Всех в казарму!

Эти поправки весьма красноречивы и говорят о многом. В том числе и о действительном отношении властей (прошу прощения за устаревшее словосочетание) - к народному образованию.

Казалось бы, ну можно ли соизмерить? На одной чаше весов всеобщее ликование и всенародный День знаний, миллиардная модернизация, «национальные проекты», а на другой - какая-то жалкая тысяча новобранцев-учителей из деревни.

А зачем их тащат в Вооруженные силы? Как выразился заместитель министра обороны генерал Панков, отсрочка для сельских учителей и врачей - это устаревшая «традиция прошлого», которой уже не пользуются.

Впрочем, некоторые традиции были когда-то живы, стараниями генералов. В свое время был такой министр народного просвещения - граф Дмитрий Толстой. Во время Русско-турецкой войны он выдвинул благородную задачу - воспитать патриотов. А для этого предложил урезать смету по народному просвещению. Но ему неожиданно ответил военный министр фельдмаршал граф Милютин: «Нет, это мое дело, - заявил он. - Я, как военный министр, чувствую нужду в распространении образования, для нас, военных, это первое главнейшее дело!»

И благодаря военному министру смета по народному просвещению была сохранена. А в Первую мировую - даже увеличена на 30 миллионов рублей золотом. При всем критическом отношении к правительству и Думе того времени надо отметить - им и в голову не приходило силком тащить в армию преподавателей учебных заведений. Да и в Великую Отечественную, когда в деревне оставались уже одни бабы, учителей на войну (была такая «традиция прошлого») брали в последнюю очередь...

Что дадут армии России сегодня эти две (вместе с сельскими врачами - три) тысячи новобранцев в год? Между тем школе села это профессионально необдуманное решение принесет немалый ущерб. В разных регионах страны молодых учителей со стажем до пяти лет (именно эта когорта попадает в призывной возраст) около двадцати процентов. Мужчин среди них примерно восьмая часть, то есть каждый сороковой учитель села будет вытащен из школы. Это в первый год действия поправки. Боюсь, что спустя несколько лет цифра будет гораздо больше, хорошо, если со временем половина новобранцев вернется в школу. Из этого числа надо также вычесть «косящих от армии» городских выпускников педвуза, находящих прибежище в сельских школах - да, не очень красиво, но благодаря этому текущему из города ручейку в деревне все же появляются молодые люди.

В итоге каковы могут быть социальные последствия маленькой поправки в законодательстве? На наш взгляд, тройная потеря. Потеря молодых мужчин для сельской школы (усиление ее феминизации) и, может быть, вообще для сельской жизни. Потеря сельской интеллигенции, на которой еще как-то, несмотря ни что, держится деревня. Потеря творческого потенциала, нереализованных возможностей, нерастраченных еще надежд. Или, если использовать популярное нынче в ведомстве образования словосочетание, - «инновационных ресурсов». Молодые мужчины-учителя со стажем до пяти лет, не набравшиеся еще опыта, но и не законсервированные, утверждающие себя в профессии, в новых подходах, новых проектах (в том числе и «национальных»), - это же и есть в первую очередь инновационные ресурсы. Из иных мест, скажем, Института непрерывного педагогического образования Новгородского университета им. Ярослава Мудрого, в село приходят сегодня с новым типом образования и современной психолого-педагогической, управленческой подготовкой не одиночки, которых съедает среда, а команды молодых учителей. Есть специальная программа адаптации молодежи к селу, программа совместной деятельности и развития студентов и учеников, преподавателей вузов и сельских учителей - подобные инновации, значит, побоку? И всей командой - в казарму?

Идите, куда скажут

Отмена отсрочек поставила крест и на когорте выпускников средней школы, получающих начальное и среднее профессиональное образование - по логике военного ведомства они уклонисты, раз не пошли, как положено, после девятилетки в ПТУ. Но кому лучше от того, что этот канал образования будет перекрыт армией?

