Эту трагическую и героическую историю наших современников - подлинных героев России не впервые творчески осмысливают и предлагают зрителям профессионалы киноискусства. Первым откликнулось телевидение. С большим успехом прошел на телеэкранах фильм «Честь имею». Не так давно зрителям представили более масштабный телефильм «Грозовые ворота». У обеих картин оригинальные сюжеты, поэтому при просмотре не возникало ощущения повтора, хотя было ясно, что речь идет об одном и том же эпизоде чеченской войны.

И вот на широкий киноэкран вышел созданный Виталием Лукиным «Прорыв». Объявлено, что на съемки фильма потрачено 2,5 млн. долларов. Наверное, такой бюджет, который в России не всем «киношникам» по карману, должен обеспечить высокое качество. И посмотреть в «Прорыве» действительно есть на что. Едва ли не половину времени занимают боевые эпизоды - сплошная стрельба, разрывы гранат. Но фильм вызывает странное чувство - некой вторичности представленного киноматериала.

Ясно, что авторы фильма взялись за сложную и весьма острую тему. Понятно их желание создать «сильную» патриотическую ленту. Особенно на фоне успеха «Девятой роты», которая уже и в Канне была представлена. Но складывается впечатление, что авторы в «Прорыве» старались изобразить как можно больше батальных сцен, а личность каждого из героев особого интереса для них не представляла. Обилие пальбы до самого финала - еще не искусство кино. Наверное, главное все-таки - драматургия, создание образов действующих лиц. Но вместо этого нас потчуют «картинами боя» и немудрящей игрой актеров. Ну и конечно, политкорректностью. Если ранее на нее не особо «оборачивались», стараясь просто «не нагнетать» (в «Честь имею» показан чеченский юноша-идеалист, а в «Грозовых воротах» - яркий образ сражающегося на стороне федеральных сил чеченского воина-одиночки, семью которого уничтожили бандиты), то в «Прорыве» политкорректность бьет через край.

Кто ведет две тысячи боевиков тайными тропами? Мудрый старик-чеченец, который на финише делает правильный выбор и лично убивает самого большого злодея из главарей боевиков. Кто - главные антагонисты в стане террористов? Бородатый главарь-наркоман и бывший советский офицер. Бандит подставляет своего командира под пулю снайперши-прибалтийки... Но ведь это фильм о второй чеченской кампании, а не о первой, в которой действительно всякого сброда из Прибалтики и с Украины хватало.

Авторы, снимая фильм о реальных событиях и даже воспроизводя конкретные эпизоды истории 6-й роты (например, столкновение передового дозора десантников с чеченским, с чего, собственно, и начался бой в 2000 г.), умудрялись уходить от реальности. Так, в жизни 6-я рота неожиданно оказалась на острие удара около двух тысяч боевиков, прорывавшихся с гор. Но в фильме прямо и недвусмысленно показано, что командование знает время, место прорыва боевиков и отправляет десантников на смерть сознательно. Более того, генерал не щадит даже собственного сына-офицера, который служит в роте.

У создателей фильма странное представление о войне и армии. Чего по их воле на экране добивается командование, отправляя на убой роту десантников? Ну, полегла рота. Ну, прорвалась половина боевиков на равнину... Что дальше? В чем смысл?! Ребят положить и боевиков выпустить? Иное дело, если командование планирует заманить основную массу боевиков на прорыв, создав видимость слабого заслона, чтобы потом их уничтожить. Но почему же тогда в разгар боя, когда уже стало ясно, что боевики «увязли» в схватке с десантниками, мы не видим сокрушительного удара боевых вертолетов, реактивной и ствольной артиллерии? В чем же с точки зрения авторов фильма был замысел боя? Заполнить побольше представлений к награждению посмертно?...

Нелепость созданной сценарием ситуации усугубляется тем, что мы видим не конец зимы в Чечне, когда туманы не дают возможности поднять в воздух боевые вертолеты, с чем связана гибель реальной 6-й роты. На экране - шикарная кавказская «золотая осень», небо такое чистое, что вертолеты просто не смогут не взлететь. И летают. Только никакой огневой поддержки сражающимся с врагом десантникам не оказывают.

