О жизни в детдоме Миша говорит неохотно: «Ничего хорошего там не было». Но еще в Дербенте Миша решил стать военным. Он часто смотрел фильмы о войне, восхищался отвагой людей в погонах. Подвиги офицеров-героев запали ему в душу. Любимые фильмы «В бой идут одни старики», «Офицеры» он, затаив дыхание, мог смотреть по многу раз.

В 12 лет Миша сбежал из детского дома... на войну.

...Он смутно представлял, как добираться до Чечни. На вокзале встретил лейтенанта милиции и чистосердечно во всем признался. Тот привез домой, накормил, оставил переночевать. А утром, понимая, что настроен мальчишка решительно и отговаривать бесполезно, посадил на поезд: «Ты только запомни, если тебе будет плохо - возвращайся и найди меня. Я тебе помогу», - коротко напутствовал беглеца.

И помчал Мишу поезд в полную неизвестности, жестокую взрослую жизнь...

Первая чеченская кампания только начиналась. Шли жестокие бои. В один из дней в Ульяновском полку ВДВ, дислоцировавшемся под Ханкалой, появился грязный и голодный мальчишка с горящими глазами и с твердым намерением стать военным и бить боевиков. Солдаты, полные понимания и сочувствия, долгое время делили с ним свою пайку и прятали незадачливого «новобранца» от ротного. А когда Миша все-таки попался тому на глаза, прятали уже от инспекций...

Не поднялась у них рука упрямого и смышленого мальчишку выгнать из части и вернуть в детдом. С другой стороны, понимали: все равно он сбежит. Михаила признали сыном полка, выдали ему камуфляж, поставили на довольствие. И он впервые почувствовал себя нужным и счастливым...

Бойцы оберегали мальчишку, старались не загружать работой. Тем более не могло идти речи об участии в спецоперациях. Но Миша задолго до выезда залезал в БТР и прятался за ящиками с боеприпасами. И только когда группа отъезжала далеко от места дислокации, он высовывался из своего укрытия. Любопытство брало верх над страхом. А желание быть в гуще событий, оказаться полезным и помочь своим товарищам звало на передовую.

...Однажды десантники отправились за питьевой водой в Аргун. По этой дороге ездили десятки раз. Здесь было известно все в мельчайших деталях, и казалось, ничего случиться не может. Но в тот раз их машину обстреляли. Мишу с пулевыми ранениями в голень и бедро срочно эвакуировали во Владикавказ. Однако госпиталь не принял раненого: вроде и ребенок, но уже боец, вроде и солдат, но даже не рядовой. Мишу переправили в детскую больницу. Собрав консилиум, врачи решили, что ногу придется ампутировать: была сильно раздроблена кость. И только один хирург (Миша, к сожалению, не помнит его имени) взялся спасти ногу.

Курс реабилитации Миша проходил в санатории «Юность» во Владикавказе. Долго восстанавливал силы, заново учился ходить. И все-таки встал на обе ноги.

Главный врач санатория собирался по окончании лечения отправить Дубровского в детский дом. Узнав об этом, Миша опять сбежал...

Надев свою форму с шевроном Воздушно-десантных войск на рукаве, шел он в раздумьях, не зная, что дальше делать. На юного вояку обратили внимание молодые парни, которые, как оказалось, тоже были десантниками и только вернулись из Чечни. Поделился с ними Михаил своими бедами, и посоветовали ребята идти в военкомат. Для солидности снабдили запиской, в которой просили от лица всех десантников Чечни устроить мальчишку в какую-нибудь воинскую часть 58-й армии.

Дубровского выслушали, поняли и помогли. Уже на следующий день Миша стал воспитанником оркестра мотострелкового полка. Вскоре он уже неплохо играл на трубе.

...Через полгода Мишу перевели в батальон. Он воспринял это как заслуженное повышение и был очень этим горд. А на следующий день их направили в Чечню, в Ачхой-Мартан. Так для Миши началась вторая чеченская кампания... А вскоре и вторая засада.

Их машина была буквально залита кровью погибших и раненых. Михаилу повезло - только одна из пуль по касательной задела спину. Но тогда ему, 16-летнему мальчишке, действительно стало страшно... Долго на БТРы смотреть не мог, сразу все всплывало перед глазами.

Вернувшись из Чечни, Миша стал замкомандира взвода. Ему было присвоено звание сержанта. А через 4 месяца Миша подал документы в Новосибирский военный институт.

Командующий 58-й армией генерал-лейтенант В. Герасимов обратился к начальнику Новосибирского военного института с просьбой, учитывая необычную ситуацию и заслуги Михаила, принять его, несмотря на заключения медкомиссии. Генерал-майор Владимир Егоркин не отказал.

Так Миша стал курсантом разведывательного факультета престижного военного вуза, после окончания которого мечтает вернуться в 58-ю армию. В свой родной мотострелковый полк. Но теперь уже офицером.