Помню, как вице-премьер, а позже министр образования РФ Владимир Кинелев спорил со мной: плохо-де, когда в каждом регионе нет классического университета. Доводы министра тогда услышали губернаторы и возжелали, чтобы такие университеты и впрямь в регионах появились. Взять их на ровном месте было неоткуда, и пошла писать губерния: объединялись инженерные вузы с педагогическими. Университеты были созданы, но кому от этого стало лучше? Уж точно не системе образования. Новоиспеченные университеты, еще не став таковыми по сути, старались забыть обо всем, что было с ними до того. В результате регионы потеряли базу для подготовки педагогических кадров и вынуждены были создавать новые вузы. Яркий пример - Ставропольский край. Против такой реорганизации традиционно выступали и ректор МГУ имени М.В.Ломоносова Виктор Садовничий, и председатель Совета по педагогическому образованию при Минобрнауки РФ Виктор Матросов. Вроде бы с доводами, что не надо плодить университеты и уничтожать высшую педагогическую школу, соглашались и соглашаются все, но на деле все продолжается (недавно, как говорят, под нажимом чиновников стал университетом смоленский педвуз), причем не в лучших формах.

Дело в том, что министр почему-то не настроен на то, чтобы педагогические вузы существовали отдельно. А в докладе Госсовета прямо намечено, что педвузам лучше стать факультетами при классических университетах или просто гуманитарными вузами. Кому лучше и чье мнение тут было главным, никому не сказали. Причем обычно решения Госсовета не выполняются, об этом даже Владимир Путин сказал на заседании Госсовета с видимым огорчением. Но вот удивительное дело: та часть доклада, что касалась педвузов, уже стала реализовываться. Первой жертвой, похоже, чиновники наметили один из самых уважаемых педагогических высших учебных заведений - Пензенский государственный педагогический университет.

11 мая 2006 года заместитель руководителя Федерального агентства по образованию Евгений Бутко написал ректору ПГПУ Алексею Казакову коротенькое письмо: дескать, предлагаем вам совместно с ректором ПГУ Волчихиным срочно представить в Рособразование документы по структуре вновь создаваемого вуза для подготовки распоряжения Правительства РФ о реорганизации Пензенского госпедуниверситета путем присоединения к Пензенскому государственному университету. Иными словами, ректору предлагают добровольно убить вуз, который подготовил практически 100% ныне работающих в Пензенской области педагогических кадров. Другое письмо Евгений Яковлевич послал в адрес областного Законодательного собрания с тем, чтобы депутаты это убийство оформили как положено. Для педуниверситета происходящее не новость: вот уже год вуз подвергается массированному и жесткому давлению чиновников от образования. В Пензу зачастил руководитель Управления профессионального образования Петр Федорович Анисимов. Ректора Казакова неоднократно вызывали в Москву в Рособразование. Разговор жесткий: вопрос решен, сопротивляться бесполезно, придется подчиниться. Вот и губернатор того же желает - направил в июне прошлого года письмо с предложением о реорганизации, так что не будет в дальнейшем в области педуниверситета. А спрашивается, почему? Один из основных аргументов - слишком много в области вузов. Но в 2003 году губернатор Бочкарев ходатайствовал перед тем же Министерством образования РФ о выделении филиала Пензенского госуниверситета - Пензенского технологического института в самостоятельное образовательное учреждение, в области появился новый вуз - Пензенская государственная технологическая академия, которая в свою очередь открыла уже два своих филиала. Выходит, не в количестве вузов дело.

Из практики давно известно, что реорганизация происходит тогда, когда на кон поставлена собственность. У Пензенского ГПУ восемь зданий, три корпуса общежития, поликлиника, санаторий-профилакторий, ботанический сад, биостанция, оздоровительно-спортивный лагерь «Спутник», учебно-спортивный центр «Труд», три спортивных зала, лыжная база, автопарк, бассейн, уникальные зоологический и геологический музеи, огромная библиотека и еще много чего интересного для алчущего взора. За последние пять лет ПГПУ заработал и вложил в развитие материальной базы 75 миллионов рублей, что для педвуза очень хорошо. Не могу утверждать, что вузы объединяют, чтобы отнять часть имущества, но то, что в результате высшее образование области чего-то недосчитается, можно не сомневаться.

Интересно, что педуниверситет заверяют: ничего не изменится, ничего не сократится, оба вуза будут работать, как работали. Тогда в чем фокус? Что за спешка? Почему не проработаны, в частности, важные вопросы о том, каким образом сущностно, содержательно должна идти интеграция столь разных высших учебных заведений?

