Корректировать или управлять?

В мире созданы всего две технологии управляемого артиллерийского оружия: американская концепция аэродинамического управления ACAG и российская концепция импульсной коррекции RCIC.

Технология ACAG, впервые реализованная в американском 155-мм снаряде Copperhead, получила широкое распространение. Ее реализуют отечественные управляемые снаряды «Краснополь», «Китолов» и мина «Грань» разработки тульского «Конструкторского бюро приборостроения» (КБП), возглавляемого знаменитым Аркадием Шипуновым.

Импульсная коррекция - чисто российская запатентованная разработка, реализованная в снарядах «Сантиметр» и минах «Смельчак» компании «Аметех».

В чем разница между ACAG и RCIC, управляемым и корректируемым снарядами? Об этом чуть позже. Сначала о том, что их роднит.

У переднего края

Общее условие для обоих типов боеприпасов состоит в том, что перед выстрелом к цели на расстояние 7 км, а на практике случается и гораздо ближе, должен подобраться корректировщик с лазерным целеуказателем-дальномером (ЛЦД) на плечах. Работа эта тяжела. Первая модификация дальномера 1Д15 для «Краснополя» весила 60 кг, современный 1Д20М для «Смельчака» и «Сантиметра» -

18 кг. Наряду с дальномером у корректировщика должна быть армейская радиостанция (тоже немаленькая коробка) и прибор синхронизации (к нему мы еще вернемся). Из перечисленного понятно, что корректировщик - самый важный и, к превеликому сожалению, самый «расходный», подвергающийся наибольшей опасности компонент системы, поэтому для его сопровождения, как правило, выделяются бойцы спецназа.

Прибыв на место не далее 7 км от смертельно опасного противника, корректировщик устанавливает оборудование, при помощи лазерного целеуказателя-дальномера ищет и выбирает цели. Затем определяет их координаты, другие параметры и дальность. После этого, используя принесенный с собой армейский ноутбук (точно такой же, как гражданский, только тяжелее и дороже), по таблицам стрельб рассчитывает установки для стрельбы, точно так же, как для неуправляемых снарядов.

На огневой позиции

Сделав необходимые расчеты, корректировщик по радио передает данные на огневую позицию в тылу, например, гордости Российской армии для самоходной 152-мм гаубицы «Мста-С». Заряжающий извлекает заглушку разгонного двигателя высокоточного снаряда «Краснополь», устанавливает взрыватель в одно из положений: «З» - замедленное фугасное действие или «О» - осколочное, мгновенное. Затем выставляет частоту импульсов ЛЦД (чтобы снаряд шел на конкретную, именно «свою» цель), устанавливает время разблокирования гироскопа (если выстрелить с работающим, он сломается от перегрузки).

Корректировщик, продолжая следить за целью, на ЛЦД выставляет ту же частоту импульсов, что на снаряде, и время задержки включения подсвета.

Инфракрасный лазер подсветки кажется невидимым только невооруженному взгляду пехотинца. Современная техника (танки и прочее) оборудованы датчиками облучения, инфракрасная подсветка для них - как авиационный прожектор в полной темноте. Лазерным лучом корректировщик на многие километры объявляет: «Вот он я!» И на него начинается охота. Как правило, взятые в плен корректировщики (как, впрочем, и снайперы) умирают медленной и страшной смертью.

И вот долгожданный выстрел. Одновременно с ним по радиоканалу на ЛЦД передается кодированный сигнал (для этого и нужен был прибор синхронизации). Целеуказатель начинает отсчет времени. Ждать приходится довольно долго - если, например, «Мста-С» стреляет с дальности в 20 км, снаряд будет лететь больше минуты.

Сразу после выхода из ствола «Краснополь» раскрывает стабилизаторы. В верхней точке траектории включается разгонный двигатель, разблокируется и раскручивается гироскоп, выпускаются носовые аэродинамические рули и сбрасывается обтекатель оптической головки самонаведения. Начинается стадия инерциального наведения снаряда.

За 5 - 12 секунд до подлета ЛЦД подсвечивает цель, и на расстоянии в 2,5 км «Краснополь» начинает переходить в режим самонаведения.

Если целью оказывается современный танк, то, обнаружив подсветку, он мгновенно выстреливает непрозрачное для лазеров аэрозольное облако и пытается покинуть зону обстрела. Если же это укрепленная позиция боевиков, с вероятностью 90% через несколько секунд она перестанет существовать.

