С Иванкой мы переписывались даже в студенческие годы, она тоже выбрала педагогический, намеревались побывать друг у друга в гостях. Правда, потом на последних курсах института связь постепенно сошла на нет. Но вот что удивительно, представление о Молдавии как родине моей подруги по детству осталось в душе до сих пор. Произнесешь: «Молдавия, Тирасполь...» - и перед глазами нежный, хрупкий, рассыпающийся в руках листочек винограда с особым ароматом. Ароматом детства, в котором так привычно было принимать и любить всех. Теперь я понимаю: у нас было счастливое детство. Нас не пугали маньяками, педофилами, наркоманами, киллерами и всякими прочими «страшилками». Правда, мы взахлеб пересказывали друг другу жуткие гоголевские «Страшную месть» и «Вий», но все это был другой, далекий от нас мир. А здесь и сейчас была вера, что мы в безопасности и защищены, ведь живем в самой лучшей стране и все дороги открыты для нас.

Вроде не так уж много лет минуло с тех пор. (Ох, как не хочется про свой возраст вспоминать.) Но никак не могу отделаться от мысли, что однажды проснулась в совершенно другой стране. Помнятся незамысловатые стишки из «Родной речи» моего детства. «Спать легли однажды дети, окна все затемнены, а проснулись на рассвете - в окнах свет и нет войны»... А мы проснулись наоборот. Жива ли Иванка из Тирасполя? Как пережила ее семья времена войны в Приднестровье?

Видимо, все наши мысли действительно материальны. В понедельник на стол легло письмо, заставившее встрепенуться. «Пишет вам коллега из Приднестровья. Работаю сейчас в Доме учителя, ищу людей, с которыми могла бы переписываться, задавать профессиональные вопросы. Я методист по культмассовой работе. Сможете опубликовать объявление?»

Под письмом подпись «Наталья». И телефон. Ни города, ни адреса. Жаль. Несколько раз пыталась дозвониться по указанному телефону. Пока безрезультатно. Но коль автор обратился в адрес «Учительской газеты», значит, читает ее. Так что ждем от Натальи из Приднестровья весточки с адресом. Можно электронным, так быстрее.

Хорошо, что в нашей почте нет-нет да и появляются письма от педагогов из бывших союзных республик. Сегодня в них нет привычных просьб об адресах для переезда. (Бывало, мы почти в каждом номере публиковали объявления «Ищу работу» от учителей из Казахстана, Узбекистана и других республик.)

А вот с чем обращаются к нам сегодня. «Пишет вам директор школы №4 города Мары Алланазар Чарыев. Хочу разыскать педагогов, которые работали в нашей школе»... (В следующем номере «УГ» мы опубликуем это только что пришедшее письмо полностью.) Всего-то два письма за неделю. Одно в ее начале, другое в конце. Но я верю, что это добрый знак. А вы как думаете?