Москва

Андрей ФУРСЕНКО, министр образования и науки РФ:

- Этот вопрос обсуждался неоднократно. Мы очень много говорили о критериях, которые должны лежать в основе президентского конкурса лучших учителей на получение денежного поощрения. Эти критерии должны учитывать все аспекты деятельности учителя. И если оказывается, что педагог, победивший на конкурсе «Учитель года», не удовлетворяет этим критериям, ответа может быть два. Либо критерии неправильные, поэтому мы серьезно обсуждали, что надо поменять в них. Либо учитель не является лучшим. И считаем, что 10 тысяч человек - это достаточно большая выборка, учитель года страны должен оказаться среди этих 10 тысяч.

Если же говорить непосредственно о конкурсных процедурах, то, с одной стороны, мы должны делать так, чтобы бумаги не заполнялись ради бумаг. С другой стороны, определенная формализация - вещь абсолютно необходимая. Это касается любых сторон нашей деятельности. Мы уходим от тех времен, когда решения принимались по желанию того или иного начальника, того или иного эксперта. Существуют формальные требования. Очень важно, чтобы и учителя, и директора школ учились заполнять бумаги и не рассматривали это как тяжелую, неприятную обязанность. Ведь мы не считаем получение диплома после окончания вуза или защиту диссертации тяжелой обязанностью, хотя в этом случае тоже требуется писать бумаги, которые подчиняются формальным требованиям. Но мы знаем, что когда пишем эти «бумаги», то решаем очень важную задачу: упорядочиваем свои мысли, свое представление о том, как должен идти процесс, как мы воспринимаем самих себя. Я предлагаю относиться к формальным процедурам с должным уважением. А то что в ряде случаев бумаги не продуманы - это недостаток, который мы будем исправлять.

Ирина ЧЕЧЕЛЬ, первый проректор Академии повышения квалификации и переподготовки работников образования РФ:

- В конкурсе «Учитель года России» появилось новое правило: участниками финала могут стать только те, кто победил в нацпроекте. В состязании «Учитель года» принимают участие примерно 600 тысяч учителей страны ежегодно. Это мощное движение. А выбираем мы в конечном итоге только пятнадцать лауреатов и одного учителя года. На одного победителя приходится большое количество массовых участников.

В национальном проекте мы награждаем 10 тысяч учителей. В первый год в президентском конкурсе приняли участие где-то 20 тысяч учителей. Возникает вопрос: почему так мало? И почему те, кто победил в конкурсе «Учитель года», в ряде регионов не подали заявку на президентский грант? Когда мы разговаривали с региональными руководителями, очень многие рассказали, что была такая тенденция: учителя года просто не подавали документы на другой конкурс, чтобы дать возможность другим получить это поощрение. Это чисто организационные накладки этого года. И наша задача на сегодня - объяснить всем, что тот, кто стал учителем года, должен подтвердить свой профессионализм в рамках конкурса ПНП «Образование».

Игорь РЕМОРЕНКО, заместитель директора Департамента государственной политики и нормативно-правового регулирования в сфере образования Минобрнауки РФ:

- Спрашивают: будут ли в 2007 году участвовать в конкурсах для инновационных школ коррекционные учреждения? Вряд ли критерии для общеобразовательных школ подходят для коррекционных. Не думаю, что мы сейчас в состоянии сделать такой механизм отбора на федеральном уровне. Очень трудно в одну конкурентную ситуацию поставить и общеобразовательные учреждения, и коррекционные. Возможно, проблема разрешима на региональном уровне, за счет регионального софинансирования.

Омск

Татьяна ХОДЖЕР, директор авторской экспериментальной школы №155:

- Я директор школы, поэтому пакет документов, представленных для реализации национального проекта «Образование», прочитала очень внимательно. Следила и за дискуссией, развернутой в СМИ. Сразу возникло много вопросов, которые в ходе осмысления проекта оформились в отношение к проблемам и способам их решения.

Данный проект впервые на федеральном уровне (а точнее, на президентском) закрепляет финансовую поддержку лучших педагогов и лучших школ. Такая позиция, на мой взгляд, приведет к развитию инновационных процессов, улучшающих продуктивность деятельности образовательных учреждений. Но это произойдет только в том случае, если будет более весомой социальная значимость проекта. Я считаю очень важным, принципиальным моментом в реализации идей национального проекта то, что победителей его отбирали и общественные организации. Нельзя допускать, чтобы школа была закрытой для общества системой.

Большим плюсом стало и то, что решение о проведении конкурса и подведение итогов его, получение школами и учителями премий не растянулось во времени. Я увидела в этом официальное признание государством заслуг лучших. Изменилась и сама оценка эффективности образовательной деятельности. Критерии, предложенные для оценивания победителей, все-таки оказались продуктивными. Будет жаль, если эти меры по повышению статуса российских учителей и школ дальше не получат своего развития. Во многом это зависит от позиции региональных властей.

И еще один момент, который тревожит меня более всего. Я директор не-государственной школы (орфография сознательно искажена мной). Любая школа, независимо от организационно-правовой формы, не может быть вне государства. Частные школы учат детей российских граждан, часто решая те проблемы, с которыми муниципальные школы справиться не могут. Но в который уже раз мы вне закона, вне конкурса. Вернее, участвовать в конкурсе можем, а вот можем ли получать деньги - большой вопрос. Наличие частных образовательных учреждений - признак развитых экономических отношений. Отношение к частным школам надо в корне изменить.

