Синопский бой стал последним крупным морским сражением в истории парусного флота. Автор этой победы флотоводец Павел Нахимов встретил Крымскую войну вице-адмиралом, начальником 5-й флотской дивизии.

11 ноября эскадра во главе с Нахимовым подошла к Синопской бухте. Вражеская эскадра под командованием Осман-паши в порту Синоп готовилась принять десант, чтобы затем высадить его на российской территории.

Нахимов решил сорвать этот замысел. В его распоряжении были лишь три линейных корабля - «Императрица Мария», «Чесма», «Ростислав» и бриг «Эней». Вице-адмирал отправил быстроходный бриг в Севастополь за помощью, а сам заблокировал турецкую эскадру в Синопской бухте линейными кораблями и стал дожидаться подкрепления.

У неприятеля было явное превосходство: 7 фрегатов, 3 корвета, 2 пароходофрегата, 2 брига и 2 транспорта. На них - 510 орудий и еще 38 орудий на береговых батареях. Погода стояла бурная. Свирепствовал шторм. Турки предпочли остаться в бухте и не рисковать, вступая в бой даже с немногочисленным противником. В результате упустили шанс использовать свое превосходство.

16 ноября к нахимовской эскадре подошли линейные корабли «Париж», «Три святителя», «Великий князь Константин», фрегаты «Кагул» и «Кулевчи». Это резко изменило соотношение сил. Перед началом битвы у вице-адмирала было уже 6 линейных кораблей и 2 фрегата: 720 орудий корабельной артиллерии, 372 орудия с одного борта против 286 корабельных и береговых турецких.

Нахимов не стал ожидать подхода еще трех русских пароходофрегатов и назначил сражение на 18 ноября. К полудню русская эскадра в строю двух кильватерных колонн сблизилась с врагом, прорвалась сквозь заградительный огонь, встала на якорь и открыла сокрушительный ответный огонь.

Сражение продолжалось около четырех часов. Во время боя Нахимов находился на капитанском мостике флагманского корабля «Императрица Мария» и хладнокровно наблюдал за действиями эскадры. Этот корабль получил 60 пробоин и другие повреждения, но артогнем зажег флагманский корабль турок «Ауни Аллах». Затем «Мария» уничтожила еще и турецкий фрегат.

Русские линейные 120-пушечные корабли «Великий князь Константин» и «Париж» были вооружены новейшими бомбическими орудиями, которые во многом и решили исход сражения. В распоряжении Нахимова было 76 бомбических пушек против двух аналогичных турецких. Героем Синопского сражения стал «Париж». Огнем артиллерии он поразил три турецких судна и уничтожил одну береговую батарею.

Зримо представить исход Синопского сражения помогают строки воспоминаний А.И. Барятинского: «Большая часть города горела, древние зубчатые стены с башнями эпохи средних веков выделялись резко на фоне моря пламени. Большинство турецких фрегатов еще горело, и когда пламя доходило до заряженных орудий, происходили сами собой выстрелы, и ядра перелетали над нами, что было очень неприятно. Мы видели, как фрегаты один за другим взлетели на воздух. Ужасно было видеть, как находившиеся на них люди бегали, метались на горящих палубах, не решаясь, вероятно, кинуться в воду. Некоторые, было видно, сидели неподвижно и ожидали смерти с покорностью фатализма. Мы замечали стаи морских птиц и голубей, выделяющихся на багровом фоне озаренных пожаром облаков. Весь рейд и наши корабли до того ярко были освещены пожаром, что наши матросы работали над починкой судов, не нуждаясь в фонарях. В то же время весь небосклон на восток от Синопа казался совсем черным...»

Турецкие планы высадки десанта на Кавказское побережье были сорваны. Победа при Синопе стала триумфом флотоводческого таланта вице-адмирала Нахимова. Его имя приобрело широчайшую известность. Нахимов был пожалован орденом святого Георгия 2-й степени при высочайшем рескрипте императора Николая I. Это была исключительно редкая и очень высокая боевая награда, которой удостаивались только за крупные и значимые победы. Нахимов стал 95-м кавалером этого ордена и последним русским адмиралом, получившим его.

В сентябре 1854 г. при содействии 89 боевых кораблей и 300 транспортов англо-французская армия высадилась в Крыму, нанесла поражение русской армии на реке Альма и блокировала Севастополь. 13 (по новому стилю 25) сентября началась его знаменитая оборона. В осажденном городе офицеры, генералы и адмиралы в целях маскировки, чтобы не стать легкой добычей вражеских стрелков, носили простые солдатские шинели. И только вице-адмирал Нахимов каждый день появлялся на бастионах в полной форме с золотыми эполетами. Матросы и солдаты обожали его и готовы были отдать за него жизнь. Они верили: пока Нахимов с ними, город не будет сдан.

28 июня 1855 г. при объезде передовых укреплений Нахимов был смертельно ранен на Малаховом кургане и через два дня скончался.

Академик Евгений Тарле писал: «Это был очень большой человек, очень сложный и очень трагический. Трагизм положения его заключался в следующем. Он с первых дней осады, с первой бомбардировки Севастополя понял, что город спасти нельзя. Из того, что он понимал, что Севастополь погибнет, он сделал для себя два вывода: во-первых, он не уйдет отсюда, он, П.С. Нахимов, погибнет вместе с Севастополем или до гибели города, или в момент его падения. Это было у него твердо решено. И, во-вторых, нельзя этого показывать. Ведь он был душой, царем и богом Севастополя».

Нахимов стал душой не только Севастополя, но и всего русского флота. Память о нем живет и поныне. С его именем взрослеют мальчишки-нахимовцы, чтобы по-нахимовски самоотверженно, мужественно и талантливо служить России под Андреевским флагом на океанских просторах.