C середины пятидесятых годов студенты МФТИ стали проводить факультативные занятия в школах Москвы и области. В 1963 году физтехи, летом работавшие вожатыми в «Орленке», сумели увлечь наукой своих подопечных и договорились переписываться с ними даже зимой. Студенты выслали школьникам несколько заданий, получили тетрадки с решениями, в ответных письмах проанализировали ошибки ребят... Желающих дистанционно приобретать дополнительные знания по физике и математике становилось все больше. И в июле 1966 года Совет министров РСФСР отдал распоряжение об организации при МФТИ заочной физико-технической школы (ЗФТШ). Сейчас она называется федеральной школой - ФЗФТШ и находится в ведении Федерального агентства по образованию.

Заочная школа при Физтехе - не первая в своем роде. «Первопроходцем» дистанционного образования была Заочная математическая школа при МГУ (она старше ЗФТШ на три года). Но там обучали только математике, а школа при МФТИ сумела распространить на учеников знаменитую «систему Физтеха» - одновременное углубленное изучение математики и физики. Появление ЗФТШ стало частью общего стремления к «профилизации» среднего образования. В шестидесятые годы стали возникать первые спецшколы и даже интернаты для одаренных детей («колмогоровский» в Москве, «лаврентьевский» в Новосибирске). Но не все талантливые школьники живут в крупных городах, и не все деревенские самородки могут в двенадцать-тринадцать лет уехать от родителей в общежитие интерната. Заочная же школа позволяет получать дополнительное образование, не выезжая из родного села или городка, а значит, не только избавляет ученика от дополнительных затрат и хлопот, но и смягчает опасность «утечки мозгов» из региона. Только 16,5 процента выпускников ФЗФТШ поступают в Физтех, остальные остаются на местах и становятся студентами ведущих региональных вузов. Как говорит ректор МФТИ член-корреспондент РАН Николай Кудрявцев, «мы работаем на всю Россию».

В первый же год в новой школе захотели учиться свыше восьмисот человек. Один благодарный школьник из Магаданской области ухитрился размножить афишу на ротапринте в трехстах экземплярах и выслал их в адрес ЗФТШ вместе с тетрадкой с решенными задачами. Надо ли объяснять, какой это был дорогой подарок для школы в ту «бесксероксную», «бессканерную» и «беспринтерную» эпоху? Однако окончить двухлетний курс смогли только 150 человек. Учеба в заочной школе - непростое испытание на работоспособность и самодисциплину.

- Я училась в ЗФТШ в семидесятые годы, - рассказывала на торжественном заседании ученого совета МФТИ, посвященном сорокалетию школы, Инна Биленкина, заместитель руководителя Федерального агентства по инновациям в науке. - Не раз проклинала себя за то, что туда поступила. Это была большая нагрузка: проработать методичку, успеть вовремя выполнить и отослать решения заданий по физике и математике... Но вы знаете, я уже потом поняла, как это важно для школьника - научиться себя организовывать! Сейчас в школе занимаются около пятнадцати тысяч человек. Из них тридцать девять процентов - заочники, ученики восьмых - одиннадцатых классов. Три процента учатся на очном отделении (вечерних занятиях для школьников). Пятьдесят восемь процентов - «очно-заочные» ученики (они занимаются на факультативах по математике и физике под руководством учителей, которым ФЗФТШ высылает свои программы и учебно-методические материалы). Летом учителей приглашают на курсы повышения квалификации, которые проводятся на базе МФТИ.

Задания для заочной школы пишут педагоги Физтеха, сотрудники общеинститутских кафедр общей физики и высшей математики. Публикуются они в специальных афишах и в журналах, а также на сайте школы www.school.mipt.ru. Правда, сайтом сейчас регулярно пользуется всего пятая часть юных учеников ФЗФТШ, а учителя, как говорит бессменный директор школы Тамара Чугунова, «еще менее интерактивны». Тамара Алексеевна возлагает надежды на грядущую компьютеризацию школ и подключение к интернету. За их ходом директор ФЗФТШ внимательно следит по публикациям «Учительской газеты», которую выписывает больше тридцати лет.

- Как хорошо, что вы опубликовали список трех тысяч лучших школ России, - говорит Тамара Алексеевна. - Мы обязательно вышлем в их адрес наши афиши. И всем учителям года по физике, математике и информатике тоже пошлем.

ФЗФТШ не торопится полностью переходить на электронное общение: задания и тетрадки с решениями летают по стране в обычных почтовых конвертах. Только для иностранных школьников делается исключение. Например, ученику из Молдавии, который не надеется на скорость и верность обычной почты, разрешено присылать решения заданий по почте электронной. В ФЗФТШ занимаются 1803 человека из ближнего зарубежья (из них 1588 учатся в киевском филиале школы) и 10 из дальнего - Греции, Германии, США, Канады, Израиля. Кстати, только иностранцы оплачивают свое обучение в этой школе. Для граждан Российской Федерации оно бесплатное.

«Заочные» тетрадки всегда проверяли студенты и аспиранты (для последних это часть обязательной педагогической практики). Лишь с 1990 года за это стали хоть немного приплачивать. Сейчас проверка комплекта из двух тетрадей, по математике и физике, приравнивается к одному педагогическому часу, и младшекурсник получает за это чуть меньше пятидесяти рублей, аспирант - чуть больше семидесяти. Каждый проверяющий работает с пятью - двадцатью школьниками. Восьмиклассники присылают по четыре комплекта в год, одиннадцатиклассники - по семь. Много не выручишь. Но половина (!) студентов Физтеха сама прошла через ФЗФТШ, поэтому сейчас эти ребята готовы работать в заочной школе просто из желания «отдать долг».

Студенты обычно подходят к проверке работ неформально, пишут развернутые рецензии. Иногда в них удается поупражняться в юморе, а физтехи до этого вообще большие охотники. Вот выдержки из ответов школьникам: «Уважаемый Алексей!.. Могу смело заявить: вы человек в высшей степени... мечтательный... В своих мечтаниях вы зашли так далеко, что вообразили, будто существует треугольник с углом в 180 градусов... Может быть, в свете метафизики он и существует, а вот попробуйте-ка его нарисовать. Это не проще, чем доказать теорему Ферма». Девочек, пытающихся превратить деловую переписку в личную, приходится деликатно осаживать: «Леночка! Из присланной Вами работы я понял, что Вам нравится мой почерк. Не надо задавать мне философских вопросов о любви и дружбе. Я не буду на них реагировать, пока Вы не поймете, что импульс в замкнутой системе сохраняется».