Боеприпасы с импульсной коррекцией («Смельчак» и «Сантиметр») ведут себя иначе. RCIC-технология предусматривает коррекцию на конечном (20 - 600 метров) участке баллистической траектории. Для этого в центральной части боеприпаса, в районе центра приложения аэродинамических сил (центра давления), перпендикулярно оси снаряда расположены сопла пороховых реактивных двигателей - два у «Смельчака» и четыре у «Сантиметра».

Двигатели импульсные. При включении полностью выгорает один пороховой двигатель, которых у «Смельчака» по три, а у «Сантиметра» по два на сопло. Так как снаряды вращаются в полете, коррекция траектории несколькими импульсами достигается.

Плюсы и минусы

У каждой технологии свои достоинства и недостатки. Для простоты и наглядности сравнения остановимся на двух равноценных 152-мм снарядах «Краснополь» и «Сантиметр».

«Краснополь» позволяет вести стрельбу на более значительные расстояния (20 км против 15 км). Сказывается наличие разгонного реактивного двигателя. Зато «Сантиметр» позволяет стрелять прямой наводкой на 800 метров, а у «Краснополя» минимальная дальность - 4 км. Впрочем, применять дорогостоящие высокоточные боеприпасы для стрельбы прямой наводкой расточительно и в общем-то бессмысленно, когда можно обойтись обычными снарядами.

При выходе из строя системы коррекции «Краснополя», летящего на значительном участке траектории в режиме планирования, снаряд значительно отклоняется от цели. «Сантиметр» при том же раскладе ведет себя как обычный неуправляемый снаряд.

«Краснополь» начинает плавную коррекцию траектории за 2,5 км до цели и обладает большими возможностями маневра, чем «Сантиметр», начинающий коррекцию с 600 метров. Иначе говоря, артсистема с «Сантиметром» вынуждена стрелять точнее. Если еще проще, то стрельба «Краснополем» ведется без пристрелки, а для вероятности поражения «Сантиметром» величиной 0,9 настоятельно рекомендуется выпустить по району целей 1 - 2 пристрелочных снаряда.

У этих особенностей обоих снарядов есть и «оборотная сторона медали» - корректировщик «Краснополя» вынужден подсвечивать цель от 5 до 12 секунд, а «Сантиметра» - от одной до трех, чем сильно повышает свои шансы на выживание. Плавное и непрерывное подруливание «Краснополя» обеспечивает ему более значительную точность попадания, чем у импульсного «Сантиметра».

Теоретически «Краснополь» может попасть в точку. Он представляет собой сложное устройство с прецизионной механикой (своего рода «швейцарскими часами», которые нуждаются в ручной настройке). В «Сантиметре» же нет практически никакой механики, технология рассчитана на роботизированное производство, что делает его в 2 - 3 раза дешевле.

К тому же более простое устройство упрощает жизнь артиллеристам. Действия заряжающего при использовании «Краснополя» мы уже описали. А с «Сантиметром» ему нужно выполнить всего два действия: выставить на бортовых часах время начала самонаведения (обычно 3 секунды до подлета к цели) и переключить взрыватель в режим «Мгновенно» («Замедленно» установлено по умолчанию).

Еще одно преимущество «Сантиметра» - залповая стрельба. «Краснополи» из-за планирования подлетают к цели неравномерно, и дым от взрывов первого снаряда, как правило, мешает лазерному целеуказанию для последующих снарядов. «Сантиметры» при залпе 3 - 6 орудий достигают цели почти одновременно.

Что дальше?

Как видите, артиллерийское управляемое оружие находится в самом начале пути развития. Время подготовки к выстрелу столь велико, что танк просто-напросто успеет уехать, пока корректировщик будет разбираться с баллистическими таблицами, а заряжающий - орудовать отвертками и ключами. К тому же производители не рекомендуют стрелять по целям, движущимися быстрее 30 км/ч. А вот против незаконных вооруженных формирований бандитов и террористов эти снаряды работают отлично: «Сантиметр» и «Смельчак» хорошо зарекомендовали себя в Афганистане, а в Чечне к ним присоединился и «Краснополь».

Перспективы развития подобных боеприпасов просматриваются все отчетливее. Производитель корректируемых снарядов готов дооснастить своей системой танковые орудия, а также доработать авиационные комплексы неуправляемых ракет С-8, С-13, С-24 и бомбы ОФАБ 100-120 корректирующими блоками.

В идеале же подобные комплексы должны быть полностью автоматизированными, чтобы героическая специальность корректировщика ушла в прошлое, разыскивали и подсвечивали цели беспилотные аппараты, а предварительные установки вводились в снаряды компьютерным способом.