Добраться до интерната не составило никакого труда: с Киевского вокзала на электричке за 20 минут я доехала до Переделкина, пересела на

809-й автобус и через одну остановку вышла. Прямо передо мной на огромной территории расположились три новеньких современных корпуса. Захожу в ворота и, огибая здания слева, вижу главный вход. На дверях табличка «Предъявите документы». Мое редакционное удостоверение внимательно изучают два строгих охранника в униформе. Потом один из них записывает в специальный журнал мои данные, время прихода и только после этого улыбается: «К директору - вон туда: по коридору, налево». В пустом широком коридоре мои шаги звучат чрезвычайно гулко. Кажется, это здесь. Я раскрываю двери - и навстречу мне поднимается симпатичная, стройная женщина:

- Николаенко Виктория Игоревна - директор этого царства. Очень рада встрече с журналистом, мы нуждаемся в широкой информации. Сейчас середина августа, к нам пока записалось 40 детей, а интернат рассчитан на 120.

- Всего лишь 120 ребят будут жить и учиться в этих роскошных помещениях на такой огромной (21 тысяча квадратных метров) территории? Вот это размах! Не лишку ли?

- Нет, вы знаете, в самый раз! Ведь многие наши воспитанники к нам не придут, а приедут. На колясках. И будут ездить по этим самым коридорам. Теперь представьте себе: две коляски встретились. На маленьком пространстве им не разойтись. Вот почему у нас такие просторные помещения, широкие (двухметровые) коридоры и широкие двери без приступков.

- Если не ошибаюсь, в Западном округе ваш интернат - единственный для детей с ДЦП?

- Это на самом деле так. И вообще! В Москве их всего три было до того, как наш появился. Конечно, они не могли удовлетворить потребности в образовании детей, страдающих этим тяжелым заболеванием. Поэтому правительство Москвы и приняло такое решение: построить в Переделкине наш интернат.

За основу был принят финский проект. Хотя, увы, кое-что получилось не совсем так, как следовало бы по идеалу.

- Да что вы такое говорите! Этакая красавица-школа - еще не идеал? Почему?

- Ну меня на сегодняшний день не вполне удовлетворяет, как разместили выключатели. Не на том уровне. Ребенку, сидящему в коляске, до него самостоятельно не дотянуться.

- То есть ему придется об этом кого-то просить?

- Не придется! Все переделаем! Наша позиция: ребенок-инвалид должен делать как можно больше дел самостоятельно. Ведь от этого его самооценка только повышается. Но надо создать условия для такой самостоятельности. Мы уже многое здесь переделали, руководствуясь принципом: дать как можно больше возможностей для самостоятельной жизни детей.

В финских интернатах для колясочников все двери снабжены фотоэлементами и сами открываются при приближении человека. У нас этого нет. Но открыть двери, сидя в коляске, - это вам не выключатель повернуть!

- Интересно, сколько же средств вложено в строительство интерната?

- Приблизительно 543 миллиона рублей. И это, конечно, без стоимости оборудования. Началось строительство в декабре 2004 года, а в начале этого лета интернат сдали в эксплуатацию. Вот с июня я многое здесь и довожу до ума. Поскольку строители не всегда учитывали, что здесь будут учиться дети на колясках.

Вот где пригодилось первое высшее образование Виктории Николаенко как инженера в сочетании со вторым высшим как педагога-дефектолога. Изучив чертежи, она поняла, что плохо, без учета патологии детей, был спроектирован бассейн. Нужна была иная глубина, не учтены возможности самостоятельного схода больного ребенка в воду, трудно было вообще подъехать к воде на коляске. Неправильно были спроектированы душевые кабины, не предусмотрены поддоны, не было поручней, чтобы больной человечек мог за них держаться. Теперь же все это учтено, все сделано так, чтобы любой ребенок очень многое мог сделать сам, без посторонней помощи, или только с организующей помощью взрослых.

Когда Виктория Игоревна начала знакомиться с работами, которые предстояло сделать на улице, в школьном дворе, то ей и тут все сразу стало ясно: не предусмотрена безбарьерная среда и здесь. Тротуары без спусков, на игровой и спортивной площадках нет специального покрытия, и, если больной ребенок, играя, упадет с коляски, он обдерет себе кожу, получит ушибы и синяки. Обо всем этом Николаенко рассказала начальнику Управления образования Западного округа, и Валентина Бадил писала специальное письмо в правительство Москвы для проведения дополнительных работ. Все было исправлено, и сегодня создана-таки почти абсолютно безбарьерная среда! Позаботилась Виктория Игоревна и о внешней красоте помещений: добилась, чтобы застеклили все балконы и лоджии. Кроме того... Это же дом родной! А если дождь на улице? Можно выйти или выехать на балкон. И подышать свежим воздухом, не рискуя промокнуть.

