Автографы войны

Таисия Тимофеевна никогда не забудет самое страшное в ее жизни зарево - горел Клин. Город, где она училась, откуда она добровольно отправилась в этот свой нелегкий путь.

Пожарище вызвал сбитый советский самолет, не долетевший до аэродрома. В глубокой вышине зловеще гудели десятки вражеских бомбардеров, которые летели на Москву. Красные отсветы огня ложились на лес, где укрывался их отряд. Впоследствии попав в освобожденный Клин, Балыбердина поразилась обилию германского транспорта. В ту первую военную зиму выдались изрядные морозы, шкала градусника опускалась до 42. Немцы, отступая, не могли завести машины и в панике побросали технику на улицах города.

Зияла пустыми глазницами выбитых окон почта, у рынка лежала лошадка с оторванной ногой. Незнакомый, чужой город, исковерканный вторжением.

Тогда «катюши» дали свой первый залп - враг повернулся назад. Долгая, изматывающая война, но «катюши» каждый раз оповещали о наших победах. А победа под Москвой - первая в их перечне.

Во время боев на Высоковском направлении Балыбердина была ранена, осколок перебил легочную артерию. Она все время спасала других, но попала в полон ранения сама. Даже это не испугало, не остановило ее, Балыбердина участвовала в обороне Сталинграда.

К тому моменту она попала в пехоту. Говорит, а что такое пехота? Идешь-идешь, и все идти охота. Двадцать с лишним километров в день. Вокруг бои, бои, бои. Немец отступает, взяли укрепленный рубеж. На ночлег ложишься под любую кочку, под любое дерево. В дождь ли ливневый, в мороз ли лютый. Плащ-палатка не промокает, но зябнешь так, что больше двух часов на земле не проспишь.

Еще она говорит, что никогда не забудет, как горела Волга. Видимо, огонь - неизменный спутник войны. Наши «катюши» разрушили немецкие хранилища горючего, и пылающие потоки нефти стекали в великую русскую реку. Дым столбом, ничего не видно. С одного берега на другой переправляли детей, стариков, раненых. А немцы берут вилку: влево-вправо, третий снаряд обязательно попадет в цель. Люди тонули, взывали о помощи. Вода смешалась с кровью. Этого никогда не забыть!

Балыбердина прошла от Клина до Берлина долгий путь, он был наполнен болью и тревогой, радостью и надеждой. А также каждодневной работой по спасению людей. В ее жизни был даже такой удивительный случай, когда в тот момент, когда она оказывала помощь раненому, осколок попал ей в голову. Он застрял в затылочной кости, а Таисия Тимофеевна, превозмогая боль, продолжала вытаскивать с того света бойца.

Ее энтузиазм и жизнелюбие известны всем клинским школьникам. Балыбердина нарасхват. В день ей приходит по пять предложений выступить, рассказать. Она и рассказывает. О войне, о себе и читает стихи:

Чтоб доказать, кто мы такие,

Каким огнем опалены,

Нам даже справки не нужны,

Надежней шрамы боевые -

автографы самой войны.

Все меньше-меньше нас в народе,

И в городах, и на селе,

Живые памятники ходят

По отвоеванной земле.

И конечно же, не могла Таисия Тимофеевна не поведать о своих подругах - медсестрах, которые работали в медсанбатах, госпиталях:

Мы не встречали рук добрее,

И ты сама, как жизнь, добра,

Ты не волшебница, не фея,

Ты медицинская сестра.

В бою ты к раненым спешила,

Всю душу отдавала им.

Ты навсегда приворожила

Нас милосердием своим.

Ты для бойцов была

святыней:

Сиянье милого лица.

Тебе, российской героине,

Солдаты отдали сердца.

Дороги наши вспоминая,

Мы повторяем, как

Для нас ты самая родная,

Для нас ты больше,

чем сестра!

Родилась Таисия Тимофеевна в Кировской области, в деревеньке под названием Балыберцы. Отсюда и фамилия такая. В школе почти все ее одноклассники были однофамильцами. К доске, чтобы не запутаться, вызывали по имени. В школу ходили несколько километров по снежной целине. От мороза слипались ресницы. Считает, что не выросла из-за недоедания, витаминов явно не хватало. Да о чем речь - и хлеба она тогда не видела! Но, говорит, никогда не болела, даже насморка не было.

А вот то, что замуж не вышла, так это происки самой настоящей вятской ведьмы: порчу навела. Черную кошку через дом перекинула и сказала: «Не бывать!» Уж сколько ухажеров увивалось за хорошенькой миниатюрной сестричкой, сколько бойцов в благодарность за спасенные жизни руки ей целовали, ни один не стал для нее тем единственным.

Сегодня Балыбердина каждый день проходит по десять километров, ведь она, старший лейтенант медицинской службы, в душе по-прежнему пехота: «идешь-идешь, и все идти охота»...

Михаил КУЗМИНСКИЙ (фото)

Клин, Московская область

  • У Вечного огня...

  • Такой Таисия БАЛЫБЕРДИНА прошла дорогу сражений и побед