- Не пытайтесь всех свести к одному знаменателю, - тут же откликнулся на наш вопрос Евгений Ямбург. - Я много езжу по стране, бываю в разных педагогических вузах. Где-то у студентов глаза горят, а где-то они заведомо знают - в школу ни ногой! Все, думаю, зависит от конкретных людей - от ректора, от педагогического коллектива вуза, от постановки учебного процесса. Но Карфаген должен быть разрушен - надо менять сам подход, само отношение к педагогу. Ведь сегодня педвузы подбирают тех, кто никуда не смог больше поступить, то есть самых слабых. И тут уже никакими, даже самыми титаническими, усилиями замечательных ректоров ничего изменить нельзя. К сожалению, не уверен, что национальный проект сможет кардинально изменить ситуацию в образовании. Он касается, по крайней мере сегодня, очень немногих, а значит, будет продолжать существовать парадоксальная на первый взгляд ситуация - чем лучше учит педвуз, тем на самом деле хуже, потому что тем меньший процент его выпускников идет в школу. И это, заметьте, проблема не индивидуальная, а государственная. Ее в одиночку ректорам педвузов не решить. И наконец, самое важное. Сейчас все чаще обсуждается мысль, что педвузы вообще не нужны! Есть же классические университеты, вот там и надо открывать педагогические факультеты. Я, как историк, хотел бы напомнить - это мы уже проходили: в 1824 году Александр Первый ликвидировал Санкт-Петербургский педагогический институт, а Николай, которого несправедливо прозвали Палкиным, вынужден был его вновь открыть, потому что даже за столь короткое время стало очевидно: ученый-химик - это один уровень, а преподаватель химии - совсем другой.

- Согласен с Евгением Александровичем. Все начинается с этапа отбора будущих педагогов, - включился в разговор ректор Калужского педуниверситета Юрий Дробышев. - Мы решили, что ориентировать ребят на педагогическую профессию надо как можно в более раннем возрасте. И если раньше мы это делали с 7-9-го класса, то сейчас при университете работает школа для одаренных детей, куда берут первоклашек. За это время мы стараемся привязать ребят к родному университету, чтобы, когда пришла пора делать выбор, у них уже не возникало мыслей о других вузах и других профессиях. Параллельно с университетской школой для одаренных у нас работает система педклассов и в Калуге, и в области. Говорить же о том, что выпускники педвузов не готовы к работе в школе, я бы не стал. И уж совсем абсурдно, на мой взгляд, предложение отправлять только что закончивших вуз на курсы повышения квалификации. Я, наоборот, уверен - именно с помощью молодых можно коренным образом изменить ситуацию в современной школе, привнести в нее дух творчества, использовать новейшие методики, в том числе и по использованию информационных ресурсов.

- Изменить ситуацию с набором в педвузы может только реальное повышение зарплаты учителей, - убежден Марат Лотфуллин.

Но ограничивать проблему лишь материальной стороной, думаю, не стоит. В этом плане, скорее, правы те, кто говорит о более раннем привлечении ребят к педагогическому труду. Замечено, что выпускники педколледжей, как правило, реже покидают школу, они сильнее к ней привязаны, так как пришли туда работать в более юном возрасте, чем выпускники вузов.

- Учитель независимо от образования начинается с любви к детям, пусть это не покажется вам слишком пафосным, - точно в подтверждение этой мысли говорит директор московского педколледжа-лицея №13 Матвей Гейзер. - Я вообще считаю, что самой лучшей формой подготовки педагогов были учительские институты, существовавшие еще до войны. Они давали незаконченное высшее образование, а дальше многие учителя учились заочно. Да, современный педагог должен иметь высшее образование, но я заметил - наших выпускников берут в школы и детсады даже охотнее, чем тех, у кого диплом о высшем образовании. Почему? Да потому что наши ребята сильны в практической стороне дела, они любят детей, и, как правило, те, кто прошел через педколледж, очень редко уходят из системы образования.

Эту же мысль Матвея Моисеевича подтвердил и присутствовавший на нашем педсовете студент Московского городского психолого-педагогического университета Иван Поляков:

- Уровень теоретических знаний в нашем вузе очень высокий. Но педпрактика, к сожалению, не дает полной картины видения школы. Очень мало времени уделяется педагогической этике.

Слушая педагогов, я вспомнила свой недавний разговор с преподавателем Ростовского института ракетных войск, доцентом кафедры физики Ириной Касаткиной. Ирина Леонидовна все наши проблемы в экономике и отставание в техническом прогрессе от ведущих стран мира объясняет очень просто: в 60-70-е годы в педвузы на математические и физические факультеты брали на льготных условиях ребят из села и тех, кто отслужил два года. В результате из них получились слабые учителя. А так как тогда закончивший педвуз не имел свободы выбора и должен был идти работать только в школу, то эта армия слабых учителей потом породила таких слабых учеников.

Поделившись этим мнением с участниками нашего педсовета, я сразу же получила ответную реакцию.

- Если мы сегодня откажемся от целевого набора, - заметил Юрий Александрович, - то нам вообще придется закрыть большинство сельских школ - ведь понятно, что городские выпускники в село не поедут хотя бы потому, что там им никто не предоставит жилья, а если учесть еще и отмену льгот и отсрочек от армии для сельских учителей, думаю, что картина становится очевидной.

Оказалось, в Калуге есть свой любопытный опыт по работе с целевиками. После поступления их тестируют уже в вузе, и затем по результатам тестирования ребятам предлагается специальный курс, направленный на адаптацию к учебным программам вуза и на устранение пробелов в школьной программе. Причем посещать такие занятия могут не только целевики, а все желающие. Кроме того, чтобы обеспечить себя молодыми специалистами, Министерство образования, культуры и спорта Калужской области, роно и студент-целевик заключают трехсторонний договор, по которому молодой человек обязан отработать в школе два года, а районный отдел образования - предоставить ему работу.

Чтобы выслушать как можно больше мнений, мы решили, что к нашему педсовету могут присоединиться и виртуальные собеседники, все, кто захочет высказать свое мнение по предложенным темам. Так, заведующий кафедрой общественных наук московской гимназии №45, старший преподаватель МПГУ Юрий Романов прислал нам свое мнение о том, как же готовить новое поколение учителей:

- Основная проблема, - пишет он, - в том, что, с одной стороны, в школу нельзя выпускать людей, которым не объясняли, что и как надо делать, а с другой - это объяснение в отрыве от практического преподавания малоэффективно. Студенты просто не понимают, о чем им говорит преподаватель, так как не испытали на себе ситуации, о которой им рассказывают. Думаю, что методика преподавания должна изучаться на практике, без существенного временного разрыва между изучением теории и применением изученного. Это едва ли осуществимо без тесной связи вуза и школы. Возможно, стоит задуматься над тем, как перенести изучение методики в школьные стены, чтобы учить на «производстве».

Рекомендации

Обществу

Необходимо менять отношение к фигуре учителя, поднимать его престиж.

Педвузам

Перенести изучение методики в школьные стены, чтобы учить студентов непосредственно на «производстве».

Региональным управлениям образования, директорам школ

Начинать профориентацию как можно раньше, создавать педклассы, а также лицеи при педагогических университетах.

Со студентами-целевиками необходимо заключать договоры, обязующие молодых педагогов отработать после окончания вуза 2-3 года, в свою очередь работодатель должен выплачивать студенту во время его учебы дополнительную стипендию.

Минобрнауки РФ

Педагогические вузы дают необходимую для работы в школе психолого-педагогическую и методическую базу, поэтому очень важно не допустить их превращения в классические университеты.