Нет, вы скажите, почему они так стремились в этот вуз? Разве нет психологического факультета в МГУ? Есть, но сотни молодых людей штурмовали здание МГППУ, где при наличии самого большого количества бюджетных мест конкурс был еще выше объявленного. Почему они искали этих трудностей? Объяснение тому есть: в Москве за годы работы городского психолого-педагогического университета возникло особое отношение к психологии и психологам.

В наше тяжелое время человеку часто нужны поддержка, совет, как выйти из трудного положения. Каждый день поднимаюсь на эскалаторе на «Сухаревскую» и слышу объявление, адресованное родителям: у них есть шанс получить любую консультацию по поводу развития детей и проблем, возникающих у тех при обучении и воспитании. Никого такое объявление уже не удивляет: люди знают, психолог поможет, казалось бы, в самой безвыходной ситуации. 42 центра психологической помощи, созданные во всех округах столицы, уже стали фактом московской действительности. Если раньше при выборе школы родители ориентировались на мнение соседей и знакомых, то теперь идут к психологам, зная, что те оценят уровень развития ребенка, его способности, возможности, состояние здоровья и дадут совет, в какую школу его нужно отдать. Конечно, не все 100% родителей так поступают, но многие.

Все чаще в школах возникают конфликты между учителями и учениками. Рубцов убежден, что это происходит от недостатка психологической культуры педагогов и учеников. С учениками проще. Во-первых, им оказывают психологическую поддержку в центрах. Во-вторых, есть курс «Психологии» Ирины Дубровиной, и уже в Южном округе столицы идет эксперимент по преподаванию этого предмета в 20 школах. С педагогами сложнее, так как в вузах будущим учителям дают психологические знания совсем не в том объеме, в каком это требуется. Тут Рубцов вместе с ректором Московского городского педагогического университета Виктором Рябовым ведет изнурительную и бескомпромиссную борьбу за то, чтобы в стандартах высшего педагогического образования увеличивался удельный вес тех дисциплин, которые раскрывают перед будущим учителем особенности развития детей. Виталий Владимирович - сторонник повышения квалификации педагогов в области психологии по отдельным направлениям. Возникла проблема? Получи нужные знания и решай ее незамедлительно.

Вообще Московский городской психолого-педагогический университет в большой степени ориентирован на жизнь с ее бесконечными сложными проблемами. Ну, скажем, много детей-инвалидов, которые нуждаются в психологической поддержке. Кто лучше всего знает, с какими проблемами сталкивается ребенок в инвалидной коляске или лишенный зрения, слуха? Тот, кто побывал в подобной ситуации, кому поверит коллега по несчастью. Рубцов одним из первых в стране открыл подготовку детей-инвалидов, и теперь в центрах уже работают выпускники университета, не чувствующие себя ущербными и помогающие другим избавиться от этого чувства.

Кто может понять мотивы ребенка, совершившего правонарушение, проанализировать отношения в его семье, в школе? Конечно, психолог. Но сегодня в суде психолога могут выслушать и принять его доводы к сведению, а могут и не принять, поскольку психолог для суда находится вне правового поля. Сегодня в МГППУ идет подготовка уникальных специалистов с двумя дипломами - юридическим и психологическим. Кто-то там спорит о ювенальной юстиции, а Рубцов не спорит - он своей практической деятельностью обеспечивает защиту прав ребенка в любых сложных ситуациях, при любых правовых коллизиях.

История рядового Сычева потрясла всю страну, но, пожалуй, только психологи смогли понять и оценить, что произошло в воинской части, в солдатском коллективе. Если даже там был психолог, то он - плохой специалист, поскольку не смог выполнить задачу по предотвращению конфликта. Рубцов в своем университете готовит военных конфликтологов, то бишь военных психологов. Двадцать пять отчаянных (и очень красивых, умных) девчонок отозвались на приглашение обучаться по этой проблематике, хотя сам Виталий Владимирович думал не о них, а о юношах-студентах. Теперь он внимательно наблюдает за студентками и анализирует, почему те приняли такое решение. Вообще все объясняется просто: во-первых, девчонки мечтают выйти замуж за надежных и бравых офицеров, во-вторых, будущая работа им уже нравится тем, что тут, как говорится, непаханое поле, а в-третьих (гордись, министр обороны!), они собираются отслужить на офицерских должностях по 25 лет и получить положенные льготы, например, квартиры. Сегодня для них самое главное - научиться предупреждать и разрешать конфликты в армии. А пока само появление красавиц в воинских частях, по признанию командиров, весьма облагораживает и смягчает отношения между солдатами и офицерами: никому не хочется предстать хамами, сквернословами и солдафонами.

