Фестивалей было много, а цель их оставалась одна - популяризация науки, налаживание «мостика» между научными сообществами и широкой общественностью. Фестивали были призваны привлечь внимание к труду ученых, помочь обеспечить организационную и материальную поддержку науки, объясняя при этом, почему столь важно и необходимо ее развитие. В самом деле все, что мы сегодня наблюдаем вокруг, так или иначе связано с наукой. Мы не задумываемся об этом, когда едем, например, в троллейбусе, смотрим телевизор, когда, наконец, просто шагаем куда-то по асфальту.

И вот фестиваль пришел в Россию. Точнее - в ее столицу. Пока. Пришел благодаря энтузиазму Московского университета, который сумел найти для этого собственные средства и убедил спонсоров в необходимости помочь. Фестиваль поддержали Министерство образования и науки и правительство Москвы.

На выставках (а фестиваль проходил три дня, и в нем были задействованы все факультеты МГУ) были представлены сотни экспонатов самого разного назначения: от новейших технологий в области медицины до исследований космоса. МГУ - единственный вуз, имеющий свой спутник, «Татьяна» уже второй год работает на орбите, «сбрасывая» информацию, которая используется в научном и учебном процессе.

- Хорошим показателем развития науки является математика, - заметил ректор МГУ Виктор Садовничий на встрече с журналистами, когда его попросили дать оценку современному состоянию российской науки. - Не потому, что сам я математик, просто это «царица наук» по общему признанию, наука самая абстрактная. В августе этого года был проведен Международный математический конгресс, на него собираются все лучшие математики мира. Было приглашено 72 докладчика. Ученый, приглашенный на такой конгресс - это ученый номер один, икона. Так вот, из 72 приглашенных около 30 - россияне, но только двое из них проживают в России, а остальные работают за рубежом по известным причинам кризиса начала 1990-х годов. Наука имеет свои законы развития и существует лишь тогда, когда есть научные школы, когда есть преемственность поколений. К сожалению, как мне кажется, время одиночек ушло. МГУ не теряет свои научные школы. Они сохранены, есть достаточно высокий уровень исследований, и есть интерес молодых людей к науке. Но в то же время налицо и разрыв поколений, который обедняет науку. МГУ учредил ежегодный научный конкурс «Ломоносов». На него подают заявки до 7000 студентов не только нашего университета. Это показывает, что сейчас молодые люди поворачиваются к науке и хотят в нее идти. И чтобы это продолжалось, надо решить несколько главных проблем. Во-первых, достойная оплата, сравнимая хотя бы с доходами, скажем, сотрудника средней фирмы. Во-вторых, молодому человеку нужно создать условия работы в лаборатории: чтобы были приборы и материалы для эксперимента. И третье: надо дать возможность приобрести жилье. Не в общежитии же всю жизнь жить. Решив эти проблемы, мы снова станем великой научной державой. Будем тянуть, станем по-прежнему терять ученых, потому что они нужны в других странах.

...Фестиваль призван привлечь внимание молодежи. Но очень важно (и сам Виктор Садовничий осознает эту опасность), чтобы эта идея не была «заземлена», не превратилась в выставку достижений народного хозяйства. Главное - праздник науки. А экспонаты, они как пирожки на празднике. Необходимо сохранять и поддерживать дух, присущий научной элите, дух «высокого научного трепета», а показ достижений приложится. И второе. Фестиваль - не реклама. Одна из его идей - утверждение роли науки в обществе, а не демонстрирование и продажа конкретных приборов, пусть даже очень хороших. Коммерческая составляющая на таких фестивалях не должна преобладать, иначе она все погубит.

- К сожалению, у нас не было возможности пригласить школьников из российских регионов, - говорит Виктор Садовничий, - хотя московские приглашены широко. Мне кажется, что наша задача сейчас - не делать этот фестиваль общероссийским. Мы, МГУ, не можем ее решить. Но мы должны стремиться заложить традиции и привлечь внимание. Мы пока обращаем внимание тех, кто отвечает за науку в стране: такие фестивали на следующий год надо проводить более широко. Тем не менее у нас есть приглашенные делегации из других университетов. Думаю, что с помощью прессы другие регионы узнают об этом и поддержат идею.

- Виктор Антонович, есть ли принципиальное отличие фестиваля науки от традиционных дней открытых дверей?

- Наш фестиваль - это действо, которое включает и день открытых дверей для тех школьников, которые что-то хотят узнать, посмотреть, походить по выставкам. Из множества выставок только одна рассказывает, как поступить в МГУ. Мы не будем агитировать, рассказывать о факультетах, о конкурсе. День открытых дверей у нас состоится в январе. Это будет обычный день открытых дверей для школьников, где все расскажут о поступлении. Сегодня школьники, конечно, будут на фестивале, и они смогут посмотреть, кем станут, занимаясь наукой.

- В чем отличие вашего фестиваля от зарубежных?

- Мы сделали больший упор на фундаментальные научные достижения. Они представлены и за рубежом, но мы в меньшей степени можем продемонстрировать какие-то готовые изделия, которыми пользуются, например, малыши, дети или люди, желающие отдохнуть. Тот факт, что у нас фундаментальные исследования долго претворяются в жизнь, в конкретное изделие, - это общая болезнь страны. В этом смысле мы проигрываем, но выигрываем в том, что у нас более продвинута фундаментальная наука и есть вкус к научной деятельности. За рубежом фестивали проводят международные ассоциации, и это стало коммерческим предприятием. Мы же не преследуем коммерческих интересов. Нам важно заложить традицию... Я не думал раньше, что можно заложить традицию, разливая на Татьянин день медовуху студентам. А теперь уже без этого нельзя... Мне кажется, что этой цели мы достигнем, хотя, возможно, фестивали не будут всеобъемлющими для страны.

Гости фестиваля науки имели возможность послушать лекции ведущих ученых. Первую прочел в день открытия сам Виктор Садовничий, его лекция касалась научной деятельности ученых МГУ, вклада этого вуза в развитие космоса, проблем фундаментальной науки. Профессор Эдинбургского университета Джефри Боултон затрагивал проблемы изменения климата на планете. Академик Владимир Скулачев рассуждал о том, можно ли рассматривать старение человека (или вообще живого организма) как программу, которую можно изменить или вовсе отменить. «Явление запрограммированной смерти организма: возможные подходы к замедлению, отмене или обращению вспять процессов старения», - так звучала тема его выступления. Владимир Петрович приводит несколько примеров запрограммированной смерти организмов. Бамбук живет 15-20 лет, размножается вегетативно без каких-либо признаков старения, а затем вдруг зацветает, роняет семена и быстро засыхает. Самка осьминога тщательно охраняет отложенные яйца, а когда появляются детеныши, вскоре умирает, теряя аппетит. Принято считать, что таким образом природа мешает ей съесть собственных детей. Но если лишить самку осьминога оптической железы, она не умрет от голода и произведет новое потомство, которое также старательно будет оберегать. Это особая программа, отточенная природой миллионы лет. Почему бы не поспорить с природой и не дать человеку долгую жизнь без болезней и старости? Отменить команду на умирание удается на уровне отдельных клеток, другое дело - целый организм. Академик Скулачев уверен: если он не успеет поставить в этом споре точку, его дело продолжат ученики.

Вечером в день открытия фестиваля, когда уже стемнело, на площади перед Фундаментальной библиотекой МГУ прошло световое шоу и фейерверк. Хотелось бы надеяться, что традиция проведения таких научных празднеств будет поддержана, и фестивальные огни загорятся в других городах.