Обсуждение поправок на пленарном заседании больше всего походило на футбольный поединок игрока с вратарем, когда заранее известно, что вратарь - такой ас, что возьмет любой мяч и не пропустит гол в свои ворота. К тому же перед вратарем стояла мощная стенка из министра финансов Алексея Кудрина, его заместителя Татьяны Голиковой, председателя Комитета по бюджету Госдумы Юрия Васильева. Эта тройка отражала любые поползновения депутатов-оппозиционеров на перекраивание бюджетного пирога. Но даже если бы какое-то из предложений и прорвалось, в ход тут же пошла бы партия власти. За поправки оппозиции «Единая Россия» дружно не голосовала, но была готова тут же поддержать поправку, если на нее положительно реагировали власть имущие.

Настаивая на тех или иных поправках, депутаты от оппозиции прекрасно понимали, что их не примут, поэтому выступления были по принципу «себя показать». Не знаю, как другие народные избранники, а члены Комитета Госдумы по науке и образованию об образовании как таковом практически не вспоминали. Михаил Заполев побеспокоился о сельском хозяйстве, предложив добавить ему в бюджете 11 миллиардов. Олег Смолин внес предложение дать миллиард предприятиям и общественным организациям, использующим труд инвалидов. Иван Мельников радел за московский метрополитен, которому, как он считает, необходимо дать дополнительно средства на ремонт и развитие.

На все Кудрин и Голикова отвечали практически однотипно: дескать, это не одобрено правительством и бюджетным комитетом, это нельзя учесть, потому что надо было это делать на этапе второго чтения, на это просто нет денег...

Главная интрига третьего чтения заключалась в том, что бюджет в конце концов должен быть как можно в меньшей степени зависимым от нефтегазовых доходов.

Алексей Кудрин считает, что бюджет будущего года - это бюджет инвестиций в человека, что он поможет окончательно восстановить весь утраченный во времена перестройки и реформ объем ВВП и доведет промышленный потенциал страны до уровня 1990 года. На самом деле радоваться не приходится, ибо отставание в потенциале составляет 16 лет, а это немало.

Вполне вероятно, под инвестициями в человека Кудрин подразумевает существенное увеличение расходов на образование и здравоохранение, но оно связано в основном с нацпроектами, которые продолжатся в следующем году. Вице-спикер Госдумы РФ Владимир Пехтин пафосно заметил, что бюджет 2007 года - бюджет стратегических проектов, направленный на значительное увеличение благосостояния россиян, рост экономики и инвестиционной привлекательности, инструмент качественного планирования доходов и расходов. Все так, но, к сожалению, за красивыми цифрами нацпроектов не очень четко просматривается политика увеличения других насущных расходов на нужды образования. Но об этом никто, включая депутатов, даже радеющих за интересы образования, не говорил. Всех, похоже, устраивает даже минимальное, в полтора десятка процентов, увеличение зарплаты работников образования, отнесенное на осень 2007 года. Как говорят специалисты, поставленная Владимиром Путиным задача увеличения зарплаты бюджетников в полтора раза весьма парадоксально стала существенным тормозом для более энергичных темпов ее роста. Финансисты поставили полуторное увеличение как высшую черту, за которую можно не подниматься, даже если деньги у государства на то появятся, и чуть что прикрываются поручением Президента РФ.

Как ни крути, а в принципе принятие бюджета - дело архиважное. Это как в семье, которая должна знать, сколько денег можно потратить, сколько отложить, а сколько отнести к карманным запасам. С карманными запасами, то бишь со Стабилизационным фондом, у нас дела обстоят лучше некуда, он просто пухнет от денег, которые должны обеспечить счастливую жизнь будущим поколениям. Но оппозиционно настроенные депутаты относятся к фонду как к заначке, подобно той, которую ревнивая жена всегда стремится найти и отобрать. Депутаты традиционно призывают распечатать всероссийскую копилку и потратить накопленное на те или иные нужды. Нужд, к слову, и в самом деле хватает. Например, неплохо было бы отстегнуть школам на устройство нормального водопровода и канализации, не то будущие поколения так и привыкнут к выгребным ямам и бочкам с водой, а это явно не будет способствовать движению в ногу с современной цивилизацией. Ведь инновации на такой унавоженной естественным путем земле навряд ли прорастут, а информационные технологии навряд ли приживутся в обстановке, когда на дворе ХVIII век, а в школе ХХI. Дистанцию в три столетия без соответствующих бюджетных вливаний не преодолеть.

