По поводу изменения организационно-правовых форм учреждений бюджетной сферы сломано немало копий. Сначала реформаторы предлагали такую форму, как автономные учреждения (АУ), потом государственные и муниципальные автономные некоммерческие организации (ГМАНО). Противники таких преобразований не соглашались, доказывая, сколь пагубными будут их последствия для системы образования, которая не может по определению, по сути своей отправляться в безбрежное рыночное море без всяких гарантий государственной поддержки. Нам говорили: «Но ведь вы за автономию вузов», полагая, что мы не сможем отличить автономию от автономности. Борьба шла несколько лет, пока наконец государство само вдруг не осознало, что с ГМАНО может потерять свою собственность. Но с АУ государство позиций не сдавало и не сдает.

Когда в Госдуме в первом чтении рассматривались проекты федеральных законов «Об автономных учреждениях» и «О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «Об автономных учреждениях», а также в целях уточнения правоспособности государственных и муниципальных (бюджетных) учреждений», депутат Мартин Шаккуум сообщил: «Они разработаны в соответствии с принципами реструктуризации бюджетного сектора, предусматривающими преобразование бюджетных учреждений в различные организационно-правовые формы с целью сокращения бюджетных затрат на содержание государственных и муниципальных учреждений». Дескать, те учреждения должны сами зарабатывать средства на осуществление своей деятельности.

На пленарном заседании в Госдуме тогда разгорелся нешуточный спор. Во-первых, стало известно, что на этот счет есть отрицательное заключение профильного комитета Совета Федерации. Против выступили и депутаты многих фракций. Депутат Олег Смолин напомнил, что Российский союз ректоров и Профсоюз работников народного образования и науки против законопроекта, что на ректорском съезде Президент России признался: он этот закон не лоббирует и ссылки на него не имеют под собой никакой почвы. Представители фракций ЛДПР и «Родина» были полны решимости противостоять АУ. Против выступили даже некоторые члены фракции «Единая Россия».

Комитет по собственности Госдумы дал заключение, в котором говорилось: прямым следствием массового создания таких автономных учреждений явится сокращение услуг, оказываемых населению за счет средств соответствующих бюджетов, замещение ранее бесплатных услуг платными. В заключение был также дан детальный анализ того, что с точки зрения гражданско-правовой формы автономное учреждение очень противоречиво и в полном объеме в гражданский оборот не включается. Более того, члены комитета считают: все остальные участники гражданского оборота будут воспринимать автономные учреждения как ненадежного партнера, как ненадежного субъекта хозяйствования. Такая неопределенность гражданско-правовой формы, по мнению депутатов, будет создавать коллизии. Многие посчитали, что в рамках Бюджетного кодекса прекрасно можно было бы расширить самостоятельность бюджетных учреждений по распоряжению средствами, которые они получают от предпринимательской деятельности, если добавить «норму по режиму внебюджетного счета». В самом деле как менять организационно-правовую форму, если, скажем, отсрочки от армии установлены для студентов государственных и муниципальных образовательных учреждений, а про АУ при этом ничего не сказано, и поэтому неизвестно, удастся ли убедить Министерство обороны РФ распространить действие отсрочек на АУ. В Законе «Об образовании» установлен запрет на приватизацию государственных и муниципальных образовательных учреждений, но АУ приватизировать никто не запрещает. Если раньше шел разговор о том, что при АУ будет возможно соучредительство, то в предложенном законопроекте об этом ни слова.

Депутаты недоумевали, где гарантия того, что руководители государственных и муниципальных учреждений будут добросовестно нести свои обязанности, обладать выдающимися предпринимательскими способностями, не доведут учреждения до банкротства и разорения, получив право самостоятельного распоряжения значительной долей их имущества. Почему, спрашивали они, авторы законопроекта не считают, что причина неэффективности работы государственных (муниципальных) учреждений вовсе не в недостаточности финансовой свободы, а в недостаточном финансировании со стороны государства и нецелевом расходовании бюджетных средств, в отсутствии надлежащего контроля за работой учреждений со стороны контролирующих государственных органов, в недобросовестном исполнении государством, его чиновничьим аппаратом возложенных на него обязанностей? А еще возник вопрос о том, кто будет определять объем платных и бесплатных услуг, а также тарифы на услуги. Что интересно, учреждения здравоохранения из-под действия закона вывели заранее, очевидно, понимая, что если разрушить сеть, то будет катастрофа в масштабе страны, а вот учреждения образования никто не пожалел, кроме отраслевого профсоюза. Неужели в самом деле никого из власть имущих всерьез не тревожит уход государства из бюджетной сферы, сопровождающийся снятием его субсидиарной ответственности, возможным (при неблагоприятных обстоятельствах) банкротством учебных заведений и последующей их приватизацией?!

