Действующие лица:

Кабан - судья

Крокодил - прокурор

Филин - адвокат

присяжные заседатели

Барсук

Ондатра

Водяная крыса

ответчики

Медведь

Лиса

Волк

Сорока - свидетель

Белка - свидетель

Кабан: В суд поступило заявление от травоядных животных нашего леса. Всего более шестисот подписей: «Нас, овец, серн, коз, ланей, оленей, верблюдов, по два, три раза в год стригли насильно, отчего мы простужались зимой и поздней осенью, хотя нам было известно, что шерсть должны были сдать все жители нашего леса и только один раз».

Приглашаю в зал свидетеля Сороку.

Сорока: Мы, сороки, как вы знаете, быстро разносим все новости по всей округе, в том числе и указы нашего дорогого царя - Льва. Мы первыми узнали о том, что на всех зверей без исключения был наложен шерстяной налог. Все звери, независимо от занимаемого положения в лесном обществе, имеющие длину шерсти не менее двух сантиметров, обязаны были сдать ее один раз в год. Для этой цели была открыта специальная парикмахерская. Однако Медведь, Волк, Лиса, Рысь и их помощники - куницы, росомахи, леопарды - сгоняли в эту парикмахерскую только травоядных животных, многих не по одному разу в год, даже короткошерстных. У последних после такой процедуры оставалась одна кожа, и они начали вымирать.

Мы видели горы настриженной шерсти. Только маленькая частичка ее пошла для нашего Льва, остальное растащили хищники, часть продали, часть оставили себе.

Белка: Я из своего дупла наблюдала точно такую же картину, которую представила вам госпожа Сорока.

Филин: А вы, госпожа Белка, тоже ведь уклонились от сдачи шерсти, вот я, хотя и птица, тоже сдал, правда, не шерсть, а часть перьев, чему последовали несколько десятков моих сородичей-филинов.

Кабан: Слово предоставляется обвиняемым.

Медведь: Мы, медведи, как известно, полгода спим в берлогах. Я, правда, свою шерсть не сдал, в чем глубоко раскаиваюсь, но и за травоядными по всему лесу тоже не гонялся. Господин судья, я вас прошу привлечь Сороку за клевету на меня.

Лиса: Мне очень трудно что-то сказать в свою защиту. Как вы знаете, писатели всех времен и народов разнесли про нас, бедных лис, дурную славу по всему свету. Только один писатель Сергей Владимирович Михалков в своей сказке «Зайка-зазнайка» описал случай, впрочем, вполне не единичный, как Заяц выгнал мою сестрицу из родного дома. И никто тогда не осудил его за присвоение частной собственности. Кстати, в те времена защищали в первую очередь собственность социалистическую, то есть коллективную.

Кабан: Госпожа Лиса, прошу вас говорить по делу.

Волк: Меня тоже принято обвинять во всех грехах, даже в тех, которые я не совершал. Да, порой мне приходится съедать кого-либо из травоядных на завтрак или на обед, но так уж установлено самой природой, что мы, волки, иначе не можем. Но съедаю я в основном слабых и больных. На них, кстати, мне указывают вожаки травоядных. Мы, волки, санитары леса. Да, я организовал сдачу шерсти нашими жителями лесными. Сначала мы согнали всех в большую толпу. Я разделил эту толпу на несколько групп и запускал в парикмахерскую по очереди. Вот овцы, которые, как известно, сильным умом не отличаются, действительно попадали не один раз на стрижку, потому что сами во второй раз присоединялись к одной из групп, которые еще не побывали в парикмахерской. Что же касается меня самого, то я действительно не стал сдавать шерсть, потому что она ужасного качества. Она такая жесткая, что не только наш царь Лев не смог бы на ней спать, но даже и сам Крокодил не захотел бы устроить из нее себе ложе.

Речь адвоката: Моих подзащитных обвиняют в уклонении от налогов, что они якобы по три шкуры дерут с простого лесного народа. Это не так. Медведь, Волк и Лиса оказались замечательными организаторами по сбору налога в виде шерсти. Они в этот период даже перестали есть травоядных, чтобы можно было больше сдать шерсти. И вместо того чтобы жаловаться, овцы, козы и лани, к примеру, должны гордиться тем, что сумели послужить общему делу. Ведь именно у них есть особый дар - производить такую ценную шерсть, которую даже люди согласны у нас купить, скажем, в обмен на котел куриного супа.

Хищников, по моему разумению, нужно наградить за проделанную работу. Без хищного надзора травоядные совсем разболтаются и разленятся. Оставьте бедных хищников в покое. Такими их создала природа. Это их естественные права и обязанности, и очень трудно такое их положение будет оспорить.

Речь Крокодила: Господин судья, господа присяжные заседатели! Следствию удалось доказать вину подсудимых. Свидетели привели неопровержимые факты. Каждый из подсудимых, пытаясь защитить себя, приводил аргументы, которые легко можно опровергнуть. Ну что стоят разглагольствования уважаемого Михаила Потаповича? Конечно, среди хищников он занимает особое положение. Полгода спит в берлоге, поэтому в это время никому не причиняет вреда. Но в остальное время он, однако, довольствуется не только растительной пищей. Кстати, о собственном налоге, Михаил Потапович, вы забыли, заспали, так ответьте по закону за свою забывчивость.

То же самое я могу сказать и про Волка с Лисой. Когда Лев говорил им, что надо собрать шерсть, они заявили: «Кто станет для тебя жалеть не только шерсти - кожи!». Но когда дошло до дела, «сами вдвое хоть богаче шерстью были - не поступились своим ни волоском». К тому же сами на зиму запаслись тюфяками из казенной шерсти. О чем записано в материалах следствия.

Перед законом все равны. Волк, Лиса и Медведь употребили насилие, чтобы заставить травоядных, особенно ангорских коз, верблюдов и тонкорунных овец, по нескольку раз сдавать шерсть. Я призываю суд наказать виновных и защитить пострадавших.

Возможны варианты

Этот дидактический материал можно использовать в почти жизненном виде, а можно на основе его создать свою версию суда над хищниками. Можно придумать заседание присяжных заседателей, которые вынесут свой вердикт. Можно по-иному построить речи свидетелей, адвоката и других участников суда. Можно полностью разработать другой вариант суда на основе этой басни И.А.Крылова.