Удивительно другое: на факультете информационных технологий и программирования, который возглавляет доктор технических наук, профессор Владимир ПАРФЕНОВ, речь зашла не столько о победах ребят, сколько о том, что защищать честь страны в скором будущем, возможно, будет... некому.

Наша кафедра компьютерных технологий появилась в 1990 году, и с самого начала была направлена на отбор ребят, имеющих большие способности в области точных наук, и их соответствующую специальную подготовку. Все тринадцать лет эта линия развивалась. Был подобран и сформировался отличный педагогический коллектив, появились различные системы отбора. Но вот стала складываться такая парадоксальная ситуация: на начальных этапах, первые шесть-семь лет, мы искали одаренных ребят практически только в Петербурге, сейчас же город не дает нам возможностей укомплектовать ими кафедру. И вот мы уже лет пять ищем школьников по всей России.

- Какова цифра набора?

- 40 человек. И здесь надо заметить, что с набором этих сорока большие сложности. Даже несмотря на то, что с каждым годом известность наша растет. Если сохранять прежний уровень экзаменов, то в скором времени ситуация станет тупиковой.

- Чем вы это объясняете?

- Есть, по-видимому, причины, так скажем, мирового масштаба: развитие интернета, увлечение клипами. Они привели к каким-то сдвигам в человеческом сознании. Ребята сейчас не способны сосредоточенно работать над какой-то проблемой. Поскольку в клипах все мелькает, то и работа мозга становится обрывочной, и человеку сосредоточиться на 2-3 часа для решения какой-то задачи сложно. Эта волна сейчас охватывает 13-14-летних, то есть нашего потенциального абитуриента. Интерес молодежи к точным наукам падает. Российские проблемы экономического характера тоже играют свою роль. Наши студенты - это в основном те, кто на российских олимпиадах по информатике, математике получил дипломы 1-2-й степени. Сегодня получается, что таких приглашенных 10 человек, остальные же - петербуржцы.

- Эту «десятку» «поставляет» определенный регион?

- Нет, как правило, это различные российские центры. Саратов, Нижний Новгород, Киров, Казань. География широкая, но проблема в другом. Тренеры наших сборных команд констатируют, что состав 2001 года был слабее, чем сборная 2000-го; 2002-го слабее, чем 2001-го, и так далее. Как говорит руководитель сборов, Владимир Михайлович Кирюхин, который проводит олимпиады с 1989 года, если для него в свое время из ребят, которые имеют дипломы, представляли интерес первые тридцать человек, то сейчас число доходит до первых семи. Ничего утешительного в этом нет...

- Каков же выход?

- Мы его видим таким: в области технического образования, надо признаться, что на бюджетные деньги обучить сто процентов людей качественно невозможно, а возможно - 10-15%. Соответственно, их надо отобрать по всей стране и учить отдельно. И обучать надо в других условиях, когда преподаватели получают не по 2 тысячи рублей, а, скажем, по 700 долларов. И, безусловно, ребята должны подписывать договор, по которому обязуются работать в России, или им придется возвращать затраченные на их обучение деньги.

- Что же вам позволяет качественно учить этих сорок человек, которые берут золото на российских и мировых олимпиадах?

- Понимаете, если мы собрали их со всей России, допустим, на два вуза, то, разумеется, мы можем получить какой-то результат, но надо отдавать себе отчет, что он получен специальными методами. Наша предварительная работа по Петербургу, например, такая. В начале

11-го класса мы опрашиваем всех учителей всех спецшкол (их около 12), и они нам рекомендуют ребят, причем лет пять назад по городу их было рекомендовано 200 человек. А в этом году - 170. Потом мы их приглашаем в вуз, проводим экзамен по математике, физике. В итоге обычно остается около 100 человек, в этом году и здесь произошло падение: выдержали порядка 80 ребят. Раньше мы брали их с высшим баллом в 15 очков за все решенные задачи, сегодня 9 баллов - радость. Далее эти отобранные дети год к нам ходят, обучаются, и потом в течение года проходит развернутая олимпиада по программированию. А в апреле еще одна олимпиада по математике и физике. В итоге все суммируется, и мы уже смотрим по результатам. Кстати, раньше придешь в ту же спецшколу, кинешь клич, и набежит очень много народу, а тут пришлось «взять на учет» всех одаренных в Петербурге и составить базу данных на 400 человек.

- Владимир Глебович, а куда идут ребята - победители мировых чемпионатов после окончания вуза?

- Дело в том, что они уходят, не закончив. В Петербурге сейчас очень много фирм, которые занимаются разработкой программного обеспечения. И очень много фирм, работающих по заказам западных корпораций. Работников там нужно довольно много: дело развивается. Они и приглашают ребят. Обычно после 3-го курса берут по 2-3 человека.

- Вы не возражаете?

- Понимаете, мы следим, чтобы фирма была несомнительной, где человек 5-6 собираются эксплуатировать нашего студента, ничему его не обучив и не дав ему подняться до уровня специалиста высокого класса. Нас устраивает, когда в ней человек 150 разработчиков, она - крупная, известная. Есть гарантия, что молодой человек продолжит в ней свое профессиональное развитие.

Санкт-Петербург