У меня перед глазами несколько ярких примеров. Один из Хакасии, когда старый директор школы умолял учеников... не учиться дальше, остаться после девятилетки в родном селе, здесь жить и работать, создавать семью - хакасский народ висит на волоске, жизнь на волоске, если уедите - погибнем. Он, этот уважаемый всеми старый директор школы, шел, по сути, против своей педагогической профессии, он не имел права как педагог так ученикам говорить - не учитесь дальше, не уезжайте, но у него просто выхода не было.

Это не местечковая ситуация, а модельная: чем больше народу из сельской школы поступает в вуз, тем хуже деревне, школа работает как бы на ее гибель. «Но от нас же требуют!» - вырвалось у учителей другого района страны. А чего требуют: идти, куда укажут, не получать жизненно необходимую профессию, не создавать самим рабочие места, не объединяться, не думать?

Якутское чудо

Повсюду проблемы те же. Хотя...

В Республике Саха давно идут удивительные процессы в образовании. «Якутское педагогическое чудо», как охарактеризовал опыт заместитель Генерального секретаря ЮНЕСКО, профессор Колин Пауэр, - тема отдельного разговора. Но вот к какому выводу приходишь, исследуя кажущийся неожиданным культурно-национальный подъем якутов, прорыв в области образования в республике. Небольшой по численности народ, рассеянный на огромной территории, в экстремальных жизненных условиях сумел сохранить и защитить национальные, культурные, человеческие основания: язык, традиции, народную педагогику, «опыт прошлого». А это привело к прорыву и подъему культуры, науки и образования в республике.

Вот некоторые факты.

Признание народной педагогики на конституционном уровне. Принятие не имевших до этого аналогов в России законов («Об образовании», «О языках», «О правах ребенка», «Об учителе», «О попечительской деятельности», «О государственной поддержке сельской школы»). Прорыв в финансировании образования (в самые тяжелые 1992-93 годы, когда уровень финансирования образования в Российской Федерации упал с 18% до 12%, в Якутии он поднялся до 24%). Еще - интенсивная поддержка одаренных детей и учительского творчества (в итоге на олимпиаде школьников в 2004 году сборная Якутии получила одно из первых мест, опередив по числу медалей учеников из Китая, Германии, Бельгии, других стран).

В селе Игидэй школа и сообщество создали центр возрождения национальной культуры «Перевал», в нем тринадцатилетние ученики доят в летнем лагере диких кобылиц и осваивают технологию изготовления кумыса. Маленькая сельская школа изготовляет более десяти сертифицированных национальных напитков из кобыльего молока: «черный кумыс» на каждый день, кумыс с маслом или сметаной, «крепкий кумыс» (с градусом). Еще - кислое коровье молоко с полынью, напиток из чаги, березовый сок, смородинный, есть напиток, наподобие вина из одуванчиков, как у Бредбери. С помощью компьютерной графики изготавливаются фирменные этикетки, они наклеены на бутылках всех этих чудесных напитков, которые пользуются большим спросом по всей Якутии. Школа вышла на рынок. Причем, заметим, с продуктами, производство которых требует не столько физических усилий, сколько интеллектуальных (школа даже иллюстрирует по договору детские книжки, издаваемые в Якутске).

Удивительные вопросы

Вот, все это - и сельских учителей, и одаренную молодежь, и профессиональное образование, базирующееся на общем, и прорыв, может быть, в нашем застоявшемся безделье - власть и молчаливое общество отдали генералам.

Но лучше ли будет армия?

Сто лет назад в комиссиях другой, старой Думы, работали люди, размышлявшие не только над тем, как государственный строй, общественная жизнь влияют на школу, но и какое влияние устройство самой школы оказывает на государство, общество, нацию... «Война, - замечали депутаты, - это «огненный экзамен», который держат перед лицом истории различные системы воспитания, обучения и образования».

