- Василий Иванович, нынешний учебный год был знаменательным годом своеобразной реформы системы профессионального образования. Были отдельно ПТУ, техникумы, появились колледжи. Скажите, получилось все так, как вы задумывали? Игра стоила свеч?

- Во-первых, понятно, этот учебный год был трудным, потому что учебные заведения специализировались на определенной группе специальностей. Теперь они стали более крупными и интегрированными, поэтому впервые ребята, выпускаясь из учебных заведений по определенной профессии, имеют еще несколько специализаций. То есть мы попробовали готовить универсалов. Во-вторых, раньше самая большая проблема была в том, что из ПТУ выпускали ребят с третьим разрядом, и нас постоянно критиковали производственники - им нужны были рабочие с более высокой квалификацией для работы на дорогом современном оборудовании. Сегодня среди выпускников те, кто выпущен с четвертым разрядом. Это специалисты более высокого класса, то есть мы ответили в результате реорганизации на запросы потребителей кадров. Так что игра, можно сказать, свеч стоила.

- С какими трудностями вы сталкивались?

- Самая большая трудность заключалась в том, что нужно было интегрировать профессии в разных учебных заведениях. Первые шаги мы сделали довольно успешно. Хотя нельзя сказать, что они стали определенными достижениями, но все же вперед мы продвинулись довольно существенно.

- Я была свидетельницей того, как в процессе объединения возникали конфликты, некоторые руководители учебных заведений оказывали вам нешуточное сопротивление и высказывали недовольство тем, что происходит. Что происходит в коллективах сейчас, когда объединение уже завершено и началась работа?

- Конфликты, конечно, были. Во-первых, мы сразу для себя решили, что у нас во главе учебных заведений будут только те люди, которые до того работали в системе профессионального образования. Мы пытались сохранить в системе всех тех, кто в ней работал. Во-вторых, мы понимали, что если было двести учебных заведений, а потом осталось 61 (вместе с переданными нам учреждениями федерального подчинения их теперь 82), то не все директора сохранят свои должности. В-третьих, психологическое напряжение было даже тогда, когда был успешный директор и ему предлагали стать руководителем более крупного учреждения - колледжа.

- Так вы прошли процесс реорганизации с потерями?

- Мы прошли без потерь, все люди в учреждениях остались, за исключением тех семерых, которые ушли по разным причинам. Кто-то ушел по возрасту - у нас были те, кому было больше 70 лет. Кто-то ушел потому, что не воспринял происходящее, не согласился с тем, что не стал директором. К сожалению, были случаи, когда очень хороший руководитель, назначенный директором колледжа, не сумел справиться с этим крупным учреждением. Вот здесь, кстати, были конфликтные ситуации, коллективы обращались к нам с жалобами: дескать, директор своему детищу уделяет больше внимания, а остальным, вошедшим в колледж, на много меньше. Более того, эти факты есть и сейчас, мы к новому учебному году уже сделали некоторые изменения в руководстве колледжей. Дело в том, что мы принимали руководителей по срочному контракту на один год, тот, кто не смог справиться с этим высоким объемом нагрузки, перемещен на должность заместителя директора. Мы назначили руководителями других людей, но опять-таки из все той же системы профобразования. При этом всех предупредили: у нас огромный резерв, ваши заместители - бывшие директора, не будете справляться, они вас заменят на руководящих постах.

- Запугали?

- Не то что запугали или напугали, руководители знают, что мы за их работой наблюдаем, что рядом с ними те, кто на сто процентов может стать их преемниками.

- Насколько помню, в начале говорили, что будет 52 колледжа, а теперь их 61. Вы как-то уступали протестам, старались сгладить ситуацию, не допускать больших конфликтов?

