Ныне в Подмосковье действуют 44 отряда поисковиков. Они ведут большую благородную работу - отдают последние заслуженные почести и дань благодарной памяти потомков спасителям Отечества от коричневой чумы. Поисковым отрядам удается не только обнаруживать безвестные останки бойцов, проводить их перезахоронение, но и устанавливать имена погибших. Непростая и кропотливая это работа. Порой ребятам приходится терпеливо перебирать, разминая в ладонях, комья земли в поисках того, что может вернуть имя еще одному неизвестному герою, отдавшему жизнь за Родину...

То, что обширные площади в западных районах Подмосковья буквально усыпаны костями русских и немецких воинов, - не новость. По официальным источникам, потери Советского Союза и Германии в битве за Москву превышали полмиллиона человек с каждой стороны. Например, только в Рузском районе, где три года шли поисковые работы в районе реки Озерны, погибли 5000 русских солдат и офицеров. Там производило раскопки и поиск останков бойцов и командиров 78-й стрелковой дивизии генерала Белобородова в рамках Вахты памяти большое объединение поисковых отрядов Москвы и Московской области, в котором приняли участие около 150 человек. А во время одного из недавних выездов военно-патриотический клуб «Илья Муромец» обнаружил в Одинцовском районе Московской области крупное захоронение останков немецких военнослужащих.

Несмотря на целеустремленность, поисковым отрядам Подмосковья все сложнее найти спонтанные захоронения времен войны. Чаще всего возможные места расположения братских могил подсказывают местные жители, порой благодаря архивным данным становится точно известно место боя и номера сражавшихся с врагом воинских частей, что также помогает идентифицировать найденные останки.

- В прошлом году военно-патриотический клуб «Илья Муромец» нашел останки красноармейца Хомякова из Курской области. Его смертный медальон не сохранился полностью. Оказалось, что уроженцев Курской области по фамилии Хомяков насчитывается несколько десятков. Нам помогло совпадение: узнали номер воевавшей в этих местах части Красной Армии, в котором, как оказалось, служил только один Хомяков - Михаил Васильевич, - рассказывал заместитель командира ВПК «Илья Муромец», полковник запаса Алексей Ситников. - Сейчас мы стараемся найти его родственников, сообщить о месте гибели и захоронения близкого человека.

По словам руководителя поискового отряда «Фронт» Вадима Шуликова, в случаях установления личности погибших красноармейцев их уже не считают пропавшими без вести, поэтому официальное уведомление о смерти военнослужащего дает право на определенные льготы его родственникам. Хотя, конечно же, основным мотивом настойчивой работы поисковиков является желание по-человечески захоронить защитников Родины и таким образом выразить свое преклонение перед их мужеством, героизмом, подвигами во имя Родины.

На пути успешной работы патриотических клубов и поисковых отрядов России есть несколько преград. Во-первых, финансирование деятельности отрядов не определено, поэтому поиск его источников ложится на плечи их руководителей. Во-вторых, действия поисковых отрядов четко не спланированы, нередко они не контактируют друг с другом, что не на пользу общему делу. Только недавно «легализацией» военно-патриотических клубов начало заниматься Министерство обороны. В то же время наравне с легальными поисковиками по всей стране работают «черные копатели», или «неформалы» поисковой работы, которые, как правило, преследуют корыстные цели. Они собирают ценные следы войны и гражданской жизни прошлых лет - монеты, оружие, именные вещи, раскапывают немецкие захоронения для того, чтобы за денежное вознаграждение передать в Германию прах немецких солдат и офицеров их родственникам.У нормальных поисковиков эти «гробокопатели» вызывают презрение. Кроме личной наживы, их мало что интересует.

Для многих клубов и патриотических объединений молодежи поисковая работа - пусть важный, но не единственной вид деятельности. В них большое внимание уделяется духовному, нравственному воспитанию детей, подготовке их к последующей взрослой жизни. Ребята активно занимаются туризмом, начальной военной подготовкой, у кого-то за плечами несколько парашютных прыжков.

- В прошлом году при призыве в армию в Одинцовском районе лишь один юноша отказался от отсрочек и добровольно пришел на призывной пункт. Он - из числа ребят, посещавших наш поисковый клуб. Это, считаю, тоже результат нашей патриотической воспитательной работы. Большинство из наших ребят не пугает армейская служба, о которой сейчас в обществе сложилось не самое хорошее мнение», - рассказывал командир военно-патриотического клуба «Илья Муромец», полковник запаса, участник боевых действий в Афганистане, Леонид Мельников.

Поисками незахороненных останков советских солдат ребята из клуба «Илья Муромец» занимаются исключительно в свободное от учебы и работы время, по выходным. Как признаются они, осень - не самый подходящий для поисков сезон. Легче всего работать весной, когда нет еще высокой травы и верхнего сплетенного корнями слоя дерна.