Несмотря на все доводы против законопроекта, его все-таки приняли в первом чтении, пообещав сделать поправки и учесть замечания во время второго чтения. Народ у нас легковерный, именно поэтому, дав обещания, никто, судя по всему, не собирался их выполнять. Иначе зачем было в такой спешке назначать второе чтение на 8 июля 2006 года, не оповестив о том образовательное и научное сообщество, проинформированное ранее о том, что рассмотрение состоится в сентябре 2006 года?

Информация о грядущем втором чтении все же просочилась. Хотя педагоги и научные работники были в отпусках, ради того, чтобы постоять за правое дело, они отдых прервали. Только из Краснодарского края в Думу были посланы 600 телеграмм против рассмотрения закона. Так же поступили и другие регионы. Педагоги и ученые требовали рассмотрения проекта в законном и цивилизованном порядке, но и выведения из-под действия будущего закона образовательных и научных учреждений, поддерживая принципиальную позицию отраслевого профсоюза.

ЦК профсоюза направил 5 июля обращение к депутатам ГД, письма спикеру Госдумы Борису Грызлову, председателям комитетов - соисполнителей по законопроекту Николаю Булаеву, Андрею Исаеву и другим. В письмах содержалось напоминание о том, что профсоюз вот уже три года высказывал свое отрицательное отношение к такому подходу к оптимизации и реструктуризации в бюджетной сфере, но его опасения и доводы остались без должного внимания и обсуждения. В письмах профсоюз еще раз подтвердил «свою твердую позицию относительно того, что недопустимо ввергать бюджетную сферу, выполняющую социально и конституционно значимые функции, в широкомасштабный эксперимент без продуманных и адекватных сопровождающих мер, а также оценки социальных рисков и последствий». Профсоюз настаивал на том, чтобы рассмотрение законопроекта об АУ состоялось, как было объявлено, в сентябре и после предварительного его обсуждения на заседании Российской трехсторонней комиссии (РТК). В письме профсоюза депутатам говорилось, что «в случае игнорирования депутатским корпусом позиции профсоюза и принятия в июле во втором чтении проекта федерального закона «Об автономных учреждениях» профсоюз и его членские организации оставляют за собой право на выражение особой позиции в отношении приближающихся парламентских выборов в 2007 году». Председатель Федерации независимых профсоюзов России Михаил Шмаков не остался в стороне и в своем письме Борису Грызлову высказался прямо и четко: «По мнению профсоюзов, принятие данного законопроекта может привести к превращению существующих государственных и муниципальных учреждений в свободные субъекты коммерческого рынка, освобожденные от какой-либо субсидиарной ответственности бюджетов всех уровней, создать условия для ухудшения ситуации с предоставлением доступных и качественных услуг в социальной сфере, существенно затруднить реализацию ряда конституционных прав граждан России. Несмотря на то, что закон об АУ непосредственно касается сферы социально-трудовых отношений, проект данного ФЗ не направлялся на рассмотрение РТК, что является нарушением действующего российского законодательства».

В результате скоординированных действий Профсоюза работников народного образования и науки, активного участия ФНПР и Ассоциации профсоюзов работников непроизводственной сферы РФ удалось решить вопрос в интересах педагогической общественности и профсоюзов, настаивающих на более широком и предметном обсуждении предлагаемых изменений в бюджетной сфере, прежде всего в рамках Российской трехсторонней комиссии по регулированию социально-трудовых отношений, и отложить рассмотрение на сентябрь 2006 года.

Таким образом, попытка власть имущих в очередной раз принять без широкой огласки в разгар отпускной поры непопулярный документ благодаря профсоюзу не удалась. Но значит ли это, что больше не будет попыток «протащить» этот законопроект в том виде, в каком его предлагали изначально? Такой уверенности нет. Все будет зависеть от позиции профсоюза и педагогической общественности.