Великий Новгород

Светлана ТОКАРЕВА, директор гимназии №2:

- Критерии конкурса на лучшую школу в большинстве своем были справедливыми. Но по некоторым из них в неравных условиях оказались городские и сельские школы, школы с разной наполняемостью. Например, возьмем такой показатель, как количество компьютеров, приходящихся на одного ученика. Если в маленькой сельской школе на пять человек может быть один компьютер, то в школе, где учатся 1000 человек, такого показателя добиться невозможно! Или критерий «средний балл по ЕГЭ» - в школе, где выпускается единственный 11-й класс, и в школе, где шесть 11-х классов, он будет, несомненно, разным, так как большее количество учеников предполагает больший разброс уровня их знаний. Нужно уменьшить количество мелких критериев и оставить крупные, которые могут быть отнесены к каждому учебному заведению. Главное же нарекание - много бумаготворчества. Так, сбор рекомендаций вызвал просто комическую ситуацию: одна школа собрала пять рекомендаций, другая решила собрать десять... Одна догадалась взять рекомендации не только от методического центра, комитета по образованию, но и от школьного родительского комитета, другая не догадалась... Так мы дойдем до того, что от каждого ученика станем рекомендации собирать?

Наталья АРЕФЬЕВА, преподаватель истории гимназии №1:

- Конкурс на лучшего учителя ставил критерием процент учащихся, занятых на дополнительных и внеурочных занятиях. У меня этот показатель высок, потому что я учу всю школу. А педагог, у которого уроки идут только в одной трети классов, не будет иметь такого процента, и это несправедливо. Процент этот нужно считать от числа занимающихся у конкретного педагога. Формально подошли также к критериям раздела «учитель как классный руководитель». Такой критерий, как посещаемость, конечно, в чем-то логичен, так как обязывает классного руководителя следить за здоровьем детей, но все же обоснованно вызывает претензии! Вообще в этом разделе требуется больше критериев, чем те два-три, которые были предложены. Возможно, работу классного руководителя должны оценивать и сами ученики путем анкетирования.

От редакции

Большинство учителей и директоров школ, приславших свои отклики в «УГ», говорили о положительных результатах конкурсов в рамках нацпроекта «Образование» и об объективности и прозрачности существующих критериев отбора. Поэтому разумнее всего оставить без изменений критерии конкурсных отборов лучших учителей, инновационных школ и вузов, а также существующую нормативно-правовую базу, регулирующую проведение конкурсов. Хочется отметить, что все пожелания касались в основном процедур проведения конкурсов, а не самих критериев как таковых, поэтому назрела насущная потребность в подготовке Минобрнауки России инструктивного письма, разъясняющего и уточняющего некоторые процедуры конкурсного отбора. Так, в отборе инновационных школ не совсем ясными остались вопросы о допустимости установления в регионах квот на число победителей от муниципальных территорий, об условиях участия в конкурсе и получении президентской премии негосударственными и ведомственными общеобразовательными учреждениями. Кроме того, требуется разъяснить, могут ли участвовать в конкурсе 2007 года школы-победительницы 2006 года, а также усилить критериальные требования отбора в части обязательного предъявления на конкурс школами инновационных образовательных программ, а не просто программ развития общеобразовательного учреждения. Необходимо также еще раз уточнить перечень тех документов, которые подаются общеобразовательными учреждениями в целях минимизации конкурсной документации. Ведь практически каждый второй участник нашей общественной экспертизы писал: «утонули в бумажной волоките, сократите необходимую документацию». В то же время оказалось, что количество требуемых на федеральном уровне документов и бумаг совсем невелико. Зато местные власти во многих регионах доводили количество требуемых бумаг до абсурда. Вместо пяти документов учителям приходилось собирать до 30 различных бумаг. Поэтому так важно привести всю документацию - федеральную и региональную - к единому знаменателю, несколько поумерив пыл местных властей.

В планируемом инструктивном письме относительно отбора лучших учителей необходимо также уточнить вопрос использования экспертов и консультантов по проблемам общего образования при проведении общественных экспертиз, а также возможность участия в конкурсе преподавателей (такова запись в трудовой книжке), работающих в учреждениях НПО и СПО. Надо четко определить возможность участия в конкурсе директоров и завучей, ведущих преподавательскую работу по общеобразовательным предметам.

Один из важных моментов - сроки проведения конкурсов. Их нельзя затягивать. Больше всего нареканий вызвали процедуры отбора талантливой молодежи, поэтому, скорее всего, необходима корректировка текста рекомендаций к «Правилам присуждения премий для талантливой молодежи» с учетом опыта реализации конкурса в 2006 году, а также пересмотр «Перечня олимпиад и иных конкурсных мероприятий», по итогам которых присуждаются премии для поддержки талантливой молодежи на 2007 год. Необходимо сократить количество этих мероприятий и за счет этого увеличить региональные квоты.

P.S. «Учительская газета» благодарит всех наших читателей, принявших участие в «Общественной экспертизе».