Досье «УГ»

Победительница Западного окружного конкурса «Учитель года Москвы» Алла Анатольевна

ГОЛОВАНОВА не только вошла по результатам конкурса в рамках национального проекта «Образование» в число лучших учителей Москвы, но и стала дипломанткой конкурса «Школа будущего», который проводила «Учительская газета»-Москва». Алла Анатольевна - выпускница индустриально-педагогического факультета Московского педагогического государственного университета, по диплому - преподаватель общетехнических дисциплин и труда, а по призванию и по роду деятельности - учитель изобразительного искусства школы №1741. Она увлекается рисованием (что естественно!), художественной фотографией.

Родом из детства

По признанию Аллы Анатольевны, с раннего детства ее любимым занятием было рассматривание зимних узоров на стекле, силуэтов облаков и даже узоров на обоях, где она видела зверей, людей, где представляла себе целые города. Ей повезло: у Аллы Головановой были прекрасные учителя, которые учили видеть, замечать красоту, развивали воображение своей ученицы. Видимо, на своем опыте, на опыте собственного детства и построила она потом всю методику преподавания рисования в школе. Не случайно в кабинете Аллы Анатольевны висят на стенде слова поэта и художника Уильяма Блейка: «В одно мгновенье - видеть вечность,/ огромный мир в зерне песка./В единой горсти - бесконечность,/и небо - в чашечке цветка».

Рисование в школе - предмет, который может быть разным, все во многом зависит от учителя. Многие люди в ответ на вопрос, умеют ли они рисовать, отвечают отрицательно - этому их не научили. Но не просто не научили, а кроме того, и не заинтересовали этим творчеством. Вот с этим и борется Алла Голованова.

В детстве мы все пытались нарисовать что-то, вот Алла Анатольевна и возвращает своих учеников к этой поре. Оказывается, можно не вырисовывать детали, а нанести краски на лист бумаги, промакнуть его другим, но чистым листом и, подключив фантазию, увидеть в готовом рисунке совершенно неожиданные изображения - море, скалу, собаку, машину. И снова рисовать, рисовать, рисовать...

Очень важно, чтобы дети не боялись выражать свои мысли и чувства через свое творчество и чтобы с возрастом умение творчески мыслить не исчезло. Алле Анатольевне больше всего важно воспитать человека-творца с развитой индивидуальностью, чтобы дети были способны к творческому труду в любом виде деятельности. Далеко не каждый ребенок, по ее мнению, станет художником, но каждый должен стать творцом.

Необычайно интересным и творческим было представление опыта Аллы Головановой. Она говорит так:

- Мир вокруг нас огромен, многообразен, красив. Как научить ребенка видеть, замечать красоту окружающей действительности?! Как научить ценить и защищать эту красоту? Как воспитать творца, человека, умеющего образно мыслить?

Преподавая в школе изобразительное искусство более 15 лет, наблюдая за творчеством своих учеников, я сделала для себя потрясающие выводы: оказывается, существует немало детей, у которых плохо развито воображение и которые практически не умеют фантазировать. И такие дети встречаются даже в начальной школе, а в средней их становится еще больше.

А я всегда была уверена, что все дети от природы талантливы, что все они - прирожденные художники, что во всех есть природный дар, та природная интуиция, которая называется «Божьей искрой». Так почему с годами многие теряют дар чувствовать, творчески мыслить? Как сохранить и развить этот природный дар, как уберечь детей от стереотипов и штампов?

Как учитель изобразительного искусства, считаю, что научить ребенка правильно и красиво рисовать, владеть художественными, техническими навыками - не самое главное. Гораздо важнее научить ребенка смотреть и видеть, замечать красоту, создать условия для реализации фантазии, детской непосредственности, способности ему самому интуитивно делать маленькие открытия.

За то время, что отведено в общеобразовательной школе изобразительному искусству, детей не научить в должной мере грамоте и живописи. Но важно другое - с раннего возраста необходимо воспитать у ребенка отношение к изобразительному искусству как к деятельности, требующей глубоких знаний и большого труда.

