- У моей мамы тоже приемыш был. Подруга умерла, мама ее дочку воспитывала, - вспоминает его супруга. - А я тоже детей люблю. Бывало, у себя в хуторе Куликовском, на Кубани, всех детей соседских вокруг себя соберу, сказки им читаю. Моей маме говорили: у Любы будет много детей. А она почему-то не верила. А у меня вон пятеро, да если б не возраст, я б еще родила. Потом уже, когда в Волоколамск переехала, в интернате работала, секретарем отдела кадров, а иногда нянечку подменяла. Насмотрелась я там на судьбы детей брошенных... Меня там все дети любили. На выходные к нам по восемь человек домой приходили в гости.

Семья с двенадцатью детьми, самому старшему из которых, родному сыну Андрею, было восемнадцать, переживала не лучшие времена, не научилась еще грамотно планировать бюджет на такой большой коллектив. Чтобы одевать, учить и лечить свое прибавление, Журавлевым пришлось продать дачу. В самом конце 1995 года на базе квартиры Журавлевых открылся семейный детский дом. И маленькие сироты уже сами стали проситься к ним.

«Не найдется еще кроваточки?»

Восьмилетняя Олеся, узнав про Журавлевых, сама пошла в администрацию своей школы-интерната и попросила устроить ее в эту семью. Девятилетний Саша познакомился с Любовью Владимировной и Виктором Сергеевичем, когда они приехали в его детский дом забирать другого ребенка. «А вы меня не хотите посмотреть? Я ведь тоже хороший мальчик. Я знаете, как красиво пишу!» - начал он себя рекламировать. У пятнадцатилетней Кристины в семью Журавлевых попали два младших братика. Она ходила-ходила их навещать, а потом робко обратилась к Любови Владимировне: «У вас не найдется еще одной кроваточки для еще одной дочечки?» А утром встала со словами:

- Такое чувство, будто я живу здесь всю жизнь.

Не надо думать, что каждый раз вхождение ребенка в приемную семью происходит так трогательно и безболезненно. К Журавлевым обычно попадают те, с кем многие другие взрослые не умеют найти общий язык. Двенадцатилетняя девочка любила выпить, покурить, погулять, сооружала на голове вульгарные прически. Родная тетя не смогла с нею справиться, а новая мама сразу поставила ультиматум: «Вот тебе месяц на раздумье. Не нравится - езжай в детский дом, а хочешь жить в семье - слушайся». Через три дня новая дочка сказала: так уж и быть, не буду по дискотекам ходить, буду учиться... А как вам пятилетний мальчик, который не знал абсолютно никаких норм человеческого поведения - «Маугли натуральный». В отделе опеки и попечительства Журавлевой сказали: «Люба, только ты его можешь растопить как-то». Тяжело с ним пришлось, признаются Журавлевы. Но за три года они научили-таки «Маугли» хорошо себя вести.

По словам Любови Владимировны, все дети в семье дружат. Посильно участвуют в домашнем труде: маленькие стирают за собою трусики и носочки, те, кому больше двенадцати, помогают маме на кухне. Родные дети не возражали против появления приемных, а уж «приемыши» старшего поколения и подавно.

- У нас есть традиция: перед тем, как взять нового ребенка, собираем семейный совет. И говорим: такому-то ребенку нужна семья, ему плохо. Помните, как вам в свое время было плохо? Помним, говорят.

Каждая судьба - роман

- Судьба каждого ребенка - отдельный роман, - говорит Ирина Гулина, главный специалист отдела опеки и попечительства Управления системы образования Волоколамского муниципального района.

Добавим: роман ужасов. Вот две истории от социальных работников.

- Ей семь лет исполнилось, а она у врача не была ни разу. Они жили в коммуналке, к ее маме мужики ходили, и все это у девочки было на глазах. Ее по пьяни мама палкой долбила, к батарее привязывала. Этого ребенка надо было видеть - вся синяя, перекрученная. Маму потом осудили за жестокое обращение.

- Мы эту квартиру взломали, а там даже запах неприятный. Стали мальчиков искать. А там такой ящик стоял с грязным бельем. Дети, оказывается, в нем спали. Сами цветом были, как это белье, серые.

Целебная семья

Понятно, что таким детям «в приданое» достается огромный букет болезней.

- К нам все дети больные поступали, - говорит Любовь Владимировна. Ничего, говорит Журавлева, в семье вся «хроника» вылечивается. Одной из удочеренных девочек пришлось делать три пластические операции на лице. У Даши, с рождения больной детским церебральным параличом, не работал желудок.

- Она как только покушает, у нее тут же пища назад шла, - вспоминает ее новая мама. - Сама не знаю, откуда мне эта мысль пришла: я покупала лимоны, через мясорубку их прокручивала с цедрой, сахаром посыпала. Вот она эти лимоны ела. И у нее стали желудочные соки вырабатываться.

Самая маленькая воспитанница Журавлевых, Маша, в семью попала с атрофированными мышцами - до семи месяцев она лежала пластом. Даже пищу глотать не умела - могла только сосать. Но физическое отставание удалось наверстать, и теперь она бегает не хуже, чем положено в ее два года и восемь месяцев. Только ни жевать, ни говорить до сих пор не может.

- Мы еще все нагоним, до школы далеко! - бодрится Любовь Владимировна.

Двое приемышей вынуждены учиться на дому, и мама утверждает, что они успешно осваивают программу. У Журавлевых уже был один «выпускник» с диагнозом «олигофрения». Нормально вписался в жизнь, работает грузчиком на фабрике.

Губернатору низкий поклон

Десять лет семейный детский дом Журавлевых финансировали из бюджета Волоколамского муниципального района. С самого начала этого года дом Журавлевых стал называться приемной семьей и получать финансирование уже из областного бюджета.

- В Московской области по сравнению с другими регионами очень хорошо поддерживают приемных родителей, - свидетельствует Елена Немченкова, начальник отдела опеки и попечительства Управления системы образования Волоколамского муниципального района.

- Вы так и напишите: нам сейчас всего хватает! И это потому, что у нас губернатор - Громов! - эмоционально настаивает Журавлева. - Низкий ему поклон!

Также Любовь Владимировна просит обязательно отметить работу Веры Марченко, начальника Управления государственной поддержки и защиты прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, Министерства образования Московской области, и ее заместительницы Лидии Куркиной: «Они постоянно помогают нам и материально, и морально!»

В конце прошлого года семейное «гнездышко» Журавлевых праздновало свой первый юбилей. Приехали семеро «выпускников», которые сейчас живут по всему Подмосковью, работают, учатся в техникумах и университетах. Областное правительство подарило приемной семье микроавтобус, новый холодильник, посудомоечную машину, фритюрницу. Навестила Журавлевых и министр образования Московской области Лидия Антонова.

- Лидия Николаевна для нашей семьи исключение делает, - говорит Любовь Владимировна. - Вообще-то по норме приемных детей, несовершеннолетних, должно быть не больше восьми, а нам разрешили взять десять. Кристинке нашей скоро восемнадцать, вот закончит она в следующем году школу, пойдет работать или в техникум поступит. Тогда мы, может, еще кого-нибудь к себе примем!

Волоколамск