Признаюсь сразу, сама я к такой самодеятельности отношусь скептически. Помню еще со студенческих времен, как непрофессиональные актеры в какой-то момент вдруг начинали себя чувствовать великими, но по большому счету оставались дилетантами, чье творчество не поддавалось никаким объективным оценкам. Как тут не вспомнить фильм «Берегись автомобиля», где Евгений Евстигнеев, игравший роль самодеятельного театрального режиссера, утверждал: «Скоро профессиональных театров совсем не будет!»

Все эти воспоминания и мешали мне решиться на посещение Дома учителя в один из субботних вечеров. К тому же все же, наверное, какое-то особенное действо должно заставить человека пойти на непрофессиональный спектакль в Москве, где более двухсот самых разных театров дают одновременно столько же спектаклей, привлекая зрителей новыми пьесами, игрой известных артистов. Не говорю уже об антрепризных спектаклях, которые тоже нынче в избытке. Словом, нет, не хотела я идти на самодеятельный спектакль.

Но в прошлую субботу я совсем случайно оказалась возле Дома учителя и увидела, как много народа входит в его двери. Решила выяснить, что же такое их привело сюда, и узнала: спектакль Народного театра, которым руководит Виктор Садовский. Входя, про себя отметила, что, наверное, не зря судьба настойчиво сводила меня с самодеятельным творчеством и наконец свела.

Обстановка к празднику не располагала, в полутемном фойе (в гардеробе и то свет был много ярче) зрителям не предлагали никаких программок, и только из объявления-афишки на стене можно было узнать, какой нынче играют спектакль, кто в главных и прочих ролях (играли спектакль по пьесе Ива Жамиака «Месье Амилькар»). Оказалось, что иногда программки ксерокопируют, но все равно несколько штук на сотню зрителей не хватает. Понятно, что Дом учителя не может идти на расходы, но зрители, как выяснилось, готовы были по скромной цене приобрести не меньше сотни программок, однако предложения не последовало.

Вход на второй этаж загораживали стулья, красноречиво говорящие, что любителям театра на втором этаже делать нечего. Оно, конечно, так: если спектакль идет в малом зале на первом этаже, то в большой зал на второй этаж идти незачем. Вопрос только в одном: а почему в субботний вечер большой зал пуст, разве не могло бы и в нем проходить какое-то интересное для педагогов или студентов педвузов, колледжей мероприятие? Ведь особняк в самом центре Москвы, то самое место, куда и добраться можно легко и большие деньги за развлечение платить не нужно, ведь особняк-то свой, педагогический. Ну, скажем, почему бы не организовать тут какой-то лекторий выходного дня, творческий вечер или даже своеобразный клуб «От всей души» - вечера встречи педагогов со своими учениками, которые добились в жизни значительных успехов? Или, к примеру, почему бы родительской общественности не устраивать вечера встреч педагогов и знаменитых родителей - режиссеров, артистов, общественных деятелей? Думаю, разговор о педагогике, воспитании детей, различных проблемах детей и молодежи мог сложиться очень интересный. Хотя одна из зрительниц мой вопрос парировала так: а работники Дома учителя тоже имеют право на отдых в выходные дни. Оно, конечно, так, но ведь педагоги и студенты должны свои выходные дни проводить содержательно и интересно, и тут для работников Дома учителя как раз большое поле деятельности. А выходные у них могут быть по графику в другие дни недели. И еще: любители театра с таким вниманием рассматривали фотогазету на листке ватмана в фойе первого этажа, что невольно возникала мысль: а почему бы не делать какие-то выставки, чтобы в выходные дни педагоги-пенсионеры, их дети и внуки могли насладиться, предположим, художественным творчеством детей или учителей, посмотреть, как проходило то или иное мероприятие, проведенное округами или Департаментом образования.

Маленький зал на первом этаже к началу спектакля был набит до отказа, некоторые зрители помоложе даже стояли у стенки. Мне, конечно, было интересно, а кто же нынче собрался в этом зале. В основном, конечно, это были пенсионеры-учителя, несколько бывших директоров школ, заведующих детскими садами, были представлены родители ныне работающих учителей, которые таким образом сделали им своеобразный подарок. Оказывается, все эти люди заядлые театралы, но позволить себе дорогие билеты в театры не могут. «Раньше в Малый театр по пенсионному удостоверению давали билет за тридцать рублей, а теперь за сто, - пожаловалась мне мама учительницы физики одной из московских школ. - А это при моей пенсии уже много». Великодушная соседка дала мне списать телефончик администратора Щепкинского театрального училища: там в выходные всегда можно побывать на студенческом спектакле, пенсионеров-педагогов пускают охотно.

