Детский сад - зона ответственности за будущее

- Исаак Иосифович, какие проблемы в дошкольном образовании сегодня для вас наиболее значимы?

- Думаю, что есть проблемы в содержании дошкольного образования, но я не хочу говорить о них, поскольку дошкольное образование как таковое в свете разграничения полномочий все же прерогатива местных властей, и нет смысла диктовать им, как и чем заниматься в каждом детском саду. Меня тревожит проблема, не связанная с содержанием образования. Дело в том, что сегодня 800 тысяч детей (по статистическим данным) не могут попасть в дошкольное образовательное учреждение. Понятно, что в связи с этим сразу возникают самые разные предложения. Первое - вернуть в систему то, что потеряно за годы, второе - построить новое. И первое, и второе - очень хороши, дай бог, чтобы где-то они, как, например, в Москве, реализовывались. Но боюсь, что далеко не везде сумеют отобрать утраченные детские сады, еще меньше верю в то, что кто-то сумеет быстро построить новые детсадовские здания. Все мы понимаем, что для 800 тысяч детей нужно получить примерно 4000 дошкольных учреждений. Явно, программа строительства такого количества детсадов не совсем реалистична на ближайший период.

- Возникает банальный вопрос: «Что же тогда делать?»

- У нас за последние годы численность учащихся общеобразовательных школ, к великому сожалению, упала на несколько миллионов человек. В связи с этим возникает один из вариантов решения устройства дошкольных учреждений - использование освобождающихся школьных баз для приема детей старшего дошкольного возраста.

- Не кажется ли вам, что тут появятся десятки новых проблем?

- Кажется, и я даже знаю, с какими проблемами мы столкнемся. Но они решаются легче, чем проблемы строительства новых зданий. Первая и важная проблема - доведение условий пребывания до соответствия детсадовскому возрасту. Вторая - разработка методики встраивания такой работы в общую работу образовательного учреждения. Третья проблема - выработка соответствующего умения всего педагогического коллектива создавать адекватные этому возрасту методики работы, ибо абсолютно справедливо опасение в том, что как только школа взяла себе детей не с семи, а с пяти-шести лет, то все школьные методы и формы работы просто лягут на плечи не семилетних, а пяти- и шестилетних детей. Хотя давайте признаем честно: методики, которые подчас применяет начальная школа, и для семилетних детей не хороши. Поэтому я уверен, что сегодня одним из вариантов решения проблемы нехватки мест в дошкольных учреждениях может и должно стать, где есть для этого условия, устройство дошкольных отделений в общеобразовательных учреждениях, которые согласно Закону «Об образовании» давно имеют на это право.

- Но ведь этот вариант может под корень вырубить дошкольное образование. В детсадах есть очень хорошие специалисты, которые умеют работать с дошкольниками, а в школе их нет, поэтому порой так труден для детей переход из детского сада в начальную школу.

- Но такой успешный опыт интеграции школы и детского сада уже есть, могу привести в пример Кемеровскую область, где губернатор Аман Тулеев материально поддерживает школы, создающие дошкольные отделения. Если бы дети старшего дошкольного возраста смогли успешно и комфортно находиться на базе школы со своими воспитателями, то освободилось бы довольно большое количество мест в дошкольных учреждениях для детей младшего возраста. Но школьный коллектив должен осваивать при этом соответствующие данному возрасту методики. Может быть, попутно это повлияло бы в лучшую сторону и на методы работы вообще начальной школы, внесло соответствующую детскую ноту в ее деятельность, сделало ее жизнь более комфортной для ребенка, чем она есть сегодня. Мне иногда она напоминает казарму для взрослых солдат.

- В прошлом году постоянно возникали дискуссии, инициированные Министерством образования и науки РФ, о предшкольном образовании. Сейчас такие разговоры как-то стихли. Вы отказались от этой идеи?

- Нет, просто от разговоров многие субъекты перешли к делу, и там уже идет такая работа. Например, Москва приняла закон о приеме детей в первый класс с шести лет, детей пятилетнего возраста принимают в детсады в первую очередь, что позволяет их подготовить к учебе в школе. Москва вообще сделала изумительную вещь: объявила, что теперь имеет шестилетнюю начальную школу, мы когда-то давно об этом говорили, даже массово оставляли 5-6-е классы на базе начальной школы на селе, чтобы не возить детей в район. Я всегда считал, что их оставляют только для того, чтобы не возить детей в другую школу, а на самом деле оказалось, что шестилетняя начальная школа лучше, чем трех-четырехлетняя. И то что Москва, у которой нет необходимости возить детей, сегодня перешла на шестилетнюю начальную школу, лично для меня еще одно подтверждение правильности такого подхода. То что в Москве принимают в школу с шести лет, еще одно доказательство того, что при соответствующих возрасту формах и методах организации работы с этими детьми вполне возможно не терять эти замечательные ранние годы для развития ребенка.

- Москва вообще делает массу инновационных ходов, но почему-то вы ее опыт не слишком охотно распространяете. Почему?

- Потому что нельзя все новое вводить массово под давлением и требовать отчет о внедрении. Мы опыт рекомендуем, но понимаем, что, как только начинаем внедрять новое массово, под давлением да еще и под отчет, неизбежно сталкиваемся с тем, что тот, кто умеет, будет это делать, и тот, кто не умет, тоже будет делать. Но потом тот, кто не умеет, сделает это так, что дискредитирует любую хорошую идею, но скажет: «Это мне так велели сверху!»

- Предшкола - это идея хорошая, но почему-то не находящая отклика на уровне детского сада.

