О пользе чтения в детстве сказок и фантастики спорить не приходится. Несколько лет назад меня попросили прочитать в техническом вузе цикл лекций по фантастике. Я поинтересовался, зачем будущим технарям знания, которые даже студенты филологических факультетов изучают факультативно? Мне ответили: для развития воображения, они же будущие инженеры. Позже я пришел к выводу, что развивать воображение надо начинать с раннего детства, а не в институте. Как показывает практика, для многих молодых людей в студенческом возрасте эта замечательная способность человеческого мозга уже оказывается недоступной - дверца захлопнулась.

Сегодня положение литературы для детей младшего и среднего школьного возраста оставляет желать лучшего. Молодые и не очень молодые авторы, которые пишут традиционные сказки и фантастику для детей, из-за странной невостребованности бросают писать и уходят в редакторы и журналисты. Причина простая. Одни издатели печатают исключительно иностранных авторов зачастую далеко не лучшего качества. Другие - только классику.

В одном солидном издательстве мне предложили написать серию повестей из четырех книг о детском спецназе. Я ответил, что книги своим чадам покупают родители. Те из них, кто хотел бы, чтобы их дети читали, не станут покупать книжки ни о спецназе, ни о детском ОМОНе, ни об охранниках исправительных лагерей и тюрем. Не станут покупать не потому, что профессия ненужная или неинтересная. Просто немножко рановато. С огромным уважением отношусь к спецназу, но если все называть своими именами, то это профессиональные ликвидаторы террористических банд. Представляю себе веселенькую книжку, в которой детей учат уничтожать террористов, конечно же, глупых и нелепых.

Те же родители, которые хотели бы ознакомить своего отпрыска с этой взрослой стороной жизни, скорее всего, тоже не купят книгу. Они включат телевизор и посмотрят боевик. Не знаю, убедил ли я главного редактора, но серия повестей о спецназе на свет так и не появилась. А меня все это время не оставляет мысль: кто же сегодня решает, что должны читать наши дети?

Хочу добавить, что детские писатели частенько спекулируют на извечном детском интересе ко всему страшненькому и запретному. Разреши некоторым авторам вставлять в тексты эротические и даже порнографические сцены, и они, не задумываясь, будут вставлять. И объяснение этому найдут, мол, заполняют пробел в половом воспитании детей. Дети во всем подражают взрослым, их очень легко уговорить попробовать спиртное, наркотики, сигареты. Поэтому детей надо ограждать от подобных силков, ловушек, сетей. Они слишком уязвимы, и, я думаю, именно детской литературе, как никакой другой, нужна цензура. То есть издатели должны нести ответственность за то, что печатают. В конце концов почему директор мясокомбината отвечает перед законом за испорченные желудки граждан, а хозяин издательства за изломанные души детей - нет?

Известно, что книги для малышей - самый консервативный вид литературы. В этом возрасте рано ставить детей перед самостоятельным выбором, заставляя их самим решать, что такое хорошо и что такое плохо. Детская книга может быть сколь угодно современна, динамична, может быть даже страшной, но акценты должны быть расставлены жестко, характеры персонажей четко обозначены, без «С одной стороны...», «С другой стороны...». Любой детский психолог, не задумываясь, подтвердит это. И сегодня детскую литературу надо возвращать в ее нормальное русло.

Чтобы исправить положение, а его необходимо исправлять, требуется связать порванную нить здорового литературного процесса. Классика классикой, но многие книги советского периода, даже очень хорошие, морально устаревают, и это естественно. Без знания реалий советской жизни они непонятны детям, а некоторые просто не вписываются в современную жизнь, как, например, сказка Юрия Олеши «Три толстяка». В начале 1990-х годов я попытался прочитать ее своему шестилетнему сыну, но через три страницы в ужасе захлопнул книгу. Меня обожгло агрессией, которой пропитана детская сказка. Она буквально нашпигована яростными призывами убивать богатых. Только за двадцатый век Россия пережила две тяжелые революции. Ну сколько можно-то? Детей нужно учить жить, а не умирать, созидать, а не разрушать, любить, а не ненавидеть. Всему плохому они научатся сами, когда вырастут. И чем больше в детстве будет положено хорошего, тем меньше места останется для плохого.

Кстати, в детстве я читал «Три толстяка», и не без удовольствия. Что значит - другое время.

На мой взгляд, помочь усадить детских авторов за письменные столы может и должно государство. Для этого не понадобятся большие вложения. Ведь книги - тоже товар, а значит, деньги будут возвращаться в казну и даже с прибылью. Нужна лишь добрая воля людей, облеченных властью, которые понимают, насколько это важно. Такая целенаправленная политика помогла бы решить и проблему с детскими библиотеками. Не верьте тому, кто скажет, что библиотеки не посещают. Еще как посещают, и не только дети из малоимущих семей. Два-три раза в году меня просят выступить перед детьми. В библиотеках мне приходится общаться не только с юными читателями, но и с библиотекарями - настоящими подвижниками.

Я вижу три пути, которые помогли бы выйти из сложившегося положения. Первый - это размещение государственных заказов в частных издательствах на взаимовыгодных условиях, с последующей реализацией книг через те же коммерческие книготорговые организации. Система льгот в виде снижения налога на этот заказ для издательств позволит сделать детскую книгу более дешевой. А значит, такие книги смогут покупать как библиотеки, так и семьи с небольшим достатком.

Второй - создание государственного издательства на коммерческой основе, то есть самоокупаемости. Большие тиражи, которые покрывали бы потребности, в том числе и детских библиотек, позволили бы максимально снизить себестоимость книги. Брать не количеством названий, как это вынуждены делать частные издательства, а тиражами.

Третий - использовать уже существующие государственные издательства.

Уверен, есть еще немало способов помочь детской литературе, а по сути - нашим детям, которые сегодня прекрасно знают, кто такой Конан-варвар, и никогда не слышали об Илье Муромце или Алеше Поповиче. И это есть еще одна очень важная функция детской литературы, о которой в пылу реформирования государства забыли, а вернее, заболтали, затрепали, запачкали грязью. Здоровый патриотизм - штука дорогая, тонкой ювелирной работы, выращивается долго и мучительно, но необходимая. Без него народ - не народ, а население. Если вовремя не вспомнить об этом, не избежать России развала, но это уже другая тема.

Андрей САЛОМАТОВ, писатель