- Знаете, мы до сих пор не уверены, что правильно выстроили тот или иной альянс учебных заведений. Мы ведь вели объединение по учебному профилю, и нам казалось, что некоторые учебные заведения можно слить абсолютно легко и безболезненно. Например, учебные заведения социального профиля, скажем, библиотечный колледж, колледж, связанный с выпуском оформителей. Но когда стали смотреть, увидели, что можем больше навредить, нежели помочь. Поэтому количество колледжей по сравнению с запланированным выросло. Может быть, по некоторым направлениям укрупнение было не столь заметным. Один колледж - колледж гостиничного и ресторанного бизнеса «Царицыно» - остался вообще самостоятельным, как и был. Мы присоединили часть колледжей к пожарному колледжу, у нас была специализация в 51-м училище - там готовили спасателей, мы забрали ее оттуда и перенесли в пожарный, перевели несколько преподавателей и несколько десятков учащихся, но фактически этот колледж остался тоже самостоятельным.

- То есть возможны изменения в структуре профобразования?

- А почему бы и нет, если этого требуют интересы дела? Мы сейчас внесли предложение о ликвидации четырех учебных заведений путем присоединения полученных из федерального подчинения. В частности, мы получили вечерний аэрокосмический техникум, в котором не было постоянного состава преподавателей, своих обособленных площадей (техникуму предприятие выделило помещение на втором этаже своего здания). То есть мы получили контингент учащихся без материальной базы. Техникум присоединили к политехническому колледжу, потому что авиационных колледжей у нас нет. У нас несколько строительных колледжей, несколько политехнических колледжей, которые работают в структуре и взаимодействии с Департаментом науки и промышленной политики, они объединяют и машиностроение, и металлообработку, и авиа-, и ракетостроение, и так далее. Например, 19-й политехнический колледж, созданный из трех учебных заведений, работает с НПО «Салют», в большей степени подходит к аэрокосмической отрасли, но он политехнический, поскольку параллельно готовит еще специалистов для НПО «Вымпел», а там немного другая специфика.

- Не потеряли ли колледжи потенциал тех учебных заведений, что были объединены?

- Ни в коей мере. Количество специализаций и профессий в них даже возросло. Мы за это время за счет объединения смогли сконцентрировать преподавательский состав и дополнительно открыть обучение по новым профессиям и специальностям. Сегодня мы по 256 профессиям и специальностям готовим ребят, что на 50 больше. А вообще насчитывается 600 профессий и специальностей, поэтому у нас огромный резерв, ведь еще ни по количеству, ни по перечню специальностей не соответствуем потребностям городского хозяйства. Причем по заявленной городом потребности в кадрах нам нужно выпустить 180 тысяч рабочих и специалистов для Москвы по разным отраслям, а мы пока выпускаем 32 тысячи.

- Все выпускники системы профобразования 2006 года трудоустроены?

- Они стопроцентно востребованы. У нас есть договоры, но, к большому сожалению, ребят лишили отсрочки от призыва в армию, хотя и так наши выпускники после окончания учебы уходили в Вооруженные силы. Но после службы возвращалась на предприятия хорошо если половина, а сейчас все будет еще сложнее. Наши кадры всем нужны, их все зовут. Их все ждут, но, скажем, инвестиционная привлекательность учебных заведений из-за того, что не все выпускники могут сразу влиться в состав трудовых коллективов, не очень значительная. Мы все время думаем, как сделать так, чтобы мы были нужны предприятиям по-настоящему. По формальным признакам мы нужны, а в реальности не доводим ребят после окончания учебы до конкретных потребителей наших кадров. Пока парень служит в армии, происходит много чего: он взрослеет, он отвыкает от того трудового коллектива, в котором едва освоился, а то и не успел освоиться. Имея твердую профессию, парень после армии может устроиться на любое предприятие.

- Как известно, Москва предложила интересную форму социального партнерства. Были созданы советы по разным направлениям. Насколько эффективна их работа?