- А давайте не будем привязывать предшколу к учреждению. Ну какая разница, где она будет развиваться: на уровне детского сада, школы или еще какого-то учреждения? Важны ведь люди, которые этим занимаются, формы, методы, программы, которые они реализуют.

- Как раз о людях и хочу спросить. Ведь для того чтобы дать ребенку предшкольную подготовку, нужны новые специалисты, умеющие этим заниматься, или кардинальное переучивание тех, кто уже есть и кто будет этим заниматься. Не так ли?

- Я не уверен, что переучивание должно быть кардинальным. Думаю, тут гораздо важнее психологически подготовить людей к такой работе, то есть тех педагогов, которые будут заниматься предшкольной подготовкой, тут, проще говоря, важен их психологический настрой. Этим можно и нужно заниматься в рамках повышения квалификации, переподготовки учителей. Более того, сегодня идея предшкольного развития и образования получила хороший отклик в педагогических колледжах, и сегодня у нас есть много примеров, когда педагогические колледжи, которые раньше готовили учителей для начальной школы, начинают готовить педагогов для работы с детьми старшего школьного возраста. Хочу надеяться, что им это удастся.

- Я, скажем, видела такой замечательный колледж в Майкопе.

- А я - и в других территориях. В таких колледжах готовят хороших специалистов. Кстати, я совершенно согласен с тезисом, который был высказан вами на «Родительском собрании» радиостанции «Эхо Москвы»: подготовка детей к школе не должна быть связана с завышенными требованиями школы; действительно нужно жестко поставить вопрос о том, что школа должна не детей подбирать под свои программы, а программы для тех детей, которые набирает в первый класс.

Предшкольная подготовка возникла как идея о некоем смягчающем компенсаторе перехода детей из дошкольного в школьное образование. Все переходы для человека очень трудны, это сильные стрессовые ситуации, и компенсаторы просто необходимы. В системе образования сегодня одна из важнейших задач - выстраивание компенсаторов на момент детских переходов от чисто дошкольных к чисто школьным методам. Не могут они быть разорванными, нужно устранять точки разрыва. Задача начальной школы и школы вообще не в том, чтобы превратить ученика в комфортный объект для учителя, а чтобы школу превратить в комфортное место для успешной жизни ученика.

- Посмотрите, что получается: возможности найти помещение для дошкольного образования есть, специалистов выпускают, но дошкольное образование почему-то широких масштабов не приобретает, хотя именно местная власть должна быть в этом архизаинтересованной. Почему?

- У слова «компетенция» в старых словарях есть очень хорошее определение - зона ответственности. А если это твоя зона ответственности, то не может быть оправдания, почему ты не решаешь эту задачу, находящуюся в твоей зоне ответственности. Если у муниципалитета есть зона ответственности - обеспечение дошкольным образованием, то все оправдания, почему это не получается, просто неуместны. Искать для исполнения поставленных задач нужно все разумные, грамотные, приемлемые способы, методы и так далее. Конечно, совсем странно, когда приезжаешь в село и видишь там типовую школу на двести мест, в ней учатся 57 учеников, а в это время былой детский сад, который успешно развалился (или его развалили, разворовали, растащили!), не может принять 25 сельских ребятишек. Причем половина этих ребят - дети учителей. Говоришь, а вы не пробовали часть школы использовать для дошкольников, тем более что у школы есть еще один, отдельный выход, можно отгородить часть территории и сделать для дошкольников отдельный дворик? Вы не хотели бы открыть дошкольное отделение при школе и работать? В ответ слышу: «А что, разве можно это сделать?!» Не только можно, нужно, потому что это входит в зону ответственности муниципалитета, и он должен искать не оправдания, почему не делается то или иное, а решение, как это сделать. Помню, «Учительская газета» как-то проводила конкурс на лучших мэров, выделяя тех, кто лучше всех работает на благо образования. То есть человек, в зоне ответственности которого находится решение проблем дошкольного образования, должен предлагать как один из вариантов (отнюдь не самый худший, но самый реалистичный) объединение школы и дошкольного образования. Если нет возможности обеспечить всех дошкольным образованием на базе детских садов, почему мы других вариантов не ищем, почему не используем то, что есть?! У нас ведь есть освобождающиеся полупустующие школы и освобождающиеся педагогические ресурсы этих школ!

- Как вы относитесь к экспериментальным площадкам в Марий Эл, которые работают в большинстве случаев над разработкой новых форм взаимодействия с родителями? Как говорится, не деньгами едиными, а еще и сотрудничеством должен жить детский сад.

- Отношусь с нескрываемым интересом. У меня был друг, который после каждого родительского собрания в школе, где учился его ребенок, все удивлялся, что ничего школе от него не нужно, кроме денег. У нас есть дети, которые фактически потеряли связь с семьей, они - зона чисто педагогического воздействия. Но подавляющее большинство детей находятся внутри семьи. Попытка педагогов изменить траекторию личностного развития ребенка без учета траектории движения семьи - это все равно что попытаться изменить траекторию пассажира, сидящего в автомобиле, не меняя траекторию движения автомобиля. Именно поэтому наши нормальные педагоги, у которых мы учились, сегодняшние нормальные педагоги, которые занимаются нашими детьми и внуками, первое, на что опираются, - это суперуважительное отношение к семье. Как только мы теряем уважение к семье, так сразу возникает противоборство с ней, в ходе которого каждая сторона доказывает другой, как надо воспитывать ребенка, а между этими противоборствующими сторонами страдает ребенок. Поэтому считаю, что это необсуждаемая тема: если искренне хочешь повлиять на развитие ребенка как педагог, то нужно постараться понять семью, найти с семьей общий язык, и если есть какие-то неправильные векторы влияния на ребенка, постараться убедить родителей, что надо изменить их направление.