Освоение детьми грамоты, знание языка изобразительного искусства - залог того, что со временем они сумеют по достоинству оценить глубину содержания, форму, образное богатство, своеобразие художественного произведения, а также смогут проникнуться любовью и уважением к художественным ценностям, которые создало человечество.

Кредо: для каждого класса - свой урок

На сцене учебного центра «Поведники», где проходил конкурс «Учитель года Москвы-2006» во время урока Аллы Анатольевны не было, по сути дела, ни одного взрослого человека, который умел бы рисовать. Но тут возникает вопрос: а что не умели рисовать участники конкурса, на время ставшие учениками? Они не умели делать натюрморты, портреты, оставлять на бумаге очертания каких-то предметов. А вот обращаться с красками, то бишь водить кисточкой по бумаге, и подключать фантазию, и гадать, на что похожи эти рисунки-пятна, могут все.

Учитель сразу сказала своим ученикам, что каждый из них выступит в роли художника и она даже не сомневается, что они с этой ролью справятся. Причем с помощью монотипии. Для этого на гладкую поверхность, например, на бумажный лист, наносятся краски, потом на этот лист прикладывается другой, и происходит настоящее волшебство - возникает некая картина, в которой каждый видит свое. То есть монотипия - один отпечаток, потому что каждый отпечаток будет существовать в одном-единственном варианте, все остальные будут совсем другими.

Чтобы получился гармоничный рисунок, нужно подумать о цвете, то есть о тех цветовых пятнах, которые появятся на листе, серьезно поразмышлять о колорите. Колорит бывает теплый и холодный, так сказали ученики в ответ на вопрос учителя, добавив, что еще добрый и злой, контрастный, радостный, веселый, мрачный. Совсем как краски в палитре, оказывающие эмоциональное воздействие на каждого человека. После этого учитель дала своим ученикам полминуты на размышление, какой колорит они выберут, и многие сказали - теплый, потому что у них было радостное настроение, их переполняли чувства. Но были и те, кто отдал предпочтение холодному, потому что такой колорит, как им показалось, может охладить страсти конкурса и успокоить. Тут стало ясно, что любой рисунок отражает психологическое состояние человека.

Алла Анатольевна тоже выбрала холодный колорит, но не из-за настроения, а потому что любит работать с холодным цветом, и тут же показала, как она работает сама.

Учитель взяла холодные краски и стала наносить их на бумагу, стараясь, чтобы цветовые пятна на ней были распределены равномерно. За ней следовали ученики, старательно нанося краски на свои листы. Затем каждый взял лист, приложил его к закрашенному, пригладил и тут началось самое интересное - все рисунки получились разные, хотя краски были одни и те же.

Тут все стали гадать, что им напоминают пятна на рисунках. Кто-то увидел сфинкса, кто-то - собаку, кто-то - кошку, окно, арку, часть какой-то скульптуры, - словом, полет фантазии был высоким и разнообразным. Поэтому тонкой кисточкой каждый прорисовал на рисунке контур того, что увидел в цветовых пятнах, нафантазировал, после чего опять получились разные рисунки, но уже с вполне конкретным содержанием и изображением. Ученики увидели дерево, рыбу, остров, чей-то профиль...

Тот, кто никогда не рисовал, был потрясен, что у него получился такой замечательный рисунок, настоящее художественное произведение. Но, собственно говоря, в этом и заключалась цель урока. Однако рисунок не был завершением урока, каждый еще подбирал стихотворение, которое как нельзя лучше подходило к тому, что он нарисовал. Например, пушкинское: «У лукоморья дуб зеленый, златая цепь на дубе том, и днем и ночью кот ученый все ходит по цепи кругом» или есенинское «Дай, Джим, на счастье лапу мне, такую лапу не видал я сроду, давай с тобой полаем при луне...». В школе юные питомцы Головановой в этом случае пишут стихи сами.

Завершился урок на конкурсе тем, что взрослые ученики устроили настоящую выставку своих произведений и с гордостью продемонстрировали свои рисунки не только друг другу, но и жюри, и залу. Это было до удивления красиво.

Прекрасна каждая клякса

Алла Анатольевна рассказала коллегам, что подобрала цикл уроков, посвященных развитию воображения и фантазии, способности образно, творчески мыслить.

