Лицеисты - почти студенты. И не потому, что их классы занимают целое крыло вуза. Далеко не все из них собираются поступать в Омский государственный педагогический университет. Просто им хочется учиться, а педагоги - лицейские учителя и университетские преподаватели - в этом с удовольствием помогают. Именно помогают учиться самостоятельно. Здесь даже уроков нет. Вместо них - пары, как в институте. Психологи университета пришли к выводу, что частые смены уроков приводят к быстрой утомляемости. А вот полтора часа, конечно, с перерывом - самое оптимальное время для того, чтобы вникнуть в новую тему, не забыв про старую. Два раза в год старшеклассники, совсем как студенты, сдают сессии. Такой «взрослый» подход оказался удобным: ученикам - для подготовки, педагогам - для контроля знаний. Каждый ученик выбрал для себя три профильных предмета, по которым ему предстоит сдавать ЕГЭ. Их он изучает углубленно: есть два гуманитарных и два естественно-научных класса по двадцать пять человек. Остальные науки проходит на так называемом обзорном уровне. Для каждого ребенка разработано собственное расписание лекций, практических и лабораторных занятий.

Называться «академиком» приятно, учиться лицеистам нравится. Ну, во всяком случае, чаще всего. Они же нормальные дети, а не «ботаники». Принимают в лицей всех желающих старшеклассников, без каких-либо вступительных тестирований. Просто ребятам повезло - у них хорошие педагоги, которые их понимают.

- Однажды до меня дошло, как трудно учиться детям! - признается Екатерина Алексеевна Тирская, кандидат педагогических наук. - Я попыталась стать ребенком - на время. Представила себя десятиклассницей, идущей на урок. И как мне страшно стало, если бы вы знали! Ведь преподавателя обучают учить детей. А кто обучает детей учиться? Мы говорим о самостоятельности, но разве помогаем ребенку в этом? Все методические рекомендации мы даем педагогам. Ученые разрабатывают пособия, как вести урок, что говорить. Но никто не объясняет ребенку, как все это понимать. Он идет на урок и не знает, какие требования ему предъявит педагог. Что он будет спрашивать? Все учителя разные, и подходы у них разные...

Почетный учитель РФ Екатерина Алексеевна Тирская такую систему изобрела. Для этого ей понадобилось всего-то 40 лет работы в педагогике - в школе, в вузе, в лицее. Соединив два подхода - ученический и студенческий, она сумела облегчить жизнь лицеистов. Тирская всю жизнь преподает историю - науку, которую невозможно вызубрить: объем информации увеличивается с каждым днем. Впрочем, этого она и не требует. Екатерине Алексеевне важнее осмысление. Поэтому для учеников она уже который год делает необычные «шпаргалки». Это огромная работа - ребенку выдается тематическое планирование на целый год вперед. В нем указано, сколько часов отводится на каждую тему, сