Восточный способ отношения власти и собственности медленно, но верно преобразуется в западный, потому что большая эффективность последнего видна невооруженным глазом. Временами этот процесс застывает на одном месте, временами ускоряет свой ход. Ныне Китай сделал скачок и остановился, возможно, надолго. Япония, Индия, Южная Корея, Тайвань упорно развивают второй способ. Старая Россия долго не могла вырваться из крепостничества, но в 1861 году сделала прорыв. С октября 1917 года по август 1991 года у нас правили самые глухие деспоты Востока, какие только возможны были в истории. Но здесь была тонкость: правитель вел себя, как собака на сене: сам ничего не имел и другим ничего не давал. По этому поводу была создана специальная теория, были исписаны горы бумаги. Вся страна работала на охранника общественной собственности, и он каждому выдавал свой паек, с поощрениями или без поощрений - за послушание и преданность. Полный провал: милитаризация, ненасытные чиновники и сонмище иждивенцев съели весь продукт. Сейчас, вследствие революционных перемен, Россия приблизилась к Западу, пожелаем ей попутного ветра. Интенсивное развитие западного способа отношений власти и собственности началось в Древней Греции. Сейчас он наиболее полно воплощен в странах Скандинавии, Западной Европы, Северной Америки. Талантливые авторы учебников истории красочно и правдиво рассказали, как Европа шла к самой себе. Дорога была нелегкой.

В истории власть и собственность вели постоянную борьбу за влияние. Но и сотрудничали. Революции и гражданские войны сменялись периодами мирного развития. Со временем собственности удалось вырвать себе «кусок» власти и создать при правителе некий орган - сначала совещательный, а потом - законодательный. Народное собрание в Древней Греции, сенат в Древнем Риме. Парламент Англии работает с ХII века. Гражданское общество развивалось параллельно с развитием парламентской власти. Современная парламентская республика - это победа собственников в борьбе с правителем за власть. Типичный пример - современная Англия, где королева царствует, а не правит. Нынешняя Россия - президентская республика, где роль парламента принижена. За стабилизацией, о которой ныне говорит президент, мы можем получить два варианта правления - демократический или авторитарный, типа белорусского. Наше общество склонно к авторитаризму, особенно учительство. А наши либералы очень слабы, они пока играют в демократию. Они действуют по принципу: отдайте нам все, иначе мы вас знать не хотим.

Рыночной экономике, где собственность правит бал, нужна свободная конкуренция (свободная реклама и все прочие общественные свободы), которая может осуществляться в разных вариантах. Первый вариант: дикая конкуренция с применением уголовщины. Дикий капитализм. Эту - первоначальную - стадию проходит каждая страна, вступившая на путь рыночной экономики. Как долго она длится, зависит от совершенства принимаемых законов, от воли элиты и от зрелости общества. К нам рыночная экономика пришла после полного обвала способа коммунистического хозяйствования. Можно сказать, что мы имели случай из ряда вон выходящий. Стабилизация означает, что наступил второй вариант конкурентной борьбы собственников. Воспитание собственников, носителей собственности, - очень трудный и длительный процесс. Европе потребовались на это столетия. После большевистского «поворачивания истории» России придется уплатить высокую цену за то, чтобы достичь современного европейского качества. Придется уплатить за скорость.

Российская собственность одержала великую победу над тоталитарной властью. Мы были свидетелями этой титанической борьбы. Враг повержен, тоталитарная власть в развалинах. Но у победившей собственности скоро закружилась голова от успехов. Верх взял олигархический капитал, который потерял чувство разумной меры. Купил телевидение, газеты, представителей власти, английский футбольный клуб «Челси»! Что еще купить? Кого еще купить? Путина, Буша, папу римского? Олигархический капитал дал повод новой власти, которую поддержали все «ущемленные», перейти в контрнаступление. Сегодня баланс восстановлен. Как будем жить дальше? Дело в том, что у власти (у любой власти) есть реальное оружие - так называемые силовые структуры, а у собственности только деньги. Внизу и в среднем звене властной иерархии собственность, конечно, может повлиять на оппонентов, а на самом верху она этого сделать не может. «Родина не продается!» - скажет любой правитель. Ситуация у нас пока такова, что все держится на честном слове президента. Как он поведет себя? Кого он рекомендует вместо себя на выборах 2008 года? - вот роковые вопросы нашей жизни. Пока наше общество не готово встать как один на защиту собственности - основы общественной и личной свободы. Скорее наоборот, оно готово встать на защиту «порядка» и нового установления уравниловки. «Порядка» с «красным» или «коричневым» оттенком.

У власти есть роковая болезнь - командовать всем и вся. Фашизм (нацизм) - жестокая деспотическая власть. Он оставил, однако, гражданам собственность. Контролировал ее, но личное обогащение не запрещал. (Теократия - родственный фашизму способ отношения власти и собственности.) Коммунизм пошел дальше, он захватил не только собственность граждан, но и души их. Он навязывал свою идеологию гражданам с малых лет до глубокой старости. Даже на похоронах ораторы часто начинали свою речь так: «Товарищ Иванов был верным сыном партии!» Он создал прецедент тоталитарной власти. Европа объединилась с Советами в борьбе против фашизма совсем не потому, что вдруг полюбила коммунизм, а потому, что не было выбора, потому что «горел» европейский дом и выбирать «пожарника» определенной политической окраски в этих условиях означало потерять все. У собственности есть своя роковая болезнь - создать сверхмонополию, чтобы диктовать всем цены и контролировать политическую жизнь.

Властью и собственностью у нас после 1991 года завладели бывшие правители и те, кто был к ним близок. Комсомольские функционеры, например. Сейчас они властвуют и хозяйничают. Пока некоторые губернаторы правят, их родственники наживают богатство. Гусинский, Березовский, Ходорковский, Абрамович - это особый случай, это таланты финансовых операций мирового масштаба, чудом сохранившиеся в «зоне вечной мерзлоты». А где же другие граждане, что не служили власти, а просто выживали? Среди мелких и средних собственников они тоже есть. Среди крупных их почти нет. Дело в том, что большинство умных и инициативных граждан вожди загнали в партию, а непокорных, способных к серьезному бизнесу, - уничтожили.

Высокий уровень продажности власти у нас я бы объяснил тем, что одной ногой мы еще стоим в той эпохе. Не завершен раздел богатства страны, находившегося в общественном пользовании, кое-кем даже ставится вопрос о переделе. А конкретно можно сказать следующее: коммунисты, потеряв власть абсолютную, бесконтрольную, но не потеряв своих кресел, решили, что ныне им все позволено, что потерю надо компенсировать. Злость у них еще не прошла, желание отомстить в их душах еще тлеет. А надзирательные органы - это та же самая власть. Высокий уровень продажности власти, по-моему, объясняется несовершенством человеческой природы: всех я люблю, но себя - больше других.

Сергей КОРЯГИН, Гагарин, Смоленская область