- Евгений Александрович, как возник замысел создания вашей школы?

- Я начал заниматься этой проблемой с 1993 года, когда читал в Гуманитарной академии курс международных отношений и внешней политики России. Тогда прошли совещания, посвященные идее воссоздания кадетских корпусов, она заинтересовала многих политиков. 90-е годы как раз были временем образования и становления гимназий и лицеев. Я был приглашен на одно из таких совещаний и с тех пор стал не только их постоянным участником, но и одним из авторов разработки концепции создания кадетских корпусов в системе силовых ведомств и в системе народного образования.

В 1997 году Правительством Российской Федерации было утверждено Типовое положение о кадетских образовательных учреждениях. В Москве было принято решение о создании трех учебных заведений подобного типа: на базе морских кадетских классов должен был быть сформирован морской кадетский корпус, на базе общевойсковых путем преобразования из негосударственного в государственный - Первый московский кадетский корпус, а также кадетский корпус на базе профильных, технических специальностей.

- Почему вы решили создать именно морской кадетский корпус?

- Вовсе не потому, что сам моряк, как можно было бы подумать, а по той простой причине, что служба морского офицера, будь то гражданская или военная, предполагает все те прекрасные качества, которыми всегда был богат русский народ: коллективизм, взаимопомощь, взаимовыручка, дружба, готовность прийти на помощь или даже пожертвовать собой ради спасения других. Но это вовсе не значит, что наши выпускники должны непременно стать моряками, тем более военными.

- Когда появился Московский объединенный морской кадетский корпус имени Героев Севастополя?

- В 1998 году было принято решение о формировании Московского кадетского корпуса при участии Военно-морского флота. В это время я был начальником отдела довузовской подготовки в Главном штабе военно-морского флота Санкт-Петербурга. Работа Нахимовского военно-морского училища и создание Кронштадтского морского кадетского корпуса входили в мою компетенцию. Я был сторонником открытия учебного заведения нового типа, а в то время по пути повторения пройденного пошли многие кадетские корпуса. Это заключалось в обязательном введении Закона Божьего, формы одежды дореволюционной армии и флота, обращений и званий, которые были до Февральской революции 1917 года.

- Какую основную идею приняли вы при создании вашего корпуса?

- Мы оставили самое главное - идею служения Отечеству - то, что должно составлять основное содержание воспитательного и образовательного процесса. Нужно было переломить распространенную в тот период тенденцию неприятия событий послереволюционного периода, когда считалось, что после революции все стало плохо, а до революции все было хорошо. Сегодня мы пожинаем плоды такой позиции. Современные дети не знают и не хотят знать историю своей страны.

Изначально мы планировали в составе нашего корпуса организовать несколько факультетов: морской, общевойсковой, радиотехнический и факультет для девочек. Ребятам давали бы разнопрофильную подготовку, а дополнительные образовательные программы они осваивали бы вместе. Таким образом, мы давали бы возможность раскрыться таланту ребенка и реализовать индивидуальный подход в обучении.

Однако нашей задумке не суждено было реализоваться. В силу отсутствия должного финансирования мы не смогли построить специальный комплекс для подобного кадетского корпуса, в 1998 году его базой стала средняя общеобразовательная школа №135. Таким образом, в Строгино возник наш Московский объединенный морской корпус имени Героев Севастополя - кадетская школа №1700.

- Почему ему было дано такое название?

- Оно не случайно. Москва шефствует над всем Военно-морским флотом, и в частности над Черноморским флотом, над Севастополем - городом русской морской славы.

- Какова система обучения в вашей школе?

- При разработке новых учебных планов и программ было решено, что в морском кадетском корпусе не должно быть более 2-3 часов в неделю, направленных на изучение военного дела и основ военно-морской подготовки. Нельзя сказать первокласснику, пришедшему учиться в кадетский корпус: «Ты будешь военным».

Мы ежегодно отправляем наших воспитанников, за исключением пятиклассников, на летнюю речную (морскую) практику. Она состоит из трех частей: этнографическая и историко-культурная, то есть ознакомление с тем местом, где находятся воспитанники; оздоровительная и спортивно-развивающая и, наконец, ознакомление с техникой, кораблями, с организацией боевого процесса флотской жизни для осознания себя ее частью, пусть даже небольшой.

- У вас учатся девочки?