Потом начались «истории» с оборудованием, которое на ходу приходилось адаптировать, приспосабливать к тому, чтобы им пользовались больные дети. В классе социальной адаптации, например, нужна определенная высота кухонных плит, разделочных столов. Понадобились дополнительные поручни в туалетах, специальные раковины и унитазы. Все спальни оборудовали сенсорными кнопками для вызова помощника воспитателя, если понадобится, особенно ночью. И так везде. Продумано по деталям каждое направление в будущей работе с детьми.

Почетный работник образования Виктория Николаенко 12 лет была директором школы-интерната №20 для детей, страдающих ДЦП. За эти годы она приобрела опыт, который трудно переоценить. Это невозможно сделать еще и потому, что опыт она приобрела еще и как мать. У нее больной сын, которому сейчас 19 лет. Именно ради него Виктория Игоревна и получила образование дефектолога, и пришла работать с детьми-инвалидами. Она все знает изнутри, знает, как надо организовать и как помочь. Вот поэтому она так дотошна, во всем стремится к идеалу. Сердце ее открыто к состраданию и действию. Используя свой драгоценный опыт, Николаенко разработала концепцию развития новой Переделкинской школы-интерната. Конечно, все дети будут учиться (с 5-го по 10-й класс), это понятно. Будет два типа образовательных программ: для тех, у кого сохранен интеллект, и для тех, у кого он пострадал.

Усвоение программ обеспечат 60 учителей-предметников. Обязательно будет осуществляться и лечение, 37 медиков, а среди них и врачи, и специалисты со средним специальным медицинским образованием, будут следить за здоровьем детей. В интернате есть стоматологический кабинет, лечебной физкультуры, массажа, соляная камера для повышения иммунитета, водо- и теплолечебница. 211 человек обслуживающего персонала обеспечат питание, сохранность зданий, охрану детей, пожарную безопасность и многое другое.

С особенной тщательностью разработана в интернате концепция трудового обучения и воспитания ребят. В эту концепцию включена не только любовь, но и уважение к личности каждого ребенка. Еще можно в нашей жизни слышать: ну зачем чему-то учить инвалида, кто его возьмет на работу? Есть пенсия, и ладно.

Нет, не ладно! Николаенко в этом убеждена абсолютно. Труд для инвалида - это полнота жизни. Это чувство собственного достоинства. Конечно, на работу могут и не взять. Но в перспективе коллектив интерната готов установить связи с органами социальной защиты, занятости населения. Не намерены они бросать своих выпускников. Они будут помогать им и после окончания школы.

...Уже готовы и ждут детей прекрасные трудовые мастерские. Вы не поверите какие! Мастерская швейного дела. Представьте, у этих детей ручки искривлены, ладони в разные стороны повернуты, а они будут шить! Наволочки, рукавицы. И машинки уже есть. Гончарная мастерская. Она спроектирована специально для детей с ДЦП. Есть гончарный круг с маломощным мотором, с низкой частотой вращения, специальный стол с бортиками. Есть учебные фильмы, по которым дети будут учиться, направляемые учителем. Готов к приему детей кабинет цветоводства. Составлять грунты и разводить растения - наука непростая. Но осваивают ее инвалиды, как правило, с большим интересом. Николаенко надеется, что придется по вкусу ребятам и кабинет ручных ремесел. Новенькие деревянные станочки для ткачества и гобеленоплетения уже готовы и ждут их. Будут учиться ребята и работать по дереву. Отшлифовать и расписать ложку или разделочную доску - тут нужны вкус и терпение. Росписью по ткани будут заниматься девочки. Научат ребят и редактированию текстов (уже в другом кабинете). Конечно, тех, кто с этим справится, а их интересы и возможности будет изучать психолог.

...Мы ходим с Викторией Игоревной по школе. Заглянули во все кабинеты, спальни, в роскошную столовую, где кухня снабжена самым современным оборудованием, где столы скоро накроют скатертями и будут стоять красивые сервизы с супницами (представляете?). Затем зашли в спортзал и бассейн. Абсолютно безбарьерная среда. Нет, что и говорить, второго такого учебного заведения для детей с проблемами в здоровье нет не только в Москве, но и во всей России...