До этого лета мы учились в разных школах, даже жили в разных концах города. После экзаменов в восьмом классе я поехала отдыхать в лагерь на Черное море. Это была моя первая поездка так далеко и без родителей. Из разных городов мы собирались все вместе в Москве и оттуда ехали на поезде в Анапу. Из Горького нас было пятеро - три девочки и два мальчика. Мы, девчонки, сразу подружились, а мальчики везде ходили вдвоем и как-то обособленно от всех, поэтому я и не обратила поначалу никакого внимания ни на Юру, ни на Вадика.

На «костре знакомства» каждый представлял свой родной город. И Вадик так здорово рассказал о нашем Горьком, даже свои стихи прочитал, что я решила подойти к нему после костра. Мы разговорились, и оказалось, что у нас общие интересы - мы любим собак, увлекаемся велосипедным спортом и катанием на коньках, а еще пишем стихи. Даже городские улочки, по которым хочется бродить в минуты грусти, у нас одни и те же. Дни пролетали в «круговерти забот», а вечером мы спускались к морю, садились на еще теплый от солнца песок и читали друг другу стихи. А еще мечтали - о том, какую профессию выберем, в какой вуз пойдем учиться, и о многом другом, о чем мечтается в 15-16 лет!

Так прошла смена, и настала пора уезжать. Все вокруг обменивались адресами и телефонами, заливались слезами расставания, а мы предвкушали еще три дня совместной поездки домой. Но вот и они закончились. Нет, мы не огорчались по этому поводу, потому что договорились встретиться на следующий день.

На встречу Вадик не пришел. Я звонила ему домой, но никто не брал трубку. На следующий день я позвонила опять, но снова никто не ответил. Так продолжалось пять дней, после чего я решила, что он забыл обо мне, и постаралась выбросить из головы все связанное с ним. Потом я уехала к родственникам в другой город и вернулась только за день до начала учебного года.

1 сентября 1990 года выдалось на редкость теплым днем для осени. Школьный двор кишел ребятней. Десятиклассницы ради такого дня все, как одна, нацепили белые банты. Первоклассники стояли степенно важные, зато все остальные весело переговаривались, рассказывали, где и как провели лето. Смолкла песня, на крыльцо школы вышли гости. Директор подошла к микрофону и начала говорить речь. Девчонки, стоящие рядом со мной, вдруг стали шушукаться. Переговаривались и все посматривали назад. Меня разобрало любопытство - что же там за моей спиной? Я повернулась и... обомлела. Прямо за мной стоял Вадик. Он увидел, что я его заметила, улыбнулся, подошел и взял меня за руку. И в самое ухо прошептал: «Привет!»

Конечно, я обиделась. Не прийти на встречу, исчезнуть неизвестно куда и на столько времени и не сообщить об этом, а теперь как ни в чем не бывало - «Привет», и все? Вадик дождался меня после уроков и проводил до дома. Тут все и выяснилось. Оказывается, его двоюродный брат Иван вместе с родителями попал в автокатастрофу и семье Вадика и ему самому пришлось срочно уехать. Вадик все время проводил рядом с братом, поддерживая его. Братья успели вернуться в Горький только к 1 сентября. Вадик не забыл меня и специально перевелся из своей школы в мою, чтобы мы и здесь были рядом.

А вечером мы пошли гулять на откос - наше самое любимое место для спокойных прогулок. Вадик решил нарвать мне букет ромашек и чуть не свалился с горы, когда пошел за ними. А потом мы смотрели на звездное небо, и в этот момент Вадик признался мне в любви.

Эта любовь не оказалась мимолетной, и она не прошла бесследно. Через три года после окончания школы мы поженились, а еще через полтора у нас родился первенец, а потом дочка и еще один сын. Все наши дети уже учатся в школе, но каждый год 1 сентября мы собираемся за большим столом и в который раз рассказываем вновь приглашенным гостям эту семейную историю.

Ирина БЫВАЛОВА, художник хохломской росписи, Семенов, Нижегородская область