Анализируя ход Первой мировой, в Думе делали странные сопоставления. Детский сад кайзеровской Германии, который шумит, только когда это дозволено расписанием, двигается, когда раздается команда, играет, когда на дощечке значится: «игрушка» - и механический сомкнутый строй германских колонн, расстрел намеченных районов по квадратам, армия-машина, торжество государственного начала над личностью. Школьная песенка «Германия превыше всего», система обучения, блестяще формирующая рационализм, рассудочность, рассудительность в ущерб жизни сердца - и чудовищные зверства на войне, отсутствие жалости и сострадания к ближнему... Задавали непривычные для государственных деятелей вопросы: какова связь между миллионными армиями Англии, формируемыми из добровольцев, и пестротой английских школ, предоставленных компетенции местных самоуправлений? Наличием в английском языке одного слова education, объединяющего «обучение» и «воспитание», частого употребления приставки «само» - самоуправление, самоуважение, самодисциплина?..

Впрочем, события на военных и политических фронтах часто менялись, и депутаты заявляли: жалки и смешны попытки изгнать из школы немецкий язык! Мыслимо ли «под влиянием справедливого негодования против Вильгельма сталкивать с пьедестала великих учителей человечества Песталоцци или Герберта?»

Удивительные все же вопросы для деятелей Государственной Думы, не правда ли?

Анатолий ЦИРУЛЬНИКОВ, член-корреспондент Российской академии образования

Опрос

К чему приведет отмена отсрочек для сельских педагогов? Об этом мы решили спросить директоров сельских школ, а также главного специалиста Комитета по образованию одного из муниципальных районов Омской области

Светлана ЛЫХЕНКО, директор Екатеринославской СОШ Щербакульского района:

- Казалось бы, отмена отсрочки для сельской школы - это плохо. Были хоть какие-то мужчины, теперь и их не будет. Разумеется, мужчин-учителей должно быть как можно больше, они умеют давать детям большую степень самостоятельности. Но... Я тщательно подбирала «сильный» коллектив. Качество мужских «кадров» важнее их количества. Вероятнее всего, за тех, кто работает только ради отсрочки, и держаться не стоит. Я вообще не уверена, что человека можно удержать в сельской школе какими бы то ни было льготами. Наша школа дружит с агрофирмой, которая предоставляет учителям жилье - не плохонькое, а двухуровневые коттеджи. И все же учителя английского языка мы не могли найти долго. Кроме комплекса льгот и хорошей зарплаты, нужно все же призвание.

Тамара ФАТЕЕВА, главный специалист Комитета по образованию администрации Черлакского муниципального района:

- Далеко не все молодые люди, закончив вуз, способны сразу понять, чего хотят от жизни. Многие в самом деле приходят в сельскую школу из-за отсрочки - оглядеться, подумать. Не хочу их осуждать. По-моему, пойти в школу в наше время - не меньший подвиг, чем в армию. Некоторые уходят, переждав призывной возраст. Но большинство остается, прирастает к детям. Потому что понимают - случайно сделали неслучайный выбор. Надо просто обеспечить всем молодым специалистам нормальный уровень жизни.

Фаина БЕЛЯЕВА, директор Иртышской СОШ Черлакского района:

- Нисколько не пожалею о том, что в нашу школу не придут парни только из-за отсрочки. У нас, собственно, был такой: поработал в школе - не вышло. Быстренько женился, завел ребенка - тоже не сложилось. Человек, который ищет легкие пути, будет искать их всегда и везде. Зачем он школе?

Елена СОКОЛОВА, директор Дружинской СОШ Омского района:

- У нас четверо мужчин, которые выбрали школу в немалой степени из-за отсрочки. Но все они - настоящие. Руки золотые, детей любят, образование хорошее. Преподаватель ОБЖ не служил в армии, но предмет знает лучше любого военного. Двое из наших «орлов» еще не вышли из призывного возраста. Я очень боюсь, что после армии они не вернутся к нам. Хотя они понимают, что школа - это их дело, но как дальше сложится их жизнь? А главное - зачем им в армию? Они и так делают большое дело, воспитывая ребятишек. Вряд ли муштра повысит их педагогическую квалификацию.