В первом классе ребята приходят на такие рисования-графические уроки, как «кляксография». Им нужно поставить чернильное пятно и посмотреть на что оно похоже, ответить на вопрос «Кто попался в сети?», то есть найти из множества росчерков и линий какое-либо изображение. Во втором классе, изучая не цветовые, а ахроматические и хроматические цвета, ребята смешивают краски и в тоновых пятнах находят зверей, птиц, людей, вырезают их и приклеивают на цветной фон. В третьем классе они уже учатся распределять цветовые пятна и в полученных силуэтах опять находят изображения чего-то или кого-то. В четвертом с помощью трубочки выдувают пятна краски, после чего образуются прекрасные деревья и кусты, очень похожие на настоящие, встречающиеся в природе. В пятом классе, изучая художественную культуру Японии, дети сочиняют японские трехстишья - хайку, причем Алла Анатольевна показывает им слайды, а ученики сочиняют к ним свое хайку. В шестом на уроках цветоведения, после того как учитель объясняет им, как буквально двумя-тремя штрихами при определенной фантазии и с воображением можно создать свою картину, свое самостоятельное произведение, они делают монотипию. Весь этой строй занятий позволяет детям вовремя получать знания, у них вырабатываются навыки, все это необходимо для того, чтобы в подростковом возрасте не наступил разлад между тем, что они хотят выразить и что они умеют.

Жюри позавидовало рисующим

Вопросов у жюри было много - оно тоже хотело узнать, как научиться рисовать так здорово.

- Алла Анатольевна, говорят, все дети талантливы, но в самом деле наступает период, когда они перестают рисовать. С вашей точки зрения, по какой причине это происходит? И есть ли у вас рецепт, чтобы вернуть их к этому замечательному творчеству?

- Если вовремя не дать детям определенные знания и не помочь им выработать нужные умения, хотя бы основные, то, конечно, они не будут рисовать. Дети уже видят, как должно быть, и боятся что-то выразить по-своему, опасаясь, что не получится. Насчет рецепта скажу так: желательно проводить урок так, чтобы дети не боялись рисовать, чтобы у них в будущем не сложился комплекс. Учителя географии часто говорят: «Алла Анатольевна, даем им задание нарисовать что-то на уроке в 6-7-м классе, и дети не боятся, рисуют довольно свободно. Ваша заслуга, наверное, в том, что вы не слишком строго судите их рисунки, поощряете любые попытки детей выразить себя». Но именно это и помогает детям преодолевать различные комплексы в будущем.

- На уроке вы предложили своим взрослым ученикам репродуктивную деятельность на уровне упражнений, познания материала, но есть еще и продуктивная деятельность. Скажите, работу на уроках вы соотносите по возрастам учеников или это работа для любого школьника?

- Конечно, для детей массового школьного возраста - начальной школы - как таковые упражнения даже в программе Бориса Михайловича Неменского, по которой я работаю, не предусмотрены. Если дети выполняют какие-то свои творческие задания, то они делают конкретные упражнения. Но, конечно, в среднем школьном звене, когда они уже вырастают, в 5-6-м классе уже необходимо перед каким-то конкретным творческим заданием (сюжетное изображение или натюрморт) обязательно провести какие-то упражнения. Чем старше дети, тем больше возможности с ними поработать.

- Художник мыслит в материале. Вы даете задание, а вот предшествует ли этому объяснение, чем масло отличается от акварели и так далее?

- Конечно, они отличаются, и эти отличия я объясняю детям.

- Не создается ли у детей впечатление, что такой метод создания произведений рождает неуважительное отношение к художникам-абстракционистам и убеждение, что они дурят нам голову?

- Не очень хорошо понимаю, при чем тут мой урок и художники-абстракционисты. Рисунки моих учеников - не абстракции, а конкретные изображения.

- Почему учителя изобразительного искусства, музыки (реже - русского языка и литературы) требуют творческого отношения к своему предмету, а сами бывают часто некреативны? Нет чтобы провести урок по развитию аналитического мышления средствами изобразительного искусства, будут все время проводить урок, смешивая красочки и нанося их на холст.

