Информационной безопасности проведения единого госэкзамена без подключения гражданских институтов не достичь

- Виктор Александрович, с 2008 года, то есть уже совсем скоро, ЕГЭ будет переведен в штатный режим. Какие выводы за это время вы для себя сделали, преодолены ли, на ваш взгляд, основные риски и можно ли сегодня говорить об информационной безопасности единого государственного экзамена?

- За это время была отработана технология проведения ЕГЭ, а самое главное - появилось доверие к единому госэкзамену. Съездите в любой регион, где проводится ЕГЭ - в Томск, на Кубань, в Чувашию. Вопрос «быть или не быть ЕГЭ?» уже там не обсуждается. Речь идет лишь об уточнении технологии проведения. Позитивные стороны ЕГЭ наконец-то увидели ректоры вузов, большинство из которых поначалу отнеслись к эксперименту с недоверием. Они поняли, что ЕГЭ решает проблему блатных студентов, ведь при традиционном экзамене очень многое зависит от приемной комиссии. За это время сильно поменялся и рынок, который жил на приеме в вузы. Черный рынок, к счастью, стал почти невозможным.

И тем не менее я бы выделил три группы проблем, которые нужно сейчас решать. Первая из них связана с информационной безопасностью проведения ЕГЭ. Скажу откровенно: никаким чиновникам эту проблему до конца не разрешить. С нею можно справиться, если подключить гражданские и общественные институты, которые бы контролировали ЕГЭ на всех этапах - от пунктов проведения до региональных пунктов обработки информации. Безусловно, мы прорабатываем и специальные меры по обеспечению информационной безопасности. Подключаем соответствующие службы и задействуем аппаратно-программные средства, думаем, как защитить сети ЕГЭ от внешних и внутренних агрессоров. И все-таки главная проблема - обеспечение нормальной атмосферы в самом пункте проведения единого госэкзамена. Очень многое зависит от того, насколько там будут жестко соблюдаться все наши правила и инструкции. Разумеется, наши инспектора могут появиться в пункте проведения ЕГЭ в любом регионе России без предупреждения. Такие же комиссии из инспекторов будут создаваться региональными исполнительными органами власти. Кстати, местные власти не менее федеральных заинтересованы в объективной картине. Тем более что очень хорошие результаты ЕГЭ могут быть подвергнуты сомнению и аннулированы. ЕГЭ для региональных управлений образования - прекрасная возможность заниматься управлением качеством образования. А вот в пунктах проведения ЕГЭ совсем другая ситуация. Вы знаете, как проводятся в школе традиционные экзамены, в эту работу обычно включаются все педагоги - ну как не помочь своим ученикам! Чтобы этого не было, необходимо создать конфликт интересов в пункте проведения ЕГЭ, а для этого нужно, чтобы там присутствовали представители высшей школы, которые заинтересованы в сильных абитуриентах. Кстати, мы сейчас совместно с Министерством образования и науки РФ продумываем меры административной ответственности за нарушение правил проведения ЕГЭ, готовим соответствующие предложения в Административный кодекс. Между прочим, были случаи, когда директоров, нарушителей процедуры ЕГЭ, увольняли с работы.

Второе направление нашей работы связано со стандартами образования. ЕГЭ показал, что они, скажем так, не совсем совершенны. Когда нас родители спрашивают, почему в тестах есть тот или иной вопрос, мы предлагаем им заглянуть в учебники и программы. Мы спрашиваем то, что записано в стандарте. Сейчас нужны новые стандарты, стандарты для профильной школы.

И, наконец, третья группа проблем связана с переходом единого госэкзамена в штатный режим - это проблема школьных аттестатов. На эту тему мы проводили «круглый стол» в «УГ». Здесь на первый план выходят вопросы об обязательных экзаменах. Мы вели дискуссию о том, что для гуманитариев разумно было бы обязательными сделать русский и историю, а для математиков - математику и русский язык. Так что у ребят будет выбор.

- И все-таки каковы промежуточные итоги ЕГЭ?