Если же водопровод и канализация не покажутся политикам и экономистам соответствующими высоким категориям Стабфонда, то можно было бы заимствовать малую толику от запасенных триллионов на увеличение фонда оплаты труда работников образования и введение отраслевой системы оплаты труда. Тогда бы и качества преподавания можно было бы потребовать.

Но министр финансов Алексей Кудрин в который раз терпеливо объяснил депутатам, что деньги из Стабфонда брать нельзя, иначе грянет еще более высокая инфляция. Ему пришлось несколько раз повторять одно и то же, поскольку сразу же после принятия в третьем чтении законопроекта о бюджете-2007 пришлось распределять дополнительные доходы бюджета-2006. Доходы те получены не в результате интенсивной и выгодной работы отраслей (хотя рост экономики составил 6,5-6,7 процента вместо запланированных 6), а в результате того, что, как всегда, в бюджете были занижены доходы от продажи нефти и газа: цена нефти предусматривалась как 40 долларов за баррель, а на самом деле была 62-63 доллара. Разница и дала существенный прирост бюджетных доходов.

Как всегда бывает на обсуждениях такого рода, возникла бурная дискуссия, стоит или нет отправлять такие значительные средства в Стабилизационный фонд. Особенно активно за расходование накоплений выступал Сергей Глазьев. Суть дела заключается в том, что средства Стабфонда размещены в ценных бумагах в зарубежных странах и помогают-де тем в росте экономического благосостояния. Кроме того, рост Стабфонда составляет всего 6 процентов в год, а инфляция доходит до 10 процентов, в результате, утверждали депутаты-оппозиционеры, огромные деньги лежат мертвым грузом. На это Алексей Кудрин парировал тем, что вложение денег Стабфонда в российскую экономику лишь ускорит рост инфляции в значительных размерах. Так ни о чем не договорившись, депутаты большинством голосов приняли все предложения правительства, поддержанные думским бюджетным комитетом. Надежда на то, что жить станем зажиточнее, пока осталась надеждой. Правда, минимальный размер оплаты труда в 2007 году поднимется до 2000 рублей, но, как это повлияет на рост заработной платы бюджетников, пока не ясно: средств на такое повышение в бюджете пока не предусмотрено, поэтому, видимо, учитывать возросший минимальный размер оплаты труда станут в отраслях внебюджетных, то есть учителям от этого роста МРОТ ни холодно ни жарко.

Информация к сведению

Федеральный бюджет 2007 года характеризуется следующими цифрами:

Объем ВВП - 31 триллион 220 миллиардов рублей.

Расходы - 5 триллионов 463,5 миллиарда рублей.

Доходы - 6 триллионов 965,3 миллиарда рублей.

Профицит - 1 триллион 501,8 миллиарда рублей.

Планируемый уровень инфляции - 6,5-8 процентов.

В 2006 году доходы федерального бюджета, не связанные с продажей нефти, составили 48,2 процента. В 2007 году, как ожидается, - 54,3 процента.

Всего в 2006 году будет получено дополнительных доходов на сумму 1,124 триллиона рублей.

816 миллиардов будут отправлены в Стабфонд.

160,9 миллиарда - на увеличение расходов бюджета 2006 года.

Из 160,9 миллиарда рублей 43,6 миллиарда будут потрачены на поддержку регионов, 14,5 миллиарда - на нацпроекты.

Из 307,8 миллиарда рублей более 136 миллиардов будут отправлены на финансирование расходов 2007 года.