Про договоры с МЧС «Учительская газета» писала уже довольно много. Центр экстренной психологической помощи всегда готов к экстренному выезду в любую точку, где эта помощь нужна. И в Беслане работали, и в Москве, и с семьями «Курска», и во время «Норд-Оста» были в состоянии полной психологической готовности. Недавно в университете побывал президент Чеченской Республики Алу Алханов - приветствовал психологов из Чечни, которые проходили здесь повышение квалификации. Они могут, умеют помогать людям, попавшим в трудную ситуацию, - педагоги психологического университета. Не случайно их работой так заинтересовалось ЮНЕСКО: его специалисты нынче решили перевести на иностранные языки все брошюры, выпущенные педагогами и учеными МГППУ и посвященные работе с теми, кто попадает в различные ситуации. Кстати, сегодня велико количество тех, кто готов приехать из-за границы, чтобы получить диплом этого уникального психологического учебного заведения. Но, как всегда, возникают сложности: куда селить, если нет общежития, где найти деньги на гостиницу для зарубежных преподавателей? Пока зарубежные коллеги живут дома у академика Рубцова, жена, понимая ситуацию, к этому относится терпимо.

Свое учебное заведение Рубцов упрямо называет все же психолого-педагогическим, поскольку главный заказчик его кадров - городская система образования. По понедельникам оперативные совещания департамент часто проводит в округах, обсуждая, как идет выполнение программы «Мой двор, мой подъезд». Совещаниям предшествует посещение реальных школ и детских садиков. Везде Рубцов встречает своих выпускников. А это значит, что они идут в школы и считают, следовательно, такую работу престижной и интересной. Почему? Да потому, что в этом вузе существует системная работа по воспитанию будущего школьного психолога. Первокурсники, едва поступив в вуз, тут же отправляются в приюты, детские дома, работают с ребятами-инвалидами, детьми, имеющими проблемы в здоровье и в развитии. Привыкнуть к беде невозможно, можно выработать умение справляться с этой бедой. Так, наверное, воспитывали когда-то волонтеров и благотворителей, которые считали своим долгом помогать людям. Не случайно царские дочери дежурили в госпиталях и ухаживали за больными и ранеными - нет ничего выше милосердия и служения. Воспитывая в студентах то же самое, Рубцов и его коллектив готовят своих учеников к будущей работе в системе образования. И не только в системе, за что и получают от проверяющих. Дескать, вуз педагогический, а выпускники подчас работают в непедагогических учреждениях. А кто, скажите, должен работать в детских комнатах милиции, приютах, детских приемниках? Разве не психологи, знающие особенности развития детей?

Кто должен разбираться с тем, что ребята из трудных семей не учатся в школе? Конечно, психологи, ведь силой «бегунков» за парту не посадишь, тут нужны аргументы «за», воспитание убеждений, что образование крайне необходимо, чтобы добиться в жизни успеха.

А кто может помочь одаренным детям, которые часто не могут реализовать свои способности? Тоже психологи, не случайно именно они вели прием в школу «Интеллектуал», отбирая тех, кто имеет широкую одаренность.

Недавно у Рубцова появилась еще одна непрофильная сфера - обучение детей-правонарушителей, которые содержатся в колониях. У этих оступившихся ребят тоже есть право на образование, вот только никто толком не знает, как помочь им это право реализовать. Рубцов с коллегами решает эти проблемы, привлекая к совместной работе совершенно неожиданных партнеров, скажем, бывших бойцов «Альфы», побывавших в «горячих точках» и знающих, почем фунт лиха.

Рубцов привлекателен именно тем, что не боится работать по 24 часа в сутки, постоянно ищет новые направления работы и существенно продвигается в создании модели абсолютно нового высшего учебного заведения. Я понимаю, почему он так расширяет спектр деятельности своего университета. Потому что только так можно доказать всесильность педагогики вкупе с психологией в процессе переустройства нашей жизни. Только так можно помочь добиться успеха каждому, добиться торжества толерантности, мира и взаимопонимания в обществе. И сделать общество истинно демократическим: не случайно же Рубцов мечтает о том, чтобы открыть в вузе специализацию «Политическая психология». Если Рубцов о чем-то мечтает, значит, это в самом деле всем нам очень нужно и, что интересно, в конце концов обязательно появится. Даже если для этого академику Рубцову придется работать по 48 часов в сутки.

P.S. Теперь вам, конечно, не нужно объяснять, почему в этом вузе нынешним летом был самый большой конкурс.