Катины сказки

- «Человек безвозвратный» похож на сложную шахматную партию, где подчас даже незнакомые друг с другом люди влияют на жизнь своих соседей по «игровой доске». Катя, вы случайно в детстве не увлекались шахматами?

- Нет, в то время, когда все нормальные дети носились по улицам, я, бесконечно болея ангиной, писала стихи и рассказы. Одну за другой марала толстые тетради, чем очень умиляла маму, которая, кажется, хранит их до сих пор. Потом была председателем школьной редколлегии, занималась какими-то постановками, но слова «режиссер», как вы понимаете, в моем лексиконе не было. Я даже не догадывалась о существовании такой профессии. После школы начались невообразимые приключения: в институт поступить не смогла, потому что знакомый молодой человек... сбросил меня с моста и я вся оказалась переломана, как старая кукла. Потом страшная автомобильная авария, клиническая смерть. Кто-то набивает себе шишки в переносном, а я в прямом смысле слова. Но при этом оказалась чертовски живучей, как кошка! Где-то в перерыве между очередными напастями успела-таки поступить на экономический. Отучилась два года и радостно бросила: что поделать - не мое!

- А во ВГИКе, судя по всему, эта школа уж точно оказалась вашей, учились прилежно или тоже характер демонстрировали?

- Пусть это не прозвучит громко и напыщенно, но моя режиссерская карьера началась задолго до ВГИКа. У одной знакомой была своя музыкальная группа под названием «Четыре Кати», и как-то меня попросили написать сценарий для клипа. Продюсер глянул и предложил, раз уж я вся из себя такая креативная, снять этот клип самой. Отчего-то я не стала ему говорить, что в жизни этим не занималась и даже не представляю, с какого края за дело браться, а просто согласилась. Впервые пришла на съемочную площадку, не имея ни малейшего представления о кинематографическом процессе: куда идти, кому и что говорить, но все как-то само собой получилось. Ролик тут же взяли на МТV, и следующий клип я снимала уже со знаменитым оператором Владом Опельянцем. Он-то и посоветовал мне подумать о ВГИКе. Поступила с первого раза в мастерскую режиссера Владимира Хотиненко. Чувствовала себя губкой, которая жадно впитывает все подряд. На все лекции ходила, не прогуливала, бралась за любые задания, очень много снимала, с удовольствием монтировала под чутким руководством Владимира Фенченко. Потом был небольшой перерыв, и восстановилась я уже в мастерскую Евгения Ташкова («Адъютант его превосходительства», «Приходите завтра», «Майор «Вихрь»). Удивительный человек, потрясающий педагог, так же, как и я, любит Достоевского, так что все время моей у него учебы мы с ним просуществовали будто на одной эмоциональной волне. Слава богу, все получалось, в противном случае пришлось бы в очередной раз начинать жизнь с чистого листа, отправляться на поиски новых подвигов «по душе»: к сожалению, я не из тех, кто долбит лбом стену и способен на все ради зыбкой мечты...

- Вот почему с вашими героями постоянно что-то приключается - видна рука бывалого «искателя приключений», который и сам много чего в жизни перенес, и рассказывает о чужих невзгодах со знанием дела...

- Ну сценарий-то не мой, а моего знакомого Петра Степина, много лет жившего в Америке. В чем-то это действительно его автобиография, работу эту он посвятил своей маме. Впрочем, все истории, которыми наполнена картина, могут в любой момент случиться с каждым из нас. Потому что каждый из нас по сути своей одинок и «безвозвратен».

Конечно, готовая картина во многом отличается от оригинального сценария. Мы смягчили кое-какие диалоги и даже слегка изменили характеры некоторых персонажей. Степин настаивал, чтобы роль железной бизнес-леди, покупающей любовь молодых мальчиков, сыграла его близкая подруга Галина Логинова, в прошлом звезда советского экрана, но сегодня больше известная, как мама голливудской дивы Миллы Йовович. Когда Галя прилетела в Москву и мы на кухне обсуждали подробности, она призналась, что местами текст ее просто коробит и нельзя ли сделать его более человечным, без лишней грязи. Но это не значит, что я такая уж кисейная барышня, наоборот, всю ненужную сентиментальность стараюсь всегда «выпаривать». И очень не люблю «сахарные» дамские фильмы, которые всеми правдами и неправдами пытаются искусственно вышибить у зрителя слезу. Женщины-режиссеры этим частенько страдают, не видя разницы между чувствительностью и сентиментальностью.