- Это потрясающе, что были созданы пять таких советов. Основной - городской - возглавляет первый заместитель мэра в правительстве Москвы Людмила Ивановна Швецова, четыре городских отраслевых совета - строительный (во главе Ресин), машиностроение и металлообработка (Пантелеев), торговля и сфера услуг (Малышков), малый бизнес и предпринимательство (Вышегородцев). Понятно, что этими советами все направления не охватишь, поэтому есть программы отраслевых комплексов, которые готовят специалистов для всех отраслей хозяйства. Но советы охватывают основную массу наших учебных заведений. Благодаря решению одного из советов, который возглавляет Владимир Иосифович Ресин, мы сейчас закрепили за каждым учебным заведением этого профиля по три-четыре строительных предприятия, и они уже реально помогают нашим учебным заведениям в укреплении материальной базы. Например, 12-му строительному колледжу активно помогли в подготовке специалистов по работе с использованием методов сухой штукатурки, поставили оборудование. Более того, производственники выделяют на поддержку колледжей целевые деньги. Например, по линии Департамента науки и промышленной политики нам выделяют 80 миллионов рублей для создания ресурсного центра. Промышленники строят даже новые учебные здания. Вот насколько важным было то, что мы их сдвинули, - потом они уже сами пошли нам навстречу, мы теперь еле успеваем отслеживать какие-то вещи. Например, префект Восточного округа просто проинформировал нас, что строит новое здание для колледжа.

- А зачем Восточному округу потребовался новый колледж?

- Этот округ вообще очень продвинутый по части профессионального образования. Он, как и Южный, очень крупный по сравнению с другими округами, там много колледжей, там о профобразовании заботятся. Вообще префекты сегодня проявляют внимание к образованию, префект Южного округа даже попросил заменить нашего специалиста, потому что ему не понравилась ее работа. Мы проверили, не совсем были согласны с утверждением префекта, но все же пошли ему навстречу, потому что хотим, чтобы все увидели: мы декларировали, что префекты станут полноценными руководителями профобразования на территории округов, и ведем эту линию. Мы стремимся сделать систему профобразования открытой, мы говорим префектам: вам нужно что-то сделать в этой сфере, делайте, все в ваших руках, а мы вас поддержим. Единственное, что мы за собой сохранили, - назначение кадров. Мы понимаем, что если пойдем по принципу только производственному, то потеряем воспитательную функцию системы, а этого допустить нельзя.

- Но ведь производственники должны создавать материальную базу для подготовки таких специалистов, которые будут соответствовать их требованиям. Они выделяют деньги, а не проще ли было бы им самим приобретать оборудование, передавать его учебным заведениям?

- Во всяком случае, мы к этому стремимся. Мы говорим так: не надо давать деньги, надо приобрести оборудование, проведя тендеры, конкурсы, и передать учебному заведению. Ведь в ином случае ему придется еще и налоги платить на стоимость этого оборудования. Да и производственники лучше знают, какое оборудование нужно приобретать, чтобы обучить на нем подходящих им специалистов. К тому же бюджетные организации не могут перебрасывать деньги нашим учреждениям. Нам говорят так: мы перебросим средства нашим предприятиям, а предприятия отдадут их колледжам. Но это бабушка надвое сказала: если предприятия (а они все акционерные общества, то есть организации самостоятельные, никто им не указ) получат деньги, не факт, что они их отдадут полностью колледжам.

- Но все же руководство отраслей заботится о колледжах. Раньше такого, по-моему, не было.

- Вы правы. Мы сегодня чувствуем особую искреннюю заинтересованность отраслей в нашей работе, наши партнеры ищут механизмы для оказания помощи учебным заведениям профобразования. Мы недавно проводили встречу и констатировали, что сегодня у нас есть ресурсные центры в каждой отрасли, предлагали - заключайте договоры и поставляйте оборудование. Купили станок - передайте его центру. Мы дадим вам список того, что нам нужно, покупайте. Теперь все департаменты включают в свои планы приобретение оборудования для учебных заведений профессионального образования. Теперь мы точно знаем, что учебно-производственная база скоро будет на уровне и мы рванем в качестве и количестве подготавливаемых специалистов. Раньше мы уговаривали партнеров: вам нужны наши кадры, а они вяло соглашались, теперь они в буквальном смысле нам покоя не дают, они заинтересованы в сотрудничестве.