Все началось с письма ПГУ ректору ПГПУ с предложением об объединении. Согласия на то не было получено, но ректор университета тут же отправил письмо с предложением об объединении губернатору, тот согласился и обратился в министерство. С педвузом поступают так, как помещики с крепостными крестьянами: хочу подарю, хочу продам, о приличиях и этике отношений, похоже, никто не помышляет. Против такого решения выступил председатель Совета по педагогическому образованию Виктор Матросов, но и это не возымело никакого действия. В ответ высказаны такие аргументы: ПГУ - университет чисто формально, настоящим классическим университетом он так и не стал, и нужно укрепить его гуманитарную составляющую. Если университет не стал университетом - это его беда, но почему в беду должен попасть заодно и педагогический университет, который справляется со своей задачей наилучшим образом. В 2003 году он прошел плановую госаттестацию по всем образовательным программам и показал высокое качество подготовки студентов, в апреле 2006 года его снова подвергли аттестации, уже внеплановой (видимо, пытаясь доказать, что в его деятельности есть изъяны), но и тут все было на высоте. А вот ПГУ госаттестацию проходил в 2002 году и будет проходить в будущем году. Пройдет ли, бабушка надвое сказала, потому что в этом классическом университете по-прежнему главной остается задача выпуска инженеров: 56,15% специалистов университет готовит для сферы техники и технологии, 14% специальностей могут быть отнесены к специальностям классического типа и всего только 1,75% - к образованию и педагогике. Не буду касаться всего спектра подготовки специалистов в университете, но отмечу, что опыта работы в области гуманитарных наук у педуниверситета гораздо больше, чем у классического университета. По гуманитарным и социальным наукам он выпускает 17,2% (ПГУ - 8,8%), по образованию и педагогике - 58,7%, но и в естественных науках и математике выпуск составляет 10,3% (в ПГУ - 5,2%). Причем выпускники ПГПУ пользуются большим спросом, чем выпускники ПГУ: в 2004 году университет распределил всего лишь 48% молодых специалистов, а ПГПУ - 77,1%. Педагоги востребованы, педуниверситет работает по договорам с областным Министерством образования, по заказам образовательных учреждений, и фронт работ велик: в ближайшее время более 4000 педагогических мест, которые нынче занимают учителя-пенсионеры и лица, не имеющие высшего педагогического образования, нужно будет занимать. Тут надежда области впрямую должна быть связана с работой госпедуниверситета, но позицию области можно оценить как весьма странную.

Ситуация усугубляется тем, что коллектив педуниверситета никто не спросил, хочет ли тот такого слияния. На мнение коллектива чиновники вообще никакого внимания не обращают. Между тем пять тысяч студентов - будущих педагогов уже высказали свое несогласие с планами чиновников в ходе протестной акции. Акцию снимало телевидение, но канал НТВ снятое не показал. В эти дни волновались студенты Парижа, и давать параллельно картинку о том, какие студенческие волнения могут быть в России, никто не решился по политическим соображениям. Однако это вовсе не значит, что пензенские студенты смирятся и больше не будут протестовать против тех, кто ломает их судьбу и уничтожает вуз. Спрашивается: зачем подталкивать студентов на бунт, кому это нужно и, самое главное, кто за это ответит, кто из федеральных чиновников покинет свое руководящее кресло?

ПГУ, как считает его ректор, в результате присоединения упрочит положение среди сильнейших вузов региона и страны «за счет возрастания контингента студентов и преподавателей». Но почему-то ректор университета не говорит о том, что тезис о ликвидации непрофильного образования в случае слияния двух вузов, по оценке специалистов, приведет к фактическому закрытию 80% ныне существующих в ПГУ специальностей, не соответствующих профилю классического вуза.

ПГПУ же, как считает его ректор, потеряет педагогический коллектив и вообще педагогическое образование как таковое, потому что «упрочнять» свое положение ПГУ будет за счет перепрофилирования педагогических специальностей в специальности классического типа. Процесс присоединения педуниверситета к классическому приведет к разрушению того, что нарабатывалось годами несколькими поколениями педагогов и ученых педагогического вуза. Это мнение разделяет практически большинство вузов. Но мнение это пока никто широко не высказывает. В области ректоры молчат, потому что, видимо, не хотят портить отношения с руководством. В России ректоры педагогических вузов тоже занимают позицию молчаливого наблюдения, во всяком случае о чрезвычайном совещании Совета по педагогическому образованию и выражении протеста по поводу реорганизации Пензенского педуниверситета я пока не слышала.

Понять ректоров педвузов можно: они понимают, что завтра могут оказаться на месте Алексея Казакова, хотя чиновники могут сломать только одиночек, но всех вместе это им удастся навряд ли. Однако ректоры медлят с обозначением своей позиции, хотя вопрос о том, быть или не быть высшему педагогическому образованию в России, сегодня актуален как никогда.