- Здесь прежде всего важен вопрос - работает ли ЕГЭ на те цели, которые заявлялись, то есть на доступность высшего образования для абитуриентов, живущих вдалеке от вузовских центров. Я могу ответить - да. Вы знаете, что по всем регионам, где проводится ЕГЭ, зафиксирован рост абитуриентов из сельских школ и маленьких городов. Это касается и благополучной Томской области, и дотационной Чувашии. Выросла и межрегиональная мобильность студентов. У ребят появилась возможность поехать на учебу в такие крупные университетские города России, как Новосибирск, Томск, Ростов- на-Дону, Самару. Рост числа иногородних студентов фиксируют Москва и Санкт-Петербург. Но, к сожалению, один только ЕГЭ проблему доступности образования решить не сможет. Необходимы общежития, и сейчас Федеральное агентство по образованию проводит серьезную работу по улучшению их состояния в Москве и Санкт-Петербурге. Кроме того, ребенок из малообеспеченной семьи, если даже он поступил на бюджетное отделение столичного вуза, без поддержки прожить в Москве или Санкт-Петербурге не сможет. Помочь ему могут лишь образовательные кредиты. Сейчас над этим работают депутаты Государственной Думы.

Вторым нашим достижением считаю то, что мы смогли отработать технологию проведения единого госэкзамена в практических условиях, апробировать ее. И наконец, психологический аспект - отношение к ЕГЭ. Педагогическая общественность, прежде всего ректоры вузов, увидели в ЕГЭ для себя больше плюсов, чем минусов. ЕГЭ приняли родители и выпускники школ. Хотел бы также рассказать еще об одном нюансе. Ко мне как-то пришла благодарность от учительницы математики, которая живет в райцентре. Она закончила мехмат университета, предмет свой знает блестяще. Так вот она написала, что впервые благодаря ЕГЭ получила возможность конкурировать с представителями вузов, которые, как правило, готовят абитуриентов. Раньше преподаватели вузов, занимающиеся репетиторством, говорили абитуриентам и их родителям: мы знаем специфику вопросов, которые будут на экзамене в вуз. Теперь же школьный учитель, хорошо знающий свой предмет, оказывается в равных условиях с вузовскими преподавателями.

- Виктор Александрович, какие задачи вы сегодня ставите перед собой?

- Это прежде всего включение в контрольно-измерительные материалы заданий, которые проверяют компетентность. Это во многом мировая практика. Мы должны, кроме того, прогнозировать способности будущих студентов, поэтому необходимо подбирать специальные задания, которые бы это учитывали. Например, по математике вводить в задачи больше данных, чем нужно, включать задачи на моделирование. То есть те тесты, которые проверяют умения наших выпускников использовать школьные знания в нетипичных ситуациях, умения решать нестандартные задачи. По истории предлагаем сравнить два текста, которые об одном и том же событии говорят по-разному. Умение анализировать и сравнивать особенно важно в наше время, когда вокруг такая противоречивая информация.

Кроме того, мы будем модернизировать систему шкалирования, делать ее более прозрачной для абитуриентов, у которых до сих пор много вопросов по этому поводу. Серьезная работа предстоит с приемными комиссиями вузов в каждом субъекте Федерации. К сожалению, вузы пытаются слукавить во время зачисления. Вы знаете, что способные ребята оказываются зачисленными в несколько вузов сразу. Такой ребенок может выбирать в течение трех дней после объявления о зачислении, куда ему нести свой аттестат. Так вот, вузы, дабы облегчить себе задачу, объявляют: мы принимаем документы только один день. И бывают ситуации, когда абитуриент узнает, что его зачислили в другой вуз, который ему более по душе, хочет забрать аттестат, а высшее учебное заведение документ не отдает. Единственное спасение от всех спорных ситуаций - это согласованная работа приемных комиссий с использованием информационных технологий. То есть создание единой общероссийской базы данных, обеспечивающей прием студентов.

- Сколько вузов в этом году будут принимать абитуриентов со свидетельствами по ЕГЭ?

- Более двух с половиной тысяч, причем и государственных, и негосударственных. Это цифра с учетом всех вузовских филиалов, кстати, тот балл, с которым принимают вузы студентов, - это как раз показатель уровня высшего учебного заведения. Поэтому-то некоторые негосударственные вузы отказываются предоставлять данные, с какими баллами они зачисляют студентов.