Но на этот раз в зале были не только пенсионеры: несколько студентов слегка робели в присутствии заслуженных людей, но в разговор вступали охотно. Две студентки из геологоразведочного, трое - из МГУ, одна - из МАИ пришли с билетами своих мам, которые работают в школах. Сами мамы в Дом учителя, как выяснилось, ходят только на совещания, собрания и семинары. Почему в Дом учителя не ходят студенты педагогических вузов и колледжей? Не приглашают, не устраивают для них интересных вечеров? А ведь, кроме студентов, есть еще и учащиеся колледжей, наверняка и у них проблемы с качественным досугом, а тут можно было бы устраивать интересные вечера с педагогами, представителями различных профессий, даже с работодателями, которые бы рассказывали им о своих предприятиях.

Вот так я и просидела в раздумьях в зрительном зале до самого начала спектакля. Открылся занавес, и соседка успела восхищенно прошептать: «Сегодня играет сам Садовский!» Виктор Садовский, главный режиссер Народного драматического театра, в роли Александра Амилькара и в самом деле был хорош. Виктор Анатольевич, выпускник Школы-студии МХАТ, изначально выбрал для себя педагогическую стезю, но если когда-то работал с детьми, то теперь пару десятков лет - с педагогами, которые увлекаются театральным творчеством. Скажу сразу, что мое предубеждение против самодеятельного театра рассеялось довольно быстро. Нет, я всегда была уверена, что учителя талантливы во всем, но подтверждение этому получила по полной программе.

На сцене был ансамбль вполне профессиональных артистов, причем совершенно разных возрастов. Особенно грела душу игра двух совсем молодых артистов - студентки Университета печати Оксаны Выборновой и программиста Алексея Бубнова. Это значит, что есть в Народном театре нечто, что привлекает молодых. Кстати, Оксане в конце преподнесли букет, что сегодня редко случается в профессиональном театре, но исполнительница роли Вирджинии и в самом деле заслужила такой подарок, как и Виктор Глушков, исполнявший роль художника Машу. Особо, конечно, нужно отметить работу Татьяны Калиниченко в роли Элеоноры Дюрок - полное впечатление, что профессиональная актриса с хорошо поставленной сценической речью, сценическим движением, высоким мастерством исполнения роли участвует в самодеятельном спектакле. Не сразу поверишь, что в жизни Татьяна занимается преподаванием.

Но настоящим открытием стала Мелия в исполнении Веры Новиковой. Из всех участников спектакля лишь она не имеет никакого отношения к системе образования, но это не мешает ей быть звездой Народного театра. Комедийный дар Новиковой столь велик, что невольно напрашивались сравнения даже с великой Татьяной Пельтцер. Вот вам и самодеятельный театр!

Уходя из Дома учителя, я решила, что непременно еще раз приду на спектакль Народного театра. Говорят, что репертуар у него большой и интересный. Одна соседка по залу настойчиво советовала посмотреть «Доктора философии», а другая - «Дядю Ваню». А что, чем черт не шутит, может быть, это и в самом деле интересно. Но больше всего мне бы хотелось побывать на творческом вечере Народного театра, впрочем, не знаю, проводит ли такие вечера Дом учителя, мне интересно было бы поговорить с Виктором Садовским и его актерами о том, по какому принципу они выбирают пьесы, каковы их творческие планы, как они вписываются в жизнь Дома учителя, есть ли у них нормальные условия для работы, устраивают ли они выездные спектакли в школах и домах творчества, а если устраивают, то для кого, как они решают проблему декораций (она особенно сегодня остра для профессиональных театров), нужна ли им какая-то помощь. Театр ведь дело серьезное, во всяком случае учителя всегда относились к нему так.

Думаю, что такому профессионалу, как Виктор Садовский, вполне по силам было бы провести конкурс учительских и ученических школьных театров. А еще можно было бы объявить конкурс на лучшую пьесу о жизни школы и педагогов, вот было бы интересно, что получится: комедия или трагедия.

Герой пьесы - простой бухгалтер Александр Амилькар - решил за деньги приобрести хоть на время нормальную семью, дочь, друга, но не смог этого сделать, потому что дружба, любовь, родство за деньги, даже очень большие деньги, не продаются. Это, к слову, очень важно и для нашего, весьма прагматического времени. Досуг в Доме учителя не требует денег, там есть широкие возможности интересно организовать его, важно только захотеть этими возможностями воспользоваться.