- Может, именно поэтому многие мужчины-режиссеры не признают за прекрасным полом права снимать кино, утверждая, что это не женская профессия?

- В данном случае я не очень понимаю, что это за извечный половой спор. Да, это изматывающая профессия, для меня она просто мучительна, предполагает бешеный ритм и нечеловеческое напряжение. Могу согласиться лишь с тем, что она неженственная, но когда на площадке командуешь 70 мужиками, о какой женственности вообще может идти речь? Мужчины иногда бывают более выносливыми - это правда. Но в то же время крайне редко, только в каких-то из ряда вон выходящих случаях, я позволяла себе повышать голос, всегда надеясь, что рядом со мной единомышленники, которым можно все объяснить спокойно, без ненужных всплесков. При этом не раз сталкивалась с мужчинами-режиссерами, которые такие истерики на площадке закатывали, что вам и не снилось.

В любом случае, кто бы и что бы там ни говорил, без этой работы уже не могу, будто не я ее выбрала, а она меня... Сама себе постоянно твержу, что просто обязана снять четыре фильма - не меньше. После этого, наверное, смогу неспешно варить борщи и жить какой-то нормальной спокойной жизнью, какой живет большинство нормальных спокойных людей. И мой замечательный муж Игорь Задорин станет для меня только мужем, а не продюсером-мужем...

- После премьеры на «Кинотавре» вы торжественно и во всеуслышание заявили, что отныне будете снимать только блокбастеры.

- Это меня критики спровоцировали! Но, правда, неплохая идея? Хотя в каждой шутке есть только доля шутки, и грядущей зимой я начинаю съемки фантастического боевика «Орден семи» с колоссальным, на мой взгляд, бюджетом в 17 миллионов долларов. После того как мы просто за копейки сделали «Человека безвозвратного», окрестив его между собой в «Человека безбюджетного», когда ради экономии вынуждены были отрабатывать в день по девять смен - кто знает, тот поймет, что это значит, - такой масштабный проект не может не радовать. В подробности пока вдаваться не буду, скажу лишь, что действие происходит в Москве в 2080 году. Если все получится, то это будет очень шекспировская история, во всяком случае главного злодея вижу настоящим Ричардом III XXI века. Хорошо, если этот ребус разгадаю не только я, но и зрители...

Презентация проекта прошла, кино уже санимировано - весь фильм, весь монтаж прорисованы, музыка наложена. Точно знаю, что главную роль исполнит Сергей Крапива, сыгравший молодого парня-курсанта в «Человеке безвозвратном». Он настоящий экшн-герой - эдакий брутальный красавец с ранимой душой. В Сергее есть редкое сочетание мужественности и чувственности. «Человек безвозвратный» - его дебют в кино, до этого он снимался лишь в рекламе и музыкальных клипах, там-то, уже отчаявшись найти героя, я и увидела его впервые. Замечательный, работоспособный парень с большим, уверена, актерским будущим.

Но до того как начать съемки «Ордена семи», я успею закончить еще одну психологическую драму - о сложных взаимоотношениях матери и дочери, о том, как осторожны мы должны быть с собственными желаниями. Слоган фильма говорит сам за себя: «У мечты есть все, чтобы овладеть тобой».

- Снимая фильм о завтрашней Москве, вы подписываетесь под тем, что она - лучший город Земли?

- Конечно, лучший! Я родилась здесь, и мама, и папа - коренные москвичи. Все самое светлое связано у меня именно с этими улочками и переулочками. Да, росла я, положим, не в самом престижном районе - в рабочем Медведкове, где в девять часов вечера во всех окнах как по команде гас свет, потому что всем очень уж рано вставать. Это в центре на вечерних кухнях спорили о судьбах мира, а у нас все спали. Но для меня люди - это люди, а город - это город, их совсем не обязательно смешивать. И когда я смотрю, какой, если верить моим талантливым художникам, станет Москва уже через 70 лет, меня охватывает невообразимая гордость. Очень хочу и снять этот фильм, и жить в такой Москве!