которая имела 3-летний юридический курс, в Демидовском лицее в Ярославле и в двух привилегированных дворянских учебных заведениях: Александровском лицее и Императорском училище правоведения, открытом в 1835 году в Санкт-Петербурге, образованному по предложению племянника царя - принца Петра Ольденбургского и Михаила Сперанского.

Во время службы в Петербурге принц Ольденбургский обратил внимание на «недостаток образованных и сведущих чиновников в канцеляриях судебных мест». Чтобы решить эту проблему, Петр Георгиевич решил учредить среднее учебное заведение, специализированное на преподавании юриспруденции. В нем юные дворяне должны были готовиться к исполнению основных канцелярских должностей в ведомстве юстиции.

Императорское училище правоведения стало ярким примером специального юридического образовательного учреждения данного периода, которое по статусу было приравнено к Царскосельскому лицею, и принималось в него в год не более 100 человек из потомственных дворян. Полный курс обучения составлял 6, а позднее 7 лет с практическим уклоном для государственной службы. В программу обучения, кроме предметов общего образования, входили энциклопедия правоведения, история правоведения, российское законоведение, римское законоведение, практическое судопроизводство. Для преподавания в училище приглашались лучшие профессора и правоведы столицы: знаменитые юристы А.Кони, В.Спасович, известный криминалист Н.Таганцев и многие другие. На выпускных экзаменах присутствовали министр юстиции и другие высокопоставленные чиновники.

Методика преподавания в вузах была простой и примитивной - читали лекции и сдавали экзамены. Лишь в редких случаях преподаватели использовали более сложные методы обучения.

В первой половине ХIХ века преподавание юридических наук в России сводилось к так называемому «законоведению», методика обучения сводилась к простому пересказу действующего законодательства, сообщению при этом отрывочных сведений из области государственного, гражданского и уголовного законодательства. Историческое и теоретическое осмысление излагаемого материала практически отсутствовало. С появлением в начале ХIХ века гимназий в среднее образование приходит правовой курс, который носил название «Законоведение». Преподавался он в гимназиях и кадетских корпусах и сводился к заучиванию действующего законодательства Российской империи.

В 1860-х гг., когда кадетские корпуса были преобразованы в военные гимназии, их учебный план продолжал включать в себя курс «законоведения». Методика изучения права сводилась, как правило, к механическому заучиванию законов. В 1849 г. «Законоведение» было введено в гимназиях вместо древних языков. А гимназисты, имеющие «особенные и отличные» познания в российском законоведении, получали право на 14-й чин, если они шли на государственную службу.

После либеральных реформ 60-70-х годов ХIХ века, которые изменили в лучшую сторону положение дел в высших учебных заведениях, появилась возможность повысить научно-теоретический уровень преподавания. Преобладающими формами занятий были слушание лекций, чтение специальной учебной литературы, рекомендуемой программами и преподавателями, а также стали популярными семинарские и практические занятия. Освоение учебного материала контролировалось в рамках зачетов и экзаменов. На юридических факультетах практиковалось написание различного рода сочинений с элементами научного исследования, за которые студенты получали премии и медали.

В 1881 году содержание правового курса в военных училищах пересматривалось. Главное управление военно-учебных заведений обратилось к профессору К.Д.Кавелину с просьбой высказать предложения по улучшению преподавания «Законоведения». Кавелин представил записку военному министру графу Д.А.Милютину с изложением концепции преподавания «Законоведения» во всех средних учебных заведениях. Кавелин считал, что «цель курса - вооружить молодых людей, готовящихся к самостоятельной жизни и службе, ясными и точными понятиями о тех началах и учреждениях, на которых зиждется государственная, общественная и семейная жизнь». Предполагалось, что небольшой по объему курс познакомит учащихся «с существенными и главнейшими условиями устроенного человеческого общежития». Его основная задача - «объяснить слушателям такие понятия из области этики, политической экономии, народного хозяйства и международного права, которые теперь в средних учебных заведениях не преподаются, а между тем составляют насущную потребность каждого человека». На Кавелина была возложена подготовка программы курса «Законоведение» с обоснованием включаемого материала, а также учебника. В 1889 году был создан учебник «Основные понятия о нравственности, праве и общежитии» профессором Военно-юридической академии А.Мушниковым. В 1894 году программа курса была доработана, а затем Мушников выпустил новое издание учебника, который имел три раздела: 1-й - основы нравственности, 2-й - основы правоведения, 3-й - формы общежития. «Законоведение» преподавалось в реальных и коммерческих училищах в выпускных классах. Есть сведения, что в гимназиях Орла, в том числе и женских, Аблецовой и Байковой, курс «Законоведения» преподавался.

В целом правовое образование в царской России было развито слабо и явно недостаточно, юристов не хватало. Общественное значение права было низким. Как указывает известный юрист начала ХХ века, один из авторов сборника «Вехи» Б.Кистяковский: «За всю (дореволюционную) историю России не появилось ни одного правового произведения, имеющего общественный резонанс. В развитии общества не участвовала ни одна правовая идея».

В настоящее время юридическое и правовое образование интенсивно развивается, оказывая значительное влияние на юридическую сферу образования и науку, как, впрочем, и на всю систему образования в целом.

Юрий АНТЮХОВ, старший преподаватель кафедры теории и истории государства и права Орловского государственного университета