Далее - еще удивительнее. Боевики прорывались из ущелья, в котором оказались зажаты, в другие районы Чечни. И вдруг деятели кино утверждают, что боевики направлялись... в Дагестан. Вообще-то, от места боя до Дагестана не так уж близко, бандитам идти и идти. Но главное в другом. На территории соседней республики, наверное, могла бы укрыться часть боевиков. Но прорыв туда двух тысяч бандитов означал бы повторение вторжения Басаева летом 1999 г. Понятно, что и Басаев, и Хаттаб на такое безумие, особенно памятуя о том, как «тепло» их встретили дагестанцы в 1999-м, никогда не пошли бы. Зачем же рекламировать фильм заведомой глупостью?

Понятно, что создание такой кинокартины - дело сложное. На пресс-конференции после премьеры фильма его продюсер В. Давыдов рассказал журналистам, что за время съемок сменились три режиссера, были перебои с финансированием, проблемы из-за брака пленки. Но все-таки неясно: почему фильм представляет собой «винегрет» из разрозненных эпизодов, сменяющих друг друга с такой быстротой, что теряешь нить повествования и перестаешь различать героев?

А ларчик открывается просто: оказывается, подготовлен четырехсерийный телефильм «Прорыв», и его широкоэкранная версия - лишь «нарезка» большого телесценария. Оттого и ощущение эклектичности, разрозненности эпизодов кинофильма.

Авторы, болезненно реагируя на критику, постоянно подчеркивали, что фильм патриотический, и они ставили перед собой задачу создать именно такую ленту. Спору нет, патриотического пафоса в кинокартине достаточно. Когда в финале десантники, вызвав огонь артиллерии на себя, бросаются в последнюю штыковую атаку в тельняшках и голубых беретах, при всей странности такой затеи в реальном бою (все равно всех накроет шквалом артогня!) сердце все равно сжимается. И пусть не исключено, что финальные кадры - фигуры воинов-десантников на фоне закатного зарева - позаимствованы из «Неуловимых мстителей», где на фоне заходящего солнца мы видели четырех всадников. Пусть так. Все равно патриотическое кино нам необходимо. В этом с авторами фильма не поспоришь. И хорошо, что этот фильм снимали по госзаказу. Давно пора вкладывать деньги в патриотическое воспитание молодежи. И просто здорово, что Министерство обороны, ВДВ оказали большую помощь и неоценимую техническую поддержку, батальные сцены снимали с использованием боевой техники, включая вертолеты, на полигоне знаменитого Рязанского училища ВДВ, а сами десантники были незаменимыми помощниками съемочной группы...

Все это здорово. Только все-таки очень хочется, чтобы такое кино, создатели которого ставят высокую, благородную цель, связанную не с добычей фестивальных «лавров» и прокатных денег, а с патриотическим воспитанием, отражало ратную жизнь и подвиг защитников Родины на более высоком профессиональном уровне.

Впрочем, мы еще не видели четырехсерийную телеверсию «Прорыва». Возможно, применительно к ней критика не вполне уместна. Тем более, увидеть фильм уже в этом году удастся широким массам телезрителей. Конечно, и в широкоэкранном «Прорыве» есть что посмотреть. И при всех критических замечаниях все-таки это фильм о тех, кто защищает жизнь, а не об озабоченных деньгами и сексом бездуховных прожигателях жизни. Это не «Все мужики сво...» или что-то в том же роде, чем у нас, увы, еще продолжают потчевать зрителей. Это фильм о настоящих мужчинах и настоящих женщинах, которые ждут этих мужчин с войны. И не все дождутся. Потому что война...

При всех недостатках киноленты она все-таки рождает ощущение, что мы на правильном пути. Ведь создатели «Прорыва» утверждают, что пора перестать стыдиться патриотизма, стесняться называть себя патриотами, и своей кинолентой, при всех ее недостатках утверждают в сознании зрителей патриотическую идею. Для этого нам нужно больше фильмов о настоящих героях, по-настоящему любящих Родину.