- Зато осенью земля подсыхает, так что работается в охотку, - говорит поисковик Роман Прокопенко.

Недавно военно-патриотический клуб «Илья Муромец» выехал на работу в район деревни Локотня Одинцовского района. Она расположена вдоль шоссе, по которому в 1941 г. продвигался на Москву 9-й армейский корпус вермахта под командованием генерала Гейера. 65 лет назад в конце октября 1941 года там увязла в боях 78-я немецкая пехотная дивизия из Вюртемберга, встретив ожесточенное сопротивление подразделений 144-й стрелковой дивизии

5-й армии Западного фронта генерала Л.А. Говорова. Локотня несколько раз переходила из рук в руки. Бои за нее и наши бойцы, и немцы вспоминали, как один из самых «жарких».

Хотя там есть места, где едва ли не на каждом квадратном метре земли можно найти следы боевых действий, поисковики тщательно выбирают место раскопок. Для опытных поисковиков место, где покоятся останки павших воинов, подсказывают следы - воронки от взрыва снаряда или авиабомбы, рыхлая земля, пустоты, найденные «щупом» - заостренной пикой, характерный писк металлоискателя. Очень часто при раскопках отряд делится на отдельные группы, чтобы быстрее и качественнее выполнять работу. В тот раз было решено начать копать в двух местах. Как потом оказалось, едва заметные признаки указали на два немецких блиндажа.

Уже через несколько минут после начала работ ребята подняли на поверхность гильзы, части противогазов, аккумуляторы для мотоцикла и мину без взрывателя. К середине дня в одном из блиндажей обнаружили сильно трансформировавшуюся, вероятно, от взрыва гранаты бочку, которая предположительно служила печкой. К этому моменту на дне ямы накопилось уже несколько сантиметров воды, что значительно усложнило поиски.

Неожиданно в блиндаже ребята обнаружили куски ткани, пряжку и застежку от немецкой шинели. Еще несколько сантиметров вглубь, и на поверхность извлекают человеческие кости. За работу принимаются опытные профессионалы - руководители отряда, а ребята оказывают посильную помощь: вычерпывают из ямы воду, старательно перебирают комья земли, в которых могут быть мелкие кости, части одежды и предметы небольших размеров. Через час становится ясно, что в блиндаже покоились останки пяти немецких офицеров.

- Мы намерены продолжить здесь свою работу в следующий раз, так как полагаем, что нашли братскую могилу немцев, в которой может быть до 20 человек, - делится впечатлениями Алексей Ситников. - На месте раскопок не обнаружили ни одного сапога. Это может свидетельствовать о том, что в блиндаж сразу после боя трупы немецких офицеров снесли местные жители, а сапоги сняли - не пропадать же добру! Пока, правда, не обнаружено и ни одного смертного медальона, но они обязательно там должны быть, уверен!

Уверенность Алексея основывается на том, что смертные медальоны немцев были полностью металлическими, все данные военнослужащего обязательно гравировали на них два раза, так что велика вероятность идентифицировать останки.

Любопытно, что свои медальоны немцы носили на шее, а русские - на поясе. Данные смертных медальонов красноармеец писал сам, нередко карандашом на обычной бумаге, что, к сожалению, не способствовало их сохранности. В практике поисковиков нередки случаи, когда бумажный клочок рассыпался в руках, лишая нашедшего возможности прочесть хотя бы слово. По словам Алексея Ситникова, бывало, текст данных о бойце успевали фотографировать до того момента, как бумага разрушалась. Так была установлена личность рядового Николая Рязанова, о родственниках которого удалось узнать только часть имени жены. Тем не мене благодаря кропотливой работе поисковикам удалось отыскать сына солдата. 22 июня нынешнего года он приезжал на перезахоронение своего отца.

- Мы впервые нашли немецких солдат, - прокомментировал итоги поискового дня Леонид Мельников. - Обычно о такой находке информируют поисковые отряды Германии. Если они заинтересуются, тогда останки передают другому государству. Если нет - их хоронят в России», - пояснил он.

Участвовавший в поисках Сергей Щекочихин заметил, что найти останки бойца любой из воевавших сторон - значительное событие для поисковых отрядов. Конечно, по неписаным традициям поисковиков найти останки наших бойцов и командиров важнее, чем непрошенных пришельцев. Но ведь есть и общечеловеческие нормы отношения к останкам, которыми поисковики и руководствуются. К тому же среди захоронений немцев могут оказаться и останки наших соотечественников, поэтому так важно проверять каждую горсть земли, чтобы не пропустить даже мелочь, способную указать имена погибших...