- Да, хотя споры по этому поводу ведутся до сих пор. Многие говорят о том, что должны быть возрождены женские гимназии, как это сделали в Красноярске, в Новосибирске и в Краснодарском крае. К сожалению, сегодня к раздельному обучению не готовы в первую очередь педагоги. Им гораздо легче работать в разнополых классах. Педагогическим вузам нужно готовить своих выпускников к работе в таких классах. В этих условиях эффективность образовательного процесса в однополых классах, я думаю, будет выше. Но пока у нас обучение не раздельное.

- С какими проблемами вы сталкиваетесь сегодня?

- На сегодняшний день самое сложное звено в образовательном процессе - это родительское. По статистике на 2006 год, у нас обучаются 72% детей из неполных семей, около 40 человек опекаемых детей, 12 детей, живущих в детском доме-приюте, отцы которых погибли в Чечне или в Афганистане, 32 детей из многодетных семей.

Нас очень волнует то, что желание поступить в морские или высшие учебные заведения силового ведомства у половины ребят есть, но нет здоровья, поэтому они не в силах выдержать полную морскую подготовку. К сожалению, мы не можем в течение 2-3 дней провести полный медицинский осмотр ребят, которые хотят к нам поступить, а поэтому не застрахованы от того, что к нам приходят дети, имеющие противопоказания к морской подготовке. К нам едут дети со всей Москвы. Необходимо создание общежития при учебных заведениях, подобных нашему. Это улучшит качество образования и облегчит жизнь самих ребят.

Я считаю, что в кадетских корпусах должно быть создано «элитное образование» не для «элитных» детей. Поэтому в первую очередь надо оказывать помощь тем детям, у которых есть желание учиться. Я думаю, что сегодня одна из главных проблем - сотрудничество школы, родителей, силовых ведомств, которые должны не только осуществлять надзор, контроль и наказание, а стремиться предотвратить появление социально неблагополучных подростков.

- Какие задачи вы ставите перед собой?

- Сегодня перед всей школой, а перед кадетскими корпусами в особенности, стоит многоплановая задача - в первую очередь подготовить наших выпускников к государственной службе. Я хочу, чтобы наши ребята стали честными предпринимателями, банкирами, менеджерами крупных компаний, защищающими национальные интересы России.

- Какие дополнительные общеобразовательные программы существуют в вашем корпусе?

- Мы обучаем наших учеников восточным языкам. В этом году уже пятый воспитанник будет продолжать обучение в Сеуле, трое выпускников обучаются в Сеульском университете. Мы даем ребятам возможность изучать японский язык, вес этих стран в мире растет, и мы должны сотрудничать с ними на равных, обмениваться новыми технологиями. Также мы стараемся, чтобы ребята знали два европейских языка. У детей зачастую нет мотивации их изучать, и это грустно, поэтому такое активное приобщение детей к языковой практике очень ценно.

Учителя, преподающие эти языки, выполняли свой долг на линии государственной службы, работали в МИДе, других силовых ведомствах, они аспиранты, преподаватели ведущих вузов Москвы.

В корпусе более 35 кружков: есть блок изо: рисование, лепка, графика, живопись; музыкальный блок: фортепиано, баян, хоровые и народные инструменты, духовой оркестр; технический блок: судомодельный, авиамодельный, судостроительный, научно-технический кружок, спортивные секции и лингвистические кружки.

Выпускники морского корпуса создали свою ассоциацию, которая должна способствовать дальнейшему совершенствованию учебно-воспитательного процесса. 12 работников кадетского корпуса - наши выпускники. Кстати, у нас организована рейтинговая система выпуска.

- А как обстоит дело с русским языком?

- В целом я доволен уровнем владения русским языком нашими выпускниками. На родной русский язык и литературу в учебном плане корпуса добавлены из регионального резерва 9 часов. Наши воспитанники стали победителями и лауреатами ряда московских и окружных олимпиад по русскому языку и литературе. Мы не испытываем недостатка в учителях-словесниках.

- Какие требования вы предъявляете при приеме новых учеников?

- Департамент образования в правилах приема в кадетские образовательные учреждения обращает внимание на состояние здоровья ребенка и его социальный статус. Я считаю, что социальный статус семьи должен быть таковым, чтобы она способствовала процессу воспитания гражданина, а родители (законные представители) - обеспечению комфортных условий обучения и воспитания своего ребенка.

- Что, на ваш взгляд, ожидает кадетские школы в дальнейшем?

- Учебные заведения, подобные нашему, безусловно, имеют будущее. Но они требуют большого внимания, укомплектованности кадрового состава, методического и научного обеспечения учебного процесса. Уровень образования в таких учебных заведениях должен быть выше, привлекательнее. Московское правительство вкладывает в кадетские корпуса огромные деньги. Значит, и отдача должна быть соответствующей.