В первую часть сборника «Жизнь шкрабов» (школьные работники - аббревиатура 30-х годов) вошли заметки времен школьной жизни и иронично-философские стихи из условной серии «Размышления учителей-предметников за двадцать минут до звонка» - все это писалось в разные годы и, естественно, в стол. В 70-80-е годы рассчитывать на то, что найдется безумец, который рискнет выпустить в свет подобную сатиру - едкую, а местами и шокирующую не привыкший к серьезным потрясениям и самокритике разум, было, по крайней мере, нелепо. Вторая часть книги - собственно «Жизнь шкрабов» - еще более едкая и болезненная, как увесистая оплеуха всей бывшей школьной системе, точнее, тем нелепостям и идеологическому абсурду, коего ей было не занимать. Жанр повествования не берется определить и сам автор. Это некий документ в духе Салтыкова-Щедрина, подробно раскладывающий на типажи, виды и подвиды «шкрабов», «администратов» и «воспитантов». С десятками примеров всех тех нелепостей, которыми, сама того, может, и не замечая, жила советская школа.

Конечно, времена нынче не те, гонения на «антисоветчину», как, впрочем, и мода на нее уже давно позади. И автор уже не удивит читателя шуткой «Арифметические действия бывают капиталистические и коммунистические. Капиталистические - прибавить и умножить, коммунистические - отнять и разделить». Зато наверняка откроет глаза на некоторую зашоренность, которой до сих пор грешат некоторые «шкрабы»: «Вы провели урок без плана? - побагровел завуч. - Я объявляю вам выговор за прогул. Потому что урок без плана не засчитывается».

Книга наполнена игрой слов и изящными двусмысленностями, и эти лингвистические шутки тут же выдают в авторе математика. Прочитать «Жизнь шкрабов» действующему учителю будет далеко не бесполезно. Во-первых, для того чтобы потренировать собственное чувство юмора, во-вторых, чтобы со временем самому не превратиться в героя подобного романа.