Один из участников «круглого стола», член Комитета Совета Федерации РФ по обороне и безопасности Исса Костоев, выступает за внесение изменений в Закон «О суде присяжных», которые будут способствовать более объективному рассмотрению дел:

- Я считаю, что необходимо внести изменения в Федеральный закон «О суде присяжных», касающиеся возможности передачи через Верховный суд РФ дел, подлежащих рассмотрению судом присяжных, в другие регионы для обеспечения объективности их рассмотрения. Изменения должны касаться только судов присяжных.

Суд обязан всеми возможными средствами установить истину и оглашать приговор только после установления истины. Для сегодняшнего российского общества суды присяжных - крайне тяжелый институт. Почему решение юридических вопросов должно быть отдано на откуп людям, которых выбрал компьютер, и почему они должны решать, виновен человек или нет? Присяжными ведь могут быть доярки, пенсионеры, инженеры. Почему они должны решать судьбы людей? Лично я в принципе против судов присяжных.

А еще очень часто человек, которого судят, оговаривает себя и берет на себя вину другого человека. Но в этом случае присяжные будут голосовать против него, что он виновен, и невиновный человек будет осужден. А если на скамье подсудимых, например, не русский, а человек другой национальности, а присяжные настроены категорически против него именно из-за того, что он нерусский, что же тогда? Опять потенциально невиновный человек может быть осужден. Сегодняшнее состояние судебной практики не говорит о торжестве права в нашей стране.

Поэтому и необходимо внести изменения в Закон «О суде присяжных». Было бы правильно оставить в ведении судов присяжных рассмотрение дел, не требующих определенных и особых познаний. В частности, это могут быть бытовые преступления, преступления, совершенные несовершеннолетними.

Впервые суд присяжных появился в России в 1864 году, но в 1922 году отменен. В 1991 году Президент РФ предложил вернуть суды присяжных. В 1993 году вступил в действие Закон «О суде присяжных». А не так давно «Новая газета» опубликовала открытое письмо Президенту Владимиру Путину от членов двух коллегий присяжных, которые рассматривали дело двух московских бизнесменов, обвиненных в мошенничестве и контрабанде. Присяжные пришли к выводу, что дело было инициировано конкурентами. Первый суд закончился ничем, после того как несколько присяжных заявили, что им предлагали взятки за обвинительный вердикт, говорится в письме. Второй суд оправдал подозреваемых, однако на вердикт была подана апелляция. В январе обвиняемые начали свой пятый год в заключении и предстали перед судом в третий раз.

После оправдания в ходе второго судебного процесса, жалуются в письме присяжные, «прокурор заметила, что Россия еще не готова к судам присяжных. Ну что ж, она имеет право на собственное мнение. Однако есть Конституция, а также присяжные, которые, как и мы, вовсе так не считают».

«Дорогой господин Президент, будьте добры, объясните нам, почему эта женщина-прокурор не была уволена после того, как заявила, что «присяжные освободили контрабандистов»? Или и вправду прокурор решает, является ли подсудимый виновным? Если так, то зачем мы провели восемь долгих месяцев, изучая все детали дела, и зачем мы голосовали за вердикт?»

Адвокаты и эксперты говорят, что большинство оправдательных приговоров, вынесенных присяжными, проистекают не из ренегатства коллегий, а из-за плохой подготовки следователей и из-за того, что прокуроры не привыкли к настоящему процессу. Другой фактор, как они говорят, связан с тем, что общественность, так хорошо знающая о произволе в милиции, склонна верить обвиняемым, когда те говорят, что их принудили дать признательные показания.

«До появления судов присяжных наш суд всегда был на стороне прокуратуры, - сказал Сергей Насонов, изучавший суды присяжных в качестве члена Независимого экспертно-правового совета. - Идея допустимых доказательств возникла в судебной системе только с введением суда присяжных. И прокуратура оказалась в совершенно новой ситуации: им нужно доказывать присяжным, что подсудимый виновен».

По данным фонда «Общественное мнение», только 16% россиян готовы добровольно вершить судьбы других людей, 78% от участия в коллегии присяжных предпочли бы отказаться. «Происходит это потому, что общество к судам присяжных фактически не готово, - считает Валерий Абрамкин. - Необходимо поднять статус присяжных заседателей. Нужны специальные курсы для гособвинителей, судей, простых людей, на которых можно было бы отрепетировать сценарии подобных судебных процессов. А так получается, что прокуроры не знают, как доступно рассказать коллегии о совершенном преступлении, судьи не могут адекватно оценить ответы присяжных, а сами заседатели до конца не понимают, чего от них хотят».

Впрочем, все эти аргументы представляются сторонникам судов присяжных незначительными. «Я однозначно отдаю предпочтение «народному правосудию», - заявил представитель правительства в Конституционном суде Михаил Барщевский. - И не потому, что заседатели более лояльны к подзащитным. Просто на таких процессах реально действует презумпция невиновности, о которой нередко забывают профессиональные судьи». Поддерживает эту точку зрения и другой известный адвокат - Генри Резник. «Присяжные судят по совести. У судей ее отсутствие - это профессиональная болезнь. Аргументы морали для них малозначимы, - считает Генри Резник. - Но это вовсе не означает, что присяжные слишком лояльны и поддаются красноречию адвокатов. На 95% решение коллегии зависит от допроса свидетелей. Если прокуратуре удастся представить по-настоящему весомые доказательства, никакие эмоции не помогут».

«Все доводы против присяжных заседателей еще не говорят, что институт «народных» судов в целом плох, - таково мнение ведущего научного сотрудника Института государства и права Российской академии наук Людмилы Карнузовой, - нет, проблема в отношении общества к правосудию. Пока его не научатся уважать, присяжных будут подкупать и запугивать. И с этим ничего не поделаешь».

Для сравнения, в Швеции и Германии профессионалы судят вместе с любителями. В Швеции суд присяжных действует лишь в одном виде процессов, затрагивающих свободу прессы. При правонарушениях незначительного характера, где наказание ограничивается штрафом, - вердикт выносит судья. В остальных случаях применяется смешанная система: судья плюс три народных заседателя. Голоса всех участников этой четверки равны, при счете двое «за» и двое «против» выносится наиболее мягкий приговор.

В Швеции никогда не шло даже дебатов о переходе к суду присяжных заседателей, поскольку преимущества смешанной системы очевидны: при обсуждении приговора необходим профессионал, объясняющий народным заседателям юридическую сторону вопроса, кроме того, смешанная система менее громоздка и более экономна, чем суд присяжных. Народных заседателей выбирают коммуны сроком на четыре года. Как правило, это пенсионеры, поскольку остальным категориям населения трудно освободиться от работы на период процесса. За один судебный день заседатель получает порядка 50 долларов, кроме того, ему компенсируют доход, потерянный на постоянной работе.

В 1848 году из двух основных юстиционных систем - англосаксонской и континентальной - в Германии выбрали первую. И на рассмотрение тяжких дел стали привлекать присяжных заседателей.