Что такое «капитал», понятно. То, что накоплено в период какого-то времени и может каким-то образом использоваться человеком. Если мы заговорили об учителях, значит, этот самый капитал используется ими в их непосредственной работе прямо или косвенно. Ведь чтобы учить других, надо постоянно «шлифовать» себя, пополнять собственные знания, эрудицию, методическое мастерство, свой культурный уровень, чтобы воздействовать на ученика... Вот мы дошли и до понятия «культурный». Существует более 500 определений, что такое культура. Что же касается анкет НФПК, то они имели целью изучение «культурной сферы», под которой понимается наличие домашней библиотеки, посещение учителями театров, музеев, выставок и т.д. Вообще под культурными ценностями мы должны подразумевать ценности нематериальные, те, без которых человек опустился бы до уровня животного. Это в том числе и общение с прекрасным в любых его проявлениях.

Характерная черта проведенных опросов состоит в том, что они отражают не только культурные потребности учителей и директоров школ, но и их материальные возможности.

Опросы проводились в Чувашии, Самарской, Свердловской, Воронежской областях. Выяснилось, что половина учителей имеют среднюю домашнюю библиотеку (то есть от сотни до пятисот книг), 13,6% опрошенных имеют менее ста книг. «Большие библиотеки (500-1000 и более книг) имеют у себя дома соответственно 17,1% и 12,4% опрошенных учителей. Чаще это учителя с высшим образованием, нежели со средним специальным (7,3% и 4,9%). Крупные библиотеки больше характерны для учителей столиц и областных центров (20,9% и 19,7%), чем для сельских педагогов (14,0% и 7,1%). Можно также говорить о том, что более многочисленные библиотеки имеют учителя с непрофильным образованием - с гуманитарным, естественно-техническим и т.д., учителя с более высоким разрядом (выше 13-го) и старших возрастных групп. По-видимому, возраст, опыт, образование, место проживания, а также материальные возможности влияют на формирование культурного капитала учителей. Домашние библиотеки директоров школ в среднем заметно объемнее. Здесь половина опрошенных имеют дома более 500 томов: 25,2% отметили, что у них имеется 500-1000 книг, 24,0% - более 1000 книг. Менее 100 книг в библиотеках у 5,1% опрошенных директоров».

Небольшое количество книг в библиотеках учителей связано не столько с их низкими культурными потребностями, сколько с низким доходом. Учителя их просто не могут купить. Иначе говоря, связь между уровнем дохода и размерами домашней библиотеки налицо.

Опрос не показывает, какие именно книги и какие именно авторы наиболее популярны среди учителей, в нем не отражено и пользование школьными, городскими библиотеками.

Перейдем теперь к следующему пункту, который касается посещений театров, музеев, выставок, концертов, кинотеатров и т.д. Результаты опроса показывают, что значительная часть респондентов ни разу за последний год там не бывала.

Немного цифр. «В частности, ни разу за последние 12 месяцев не были в театре 34,8% учителей и 25,8% директоров. Примерно половина опрошенных посетили театр один или два-три раза (23,1% и 25,9% среди учителей и 18,6% и 30,6% среди директоров). Кинотеатры посещаются респондентами реже, чем театры. За последние 12 месяцев ни разу не были в кино половина опрошенных учителей (49,9%) и директоров (49,5%). Около трети опрошенных ходили в кино 1 или 2-3 раза: 20,1% и 17,9% среди учителей и 17,4% и 18,3% среди директоров. Существенная часть респондентов за последний год ни разу не были на концерте (37,0% учителей и 15,9% директоров). Примерно половина опрошенных ходили на концерт 1 или 2-3 раза: это соответственно 24,6% и 22,2% учителей и 22,5% и 33,3% директоров. Музеи и выставки учителями и директорами посещаются чаще, чем театры, кинотеатры или концертные залы. Тем не менее за последние 12 месяцев ни разу не были в музее или на выставке 25,5% учителей и 15,6% директоров; были 1 или 2-3 раза соответственно 25,8% и 26,8% учителей и 23,7% и 30,6% директоров».

