Вячеслав СПЕСИВЦЕВ, руководитель и режиссер Московского экспериментального театра:

- Мое 1 сентября - это моя 14-я подмосковная школа (теперь это уже Царицыно, благоустроенный район Москвы, а тогда там были только екатерининские дворцы). Причем у меня получился «панамский» вариант 1 сентября. Все пошли фотографироваться с учителями, я тоже, а потом на общем фото меня не оказалось! Мама, которая звала меня Недолепом, возмущалась: "За что я только деньги заплатила, тебя же здесь нет!". А дело в том, что передо мной стояла девочка в огромной панаме, которая загородила все мое лицо... Со мной в школе постоянно происходили странные вещи. Может быть, поэтому я и стал режиссером?

Сегодня при нашем театре работают четыре школьных студии, то есть я, образно говоря, закольцевался, школа прошла через всю мою жизнь. Надо сказать, что та, старая школа и сегодняшняя - это небо и земля. Некоторые считают, что дети не изменились. Они изменились кошмарно, «на 180 градусов»! А потому и школа изменилась, она стала выразителем сегодняшнего времени. Прогресс, который наметился, это видно по ученикам. Они как зеркало, которое отражает учительский состав.

В моей школе учителя делились на два «отряда». Я уже тогда хотел быть артистом. Но у одних педагогов слово «артист» вызывало восторг, преклонение, а для других оно было ругательным. Например, наш математик Кузьма Федорович (мы его называли Кузей) говорил мне: «Ну, иди к доске, артист!». Зато я очень благодарен учительнице по литературе Татьяне Александровне Ивановой, которая привила мне любовь к этому непростому предмету. Непростому, потому что надо читать. И недостаточно только прочесть книгу, нужно еще и сравнить свое видение мира с видением Толстого, Чехова, Короленко...

1 сентября - это не только мой день, но и день моих любимых учителей, моих детей. У меня четыре сына. И 14 лет назад, когда я провожал в 1-й класс младших двойняшек, Сему и Васю, первым зарыдал я, а не они. То есть для меня повторилось мое 1 сентября в подмосковной школе. Я тогда тоже заплакал: увидел огромную толпу людей и осознал, что вступаю в какую-то другую, взрослую жизнь. Видимо, то же самое почувствовали мои сыновья и «захлюпали» вслед за мной.

Хочу поздравить с праздником всех, кто делает 1 сентября. Это очень серьезная, тяжелая работа во всех отношениях. Поэтому Бог в помощь!

Валентин БАЛАХНИЧЕВ, президент Всероссийской федерации легкой атлетики, мастер спорта, доктор педагогических наук:

- Я закончил школу много лет назад, но все эти годы 1 сентября остается одним из лучших праздников в моей жизни. Это связано не с моим отношением к учебе, а с тем, что мы встречались в этот день со своими друзьями, одноклассниками, теперь уже - однокашниками. С теми, кто находится в зоне досягаемости, я пересекаюсь и сегодня. Иногда встречаюсь с ними, когда приезжаю в свой родной город Луцк на Западной Украине.

Я учился в 5-й школе Луцка. Не могу вспомнить фамилию своей первой учительницы, Марии Ивановны, как она преподавала, но помню ее отношение к нам - доброе, материнское. Благодаря ей мы не почувствовали резкого перехода от беззаботного детства к школьной учебе. С 4-го класса я начал заниматься в спортивной школе, и тогда главным учителем для меня стал Михаил Иванович Клищук, наш тренер. Однако после школы я поступил не в спортивный вуз, а в Московский энергетический институт - решил всерьез взяться за учебу. Но там мне встретился преподаватель Алексей Николаевич Остапенко, который снова направил мои мысли к спорту. Аспирантуру я заканчивал в Институте физкультуры. Здесь на меня повлиял еще один профессор, Владимир Михайлович Зациорский - он снова повернул меня к науке.

То есть я хочу сказать, что всю жизнь у нас есть учителя. Учеба начинается 1 сентября, но не заканчивается никогда. Поздравляю всех, кто когда-либо учился и учится сейчас!

Анна ДИМОВА, актриса театра и кино («Не родись красивой», «Близнецы»):

- Мой отец был летчиком, и большую часть детства я провела в поселке Высокий Мурманской области, где жили военные, училась в местной школе. Помню, что в первый класс я отправилась пасмурным днем, шел дождь. Огромный бант не давал покоя, кожаный ранец непривычно болтался за плечами, белоснежные колготки то и дело съеживались. На торжественной линейке все первоклашки читали стихи. Все, кроме меня. Впрочем, мои минутные переживания по этому поводу развеяли мультфильмы, которые нам показали в Доме офицеров.

