Бочка меда

Замечательно, что семинар для региональных победителей прошел именно в городе Московский, именно в учебно-методическом центре профсоюза АПК, где до 2004 года десять лет проходили конкурсы «Учитель года». Здесь сама обстановка настраивает на работу, избавляет от стресса и постоянного страха, преследующего любого конкурсанта: «Как бы не ударить в грязь лицом?». Гостей со всей России утешали, наставляли, вдохновляли. Но главным образом давали полезные советы.

Советы, как подавать себя, как создать свою «Визитную карточку», не растеряться перед жюри, не смутиться перед журналистами на пресс-конференции, не потеряться на открытом уроке перед незнакомыми детьми. Причем впервые на конкурсе перед финалистами выступал профессиональный тренер Радислав Гандапас из Академии ораторского мастерства. Учителя года слушали Гандапаса целый день, а находиться под воздействием его лекции, похоже, будут еще долго. Победительница конкурса «Учитель года Тульской области» Татьяна Максимова не скрывала своего восхищения: «Это было бесподобно, очень интересный человек, безумно интересно слушать. Я стала думать о предстоящих уроках, презентациях, как сделать, чтобы то, чему он научил, было использовано и в то же время было незаметно, органично». Кстати, использовать знания, то есть превратить их в умения, конкурсантам пришлось уже на следующий день на импровизированной пресс-конференции с учителями года прошлых лет. В качестве профессионального журналиста я вела эту пресс-конференцию и могу сказать, что вопросы ставились грамотно и остро. Вот только некоторые из них: «Хотел бы спросить у вас о председателе Большого жюри. Производит впечатление человека-стены, расскажите о нем с точки зрения конкурсанта», «Откройте секрет: что вам помогало, а что мешало на конкурсе?», «В том, что на конкурсе побеждают мужчины, есть какая-то логика? Может быть, какого-то качества женщине не хватает?», «Как изменился конкурс в свете нацпроектов?», «Как вы представляете себе школу будущего России?».

Знаниями о том, как надо и как не надо вести себя на конкурсе, делились победители Всероссийского финала «Учитель года», участники Межрегионального клуба «Учитель года России». Их десант «высадился» в Московском также на целый день. Артур Заруба, учитель года России-1992, Михаил Нянковский, учитель года России-1994, Екатерина Филиппова, учитель года России-1996, Евгений Травин и Елена Смолина, лауреаты конкурса «Учитель года России-2000», Андрей Милехин, лауреат конкурса «Учитель года России-2001», Владимир Головнер, лауреат московского конкурса «Учитель года-1997», рассказывали о своем опыте подробно, показывали мастер-классы. От кого еще «пеликаны» нового призыва услышат такое предостережение: «Групповая работа на открытом уроке - вещь опасная»? Кто лучше объяснит, что самоанализ урока не стоит готовить заранее, нужно рассказывать о только что проведенном занятии? Кто, наконец, мудро настроит: «Когда человек думает только о победе, он никого не замечает, ни с кем не общается, он обкрадывает себя в самом прямом смысле слова».