Безусловно, сельскому учителю и времени нет выбраться в областной центр, чтобы на концерт или на спектакль пойти. А городскому? Опять укажем на низкую зарплату? Можно. Но нам кажется, что прежде нужно учесть и выявить влияние экранных СМИ и видов искусства. Включил тот же канал «Культура» хоть в городе, хоть в деревне: вот тебе и спектакль, и концерт... Это вопрос, конечно, философский - по поводу того, в какой мере телевизор заменяет театр. Но ясно одно, целиком и полностью телевидение театрального искусства не заменит. Аура и очарование театрального действа, его воздействие на зрителя не передаются с помощью экрана.

Исследование подтвердило: учителя - одна из самых многочисленных профессиональных общностей современной России и в то же время одна из самых уязвимых социальных групп. «Система образования не обеспечивает достойный уровень жизни, а позволяет лишь выживать и в восприятии общественности и самих учителей не приносит престижа и уважения». «В целом же образовательный уровень учителей довольно высок: по федеральной выборке большинство имеют диплом о высшем образовании (84,2%), еще примерно десятая часть - о среднем специальном (12,0%). Среди директоров высшее образование имеют практически все - 94,6% опрошенных, еще 3,6% имеют ученую степень (среди учителей - 0,7%)».

Это подтверждает и тот факт, что учительское и директорское сообщество современной России формируется по большей части за счет людей, которые сами сформировались в образовательной среде, то есть всю жизнь были заняты в системе образования и не имеют за плечами какого-либо другого опыта работы. Таких большинство - 71,1% учителей и 69,4% директоров.

Как показал опрос, умеют пользоваться компьютером более половины учителей (59,5%) и большинство директоров (79,9%); почти каждый третий учитель и каждый второй директор умеют пользоваться интернетом.

Следует отметить, что возможности доступа к компьютеру и интернету неравны для различных групп учителей. Если в целом по стране доступ к компьютеру на работе имеют 77,5% опрошенных учителей и 91,0% директоров, то в меньшей степени эта возможность реализована в малых школах в сельской и городской местности с числом учеников менее двухсот, где могут пользоваться компьютером в школе только 60% респондентов. В больших школах эта цифра превышает 80%.

В целом по стране только 38,2% учителей и 52,9% директоров располагают возможностью воспользоваться интернетом со школьного компьютера, при этом развитие интернета на селе существенно отстает от городских темпов.

Но положим, что культурные потребности или запросы еще можно измерить количеством книг или посещениями театров. А есть ведь такие качества, свойства характера (или души, если хотите), без которых Учителя (именно так, с большой буквы) - нет. Например, интеллигентность. Что имеется в виду?

Василий Шукшин определял это так: «Интеллигентный человек. Это ответственное слово. Это так глубоко и серьезно, что стоило бы почаще думать именно об ответственности за это слово. Начнем с того, что явление это - интеллигентный человек - редкое. Это - неспокойная совесть, ум, полное отсутствие голоса, когда требуется - для созвучия - «подпеть» могучему басу сильного мира сего, горький разлад с самим собой из-за проклятого вопроса «что есть правда?», гордость... И - сострадание судьбе народа. Неизбежное, мучительное. Если все это в одном человеке - он интеллигент. Но и это не все. Интеллигент знает, что интеллигентность - не самоцель... Оттого-то мне и дорог деревенский уклад жизни, что там редко кто сдуру напялит на себя личину интеллигентного человека» («Монолог на лестнице»).

Вот это все - как измерить?

Никак. Нет таких социологических методик и тестов, нет...

И еще одна мысль, напоследок. Духовное богатство только тогда чего-то стоит, когда передается другим, когда человек им делится. В той же статье «Монолог на лестнице» Шукшин связывал это с профессией учителя: «Одно время я был учителем сельской школы для взрослых. Учитель я был, честно говоря, неважнецкий (без специального образования, без опыта), но не могу и теперь забыть, как хорошо, благодарно смотрели на меня наработавшиеся за день парни и девушки, когда мне удавалось рассказать им что-нибудь важное, интересное и интересно (я преподавал русский язык и литературу). Я любил их в такие минуты. И в глубине души не без гордости и счастья верил: вот теперь, в эти минуты, я делаю настоящее, хорошее дело. Жалко, мало у нас в жизни таких минут. Из них составляется счастье».