Все гораздо радужнее и романтичнее было первого сентября в 11-м классе. Я сочинила песню под названием «Последнее лето детства», которую пела под гитару не где-нибудь, а на крыше родной школы. Успех был сумасшедший. Но природная скромность так и не позволила мне признаться в авторстве. После первого урока уговорила закадычного друга Ваню прогулять ненавистную химию. За нами потянулось полкласса. Поспорив на «слабо», искупалась в реке. А потом был костер и печенная в золе картошка. Ближе к вечеру, грязные и пропахшие дымом, мы сидели в кабинете директора школы.

Евгения СИМОНОВА, народная артистка России («В бой идут одни старики», «Школьный вальс», «Дети Арбата»):

- Я успела поучиться аж в трех школах - наша семья все время переезжала с места на место. А в первый класс пошла в школу - номер, к сожалению, не помню - на улице Новая дорога, напротив старинного немецкого кладбища в московском районе Лефортово. Имени первой учительницы, увы, в памяти тоже не осталось, зато как сейчас вижу тот огромный белый бант, что завязала мне мама. Волосы были, мягко скажем, не слишком густые, так что для двух бантов их просто не хватало, пришлось довольствоваться одним, зато гигантским. Да я и сама была девочкой немаленькой: когда показываю знакомым фотографии тех времен, никто не верит, что круглолицая пышка, которая на голову выше самого высокого мальчишки в классе, - это я. Помню свое первое серьезное увлечение - мальчика Андрюшу, в которого влюбилась с первого взгляда, едва переступив порог класса.

А в этом году в первый класс идет мой внук. И это для меня важнее всех призов, наград и званий.

Дмитрий ШПАРО, путешественник, покоритель Северного полюса, директор московского клуба «Приключение»:

- 1 сентября 1948 года бабушка отвела меня в школу №578 на Большой Ордынке. Никаких церемоний тогда не было, просто моя первая учительница Татьяна Алексеевна Жракова взяла меня за руку и отвела в класс. Школа была мужская, и только в 7-м классе нас объединили с девочками. Я попал в 556-ю школу на Пятницкой. Но уже через год мы переехали из Москвы в город Тушино, и я стал учиться в школе №12.

Татьяну Алексеевну вспоминаю с очень теплыми чувствами, хотя в шестом классе (она была у нас классным руководителем и вела математику) возникали конфликты.

А в тушинской школе моим кумиром был директор и учитель литературы Аркадий Аркадьевич Серяков. Но все-таки с самым лучезарным и талантливым учителем жизнь свела меня позже, когда в первый класс школы №550 Северного Чертаново я повел своего младшего сына Матвея. Как когда-то меня, Матвея взяла за руку его первая учительница - Валентина Васильевна Лайло. Матвей давно окончил школу, но пока Валентина Васильевна там работала, каждый год 1 сентября в 8.30 Матвей и я вместе шли поздравлять ее с Днем знаний. Теперь Валентина Лайло очень известна, потому что написала десяток книг.

Кланяюсь в День знаний своим любимым Учителям.

Евдокия ГЕРМАНОВА, заслуженная артистка России («Розыгрыш», «Ближний круг», «Мусульманин», «Русское»):

- Я не буду о приобретениях (о них, наверное, и так все говорят), а расскажу о потерях, которые постигли меня в тот сентябрьский день, когда я впервые отправилась в московскую школу №5 на Ленинском проспекте! День начинался неплохо, папа подарил мне букет гладиолусов, но перед самым школьным крыльцом я умудрилась порвать белые хлопчатобумажные колготки, купленные специально для этого праздничного дня. Правда, они смешно морщились на коленках, потому что были на два размера больше, но все равно жалко. На ближайшей перемене я отправилась изучать окрестности и во дворе школы набрела на заброшенную теплицу, в которой почему-то стоял огромный старинный деревянный сундук, окованный железом. Не долго думая, я забралась в него, но не удержала тяжелую крышку, она с грохотом захлопнулась и прищемила мне бровь. Кровищи было! И, наверное, в память о первом сентября шрам остался на всю жизнь...