Ложка дегтя

В мае 2006 года приказом Федерального агентства по образованию был утвержден «Порядок проведения конкурса «Учитель года России-2006». Никаких особых новшеств по сравнению с прошлым годом в этом «Порядке...» не было, за исключением пункта 1.2: «В Конкурсе могут принимать участие педагогические работники образовательных учреждений, реализующих общеобразовательные программы, независимо от их организационно-правовой формы, и победившие на конкурсном отборе в рамках приоритетного национального проекта «Образование». Почему я так подробно говорю об этом документе? Да просто потому, что в пятнадцати регионах, где прошел конкурс «Учитель года», местные власти и организаторы педагогического состязания на новый пункт не обратили внимания. А на семинаре открылось, что учителя года Башкортостана, Республики Алтай, Чувашии, Ленинградской области и некоторых других регионов в финале не имеют права участвовать. У них даже не приняли документы, которые все конкурсанты обязаны были предоставить до 31 августа. Конечно, опальная «пятнашка» старалась не подавать виду, они занимались так же усердно, как все остальные, но неизвестность «грызла», и пика естественная нервозность учителей достигла к последнему дню, когда у конкурсантов по плану была назначена встреча с директором Департамента государственной политики в образовании Минобрнауки РФ Исааком Калиной. Выключенные из конкурса педагоги надеялись, что Исаак Иосифович сумеет разрешить ситуацию, ведь он член оргкомитета, к тому же представитель министерства. Но выяснилось, что чиновник только накануне узнал о «явлении пятнадцати непричастных», очень расстроен, но так же хорошо понимает, что сделать, похоже, ничего нельзя: решение о совмещении двух конкурсов принимал оргкомитет, и только он может его отменить. Исаак Калина взялся объяснить, почему он считает ситуацию странной: «Мы с вами прекрасно понимаем, что десять тысяч учителей, отобранных в рамках национального проекта, должны представлять собой самых эффективных, результативных учителей Российской Федерации на сегодняшний день. И в то же время нам очень хотелось сохранить традиционный конкурс «Учитель года», понимая, что победителем конкурса «Учитель года» является не только тот, кто эффективен, но еще и достаточно эффектен. Поэтому была поставлена задача попробовать среди этих десяти тысяч самых эффективных отобрать еще какое-то количество эффектных, презентабельных, умеющих представлять систему образования. И когда сегодня эти два множества оказались в какой-то части не пересекающимися, возникает простой вопрос...» Дальше уважаемый глава министерского департамента предположил, что в неком абстрактом субъекте Федерации педагоги стали победителями либо одного, либо другого конкурса «по блату».

Уже после встречи с Исааком Калиной «уволенная» из финалистов конкурсантка спокойно сказала мне, что все логично, спорить тут не о чем, наоборот, надо бы погасить эмоции, агрессия ни к чему хорошему не приведет. Но я уже поняла, что как раз логика в данном случае нарушена. Вот мои аргументы.

Во-первых, конкурсы совершенно разные, у них разные критерии, разные формы проведения, разные цели - загляните в официальные документы! У конкурса «Учитель года»: выявить, поддержать, поощрить творчески работающих педагогов, повысить престиж учительского труда, распространить опыт лучших учителей РФ. Денежное поощрение «выплачивается лучшим учителям (...) за высокое профессиональное мастерство и значительный вклад в развитие образования». Видите разницу? Выявление и награда.

Во-вторых, конкурс «Учитель года» конкурсом «Лучший учитель года» называть неправильно. В методических рекомендациях Академии повышения квалификации и переподготовки работников образования, которыми пользуются все региональные и федеральные организаторы, члены жюри, конкурсанты, четко сказано: «... победитель конкурса «Учитель года» - это учитель, выигравший в профессиональном состязании учителей, участвовавших в текущем конкурсе, поднявшийся в своем мастерстве на ступень выше своих коллег - участников конкурса». Он лучший здесь и сейчас. И не обязан быть лучшим в соответствии с правилами другого конкурса.

И если уважаемый оргкомитет решил объединить два состязания, то тогда надо следовать принципам, о которых сказал Исаак Калина: президентский грант получает самый эффективный учитель, а звание «Учитель года» тот, кто не только эффективен, но и эффектен. То есть более логично не из обладателей президентского поощрения выбирать учителей года, а наоборот, учителей года автоматически включать в число грантополучателей. В любом случае решение оргкомитета «Учителя года» в этом году воплотиться не могло, ведь если выполнять его буквально, то и на региональные конкурсы надо было выдвигать только участников конкурса в рамках нацпроекта!

Самое правильное, что может сделать оргкомитет, - принять решение об участии несправедливо обиженных пятнадцати конкурсантов в финале «Учителя года России-2006». Иначе возникает вопрос: зачем придуманы национальные проекты? Чтобы поощрить учителей или чтобы перечеркнуть их нелегкий труд на конкурсе «Учитель года»?