- Включился ли в ЕГЭ МГУ имени М.В.Ломоносова?

- Нет, даже по непрофильным предметам свидетельства по ЕГЭ там не принимают.

- Виктор Александрович, я знаю, что еще в 2005 году начался охват труднодоступных регионов единым госэкзаменом. Продолжится ли работа в этом направлении?

- Да, список труднодоступных регионов будет расширяться. Там применим технологию с использованием криптованных, то есть зашифрованных, дисков. Заранее в труднодоступный регион доставим диск с заданиями по ЕГЭ. А пароль к этому диску пункт проведения ЕГЭ получит по телефону или по электронной почте. Диск запускается, открывается на экране, далее печатаются экзаменационные материалы, потом все по традиционной схеме проведения ЕГЭ. Далее материалы сканируются и в электронном виде передаются в региональный центр обработки информации. Правда, для всех этих процедур нужны компьютеры и устойчивая связь - телефон и интернет. Если этих условий нет, то на время четвертой четверти целесообразно собрать выпускников там, где будет проходить ЕГЭ. Заодно они смогут там подготовиться к единому экзамену.

- Проясните ситуацию с единым экзаменом в Москве. Будет ли добровольным ЕГЭ по истории?

- Для выпускных экзаменов в Москве нет ни одного предмета обязательного: по любому предмету право выпускника выбирать - сдавать ему итоговую аттестацию в форме ЕГЭ или в традиционной. А вот на вузовской волне в июле история будет проходить только в форме ЕГЭ. Больше всего, конечно, жалоб приходит от слушателей подготовительных курсов.

- В конце прошлого года шла речь о том, что ЕГЭ будет проходить в одну волну.

- В ряде пилотных регионов мы это попробуем. Но надо очень хорошо просчитать потоки абитуриентов. Дело в том, что есть так называемые группы риска. Первая - это армейцы. Есть предложение прикреплять их к ближайшему пункту проведения ЕГЭ, список армейцев, желающих сдавать ЕГЭ, составляет командир воинской части. Но есть такие места прохождения воинской службы, где никаких пунктов ЕГЭ нет. Вторая группа риска - это ребята, которые приезжают поступать в вуз из другого субъекта Федерации, где, к примеру, нет ЕГЭ по данному предмету. Ведь у каждого региона свой набор предметов по ЕГЭ. Проще всего с теми, кто не поступил в прошлом году. Их прикрепляют к школам, где учились.

- На недавней пресс-конференции вы объявили о том, что будет проводиться экспертиза всех пособий по ЕГЭ.

- Мне буквально каждую неделю приносят все новые сборники по подготовке ЕГЭ. Кстати, это еще одно подтверждение того, что ЕГЭ прижился. Я бы все эти пособия разделил на три группы. Первая - контрафакт, это, как правило, перепечатки прошлых лет, которые издательства выдают за оригинальную продукцию. Конечно, это подсудное дело, если говорить о влиянии таких сборников на ребят, то это еще полбеды. Потому что там приведены реальные задания прошлых лет, по которым можно готовиться к ЕГЭ. Вторая группа самая опасная. В 90 процентах случаев такие сборники никакого отношения к ЕГЭ не имеют, работая по такой книге, ребенок ничему не научится. А вот третья группа - это региональные сборники по ЕГЭ. Они зачастую бывают очень неплохими. К примеру, хороший сборник по подготовке к единому экзамену выпустили в Челябинской области, в Санкт-Петербурге. Но как обыкновенному учителю, обыкновенному выпускнику отличить подделку от настоящего? Для этого мы и создали экспертный совет. С осени следующего года мы будем публиковать списки учебных пособий, которые прошли экспертизу. Любое издательство сможет прислать нам свои сборники. И, наоборот, будем заниматься контрпиаром тех пособий, которые не прошли такой экспертизы. Будем предупреждать учителей и выпускников: купив такое пособие, можно потратить деньги, но не получить никакого результата или даже отрицательный. Мы уже начали реальную работу, но публично огласим результаты, когда накопится некая критическая масса изданий, чтобы не было монополизма того или иного издательства.