- Но на уроке рисования нельзя заниматься наукой, мы занимаемся искусством. Рассуждать можно, аналитикой заниматься можно, но уж точно ни один ребенок не будет рисовать.

- Урок в классе сорок минут. Что вообще может ребенок, имея час в неделю на рисование в классе, получить для развития понимания искусства? Может быть, вообще с этим надо покончить, если возможность по времени на работу с ребенком у учителя изобразительного искусства так мала?

- Вообще-то для меня главное не научить ребенка красиво рисовать, а именно воспитать у него понимание красоты, чтобы он видел красоту окружающего мира, сформировать вообще его взгляды на жизнь, нравственное в нем. А времени на это мне хватает.

- Сегодняшняя школа оторвана от того, что было раньше. Раньше урок пения был серьезным уроком, теперь нет. Эмоциональная школа, как вам кажется, не оторвана от таких предметов, как пение и рисование?

- Не могу сказать, что уроки рисования несерьезные уроки. Уже в 5-м и 6-м классах я знакомлю детей с художественной культурой разных стран. Я не сказала бы, что это им не нужно, но вот на это мне времени, конечно, не хватает.

- Одна из задач предметов, программ - сформировать развитие и эмоционально-ценностное отношение к миру. Представьте, пожалуйста, некоторыми примерами, как это происходит на ваших уроках, как повышается роль искусства в школе в то время как этого не делают на уроках по другим предметам.

- Это очень сложный вопрос, требующий обдумывания, поскольку невозможно привести пример и доказать, что роль искусства в жизни этого ученика повысилась на столько-то процентов. Это не оценивается количественными критериями точно так же, как и влияние искусства на других уроках по иным предметам, нежели рисование.

Протяни руку дереву

Как известно, тему лекции каждый конкурсант мог выбрать сам. В этом выборе проявлялся он сам, его интересы и его позиция. Свое выступление Алла Голованова назвала «Протяни дереву руку», и это было не случайно, потому что она всегда говорит о красоте во всех ее проявлениях, которая рядом и которую нужно замечать, ценить и защищать. Вот и на этот раз она говорила о красоте - красоте природы, которую мы очень часто не умеем беречь:

- Мы живем в современном мире, изменяется мир, меняется облик Москвы. Мы что-то приобретаем - новые удобные дома, магазины. Оздоровительные комплексы, но при этом что-то и исчезает из жизни, иногда мы теряем нечто большее, чем приобретаем.

С раннего детства я люблю природу, лес. С первого курса института и после его окончания я работала в студенческом экологическом отряде. Это были поездки по удивительно красивой стране: Байкал, Валаам, Крым, Кавказ, это были и посадка деревьев, и восстановление почвенного покрова, и оформление экологических троп, и даже уборка мусора после туристов. Художник Энгр говорил, что в природе можно найти красоту, там-то и надо ее искать, и нигде более.

Я живу на юго-западе Москвы, в месте, которое раньше было зеленой зоной и считалось легкими огромного столичного города. До войны здесь сажали деревья. Теперь они, шестидесятилетние великаны, - главное достояние места со светлым названием «Солнцево».

Рядом с нашими домами был небольшой сквер - любимое место прогулок мамочек с колясками и пожилых людей. Весной тут пели соловьи, ночью люди выходили на балконы и наслаждались их пением. Пожилая женщина из соседнего дома, правнук которой вместе с моей дочерью играл в песочнице, сидя на лавочке, говорила мне: «Я сама родом из Брянщины, мой брат до сих пор живет там, а я вот уже более 50 лет живу в Солнцеве. У нас на родине кругом лес, воздух чистый. Мой брат сколько раз был у меня в гостях, но никогда не оставался ночевать, уезжал обратно. Говорил, не могу спать у вас в городе, задыхаюсь. Сколько деревьев я посадила здесь, чтобы было, как на Брянщине, но почти все деревья спилили. Неужели и эту кудрявую березку спилят?! Жалко».

В Солнцеве ломают пятиэтажки, ведут строительство, идет так называемая точечная застройка, и через наш двор должна была пройти теплотрасса к новым домам. При этом деревья теплотрассе мешают. Нынешней весной я уже не услышала пенья соловьев. На месте сквера достраивают два семнадцатиэтажных дома.

Красота нуждается в спасении, люди готовы беречь природу, красоту, кто как умеет, каждый по-своему. Кто - делом, кто - литературным словом.

У нас в Солнцеве есть большой рукотворный лес, посаженный 60 лет назад. В школе, расположенной рядом с этим лесом, работает моя коллега, преподаватель изобразительного искусства Наталья Николаевна Колесникова. Вместе с учениками она собирает мусор в этом лесу, оставленный так называемыми любителями шашлыка.

В нашем районе живет писательница Светлана Рыбакова, которая пишет сказки о защите природы. В одной из них - «О том, как спасали лес» - она рассказала о маленьких насекомых, о солнечном Лучике и о ее детях, которые помогли убрать мусорные завалы и спасти лес от царицы свалки и царя Хаоса. А у поэтессы Лидии Егоровой, которая тоже живет в Солнцеве, есть такие строчки: «Мать - дерево/ Деточки - веточки/Если веточки рубят - /Дерево губят».

Дерево неразрывно связано с человеком. Недаром наши предки считали, что каждый человек должен в своей жизни посадить дерево, построить дом, родить сына. Посадить дерево способен даже тот, кто не способен строить дома и рожать детей. Дерево - символ жизни человечества. Цепляясь друг за друга - от родителей к детям, к внукам и правнукам, - люди составляют Древо жизни, сохраняя свое человеческое бессмертие. Родовое дерево, как и все деревья, корнями уходит в землю, а ветками тянется к небу, сохраняя прошлое для будущего, придавая смысл настоящему.

Однажды, гуляя во дворе с дочерью, я заметила большие красные цифры на каждом дереве и сначала даже не поняла, что происходит. Все деревья были пронумерованы. Номер, номер, номер... Что означал номер? Все 26 деревьев нашего двора посчитали. Просто посчитали? Или уже к чему-то приговорили? К чему? К гибели? Какое дерево будет спилено и погибнет первым? Эта молодая рябинка, посаженная соседкой в честь рождения ее внука несколько лет назад? Или этот тридцатилетний клен, который помнит меня и моих подруг еще маленькими девочками, загоравшими, игравшими под ним в дочки-матери? Не будет моего клена - украшения нашего двора, не будет его ярких осенних листьев?

Не будет деревьев, двор будет голым, моей дочери, другим детям и старикам не спрятаться от ветра, палящего солнца, не укрыться от пыли и гари дороги, проходящей рядом, не услышать пения птиц, не любоваться цветением черемухи, яркими осенними листьями клена. Мне стало страшно.

Жильцы нашего дома поднялись на защиту своего двора. Началась долгая борьба с заказчиками, строителями, чиновниками. В этой борьбе мы победили, отстояли свой двор, в результате было решено проложить теплотрассы ручным способом, что гораздо дороже, но все деревья при этом сохранить. Это наша победа, которой мы гордимся.

Каждый май - победоносный. Мы чествуем людей, защищавших и защитивших нашу Родину, шедших на смерть за каждую пядь родной земли, за каждое дерево в годы Великой Отечественной войны. У Константина Симонова есть такие строки: «Да, можно выжить в зной, в грозу, в морозы, / Да, можно голодать и холодать, / Идти на смерть... Но эти три березы / При жизни никому нельзя отдать». На наших спасенных деревьях в мае распустились листья. Красота продолжает жить.

Фото и эпиграмма автора

Березе руки протяни -

Пред ней мы виноваты,

Что часто наступают дни

Тотального захвата.

И там, где лес был густ

и прям,

Строительными точками

Многоэтажные дома

Растут, как многоточия.

Не будем ждать -

победный май

нам предками завещан,

Поднимем голос пап и

мам,

В атаку - мирных женщин.

И кто сказал, что

не смогли

Мы одержать победу?

Поют, как прежде, соловьи

И бабушке, и деду.

Как красота спасает мир

И сохраняет краски,

Так древо рода сохраним,

Традиции и сказки.

Бульвары, скверы и сады

Не вытеснить отныне

И Солнцево не превратить

В безликую пустыню.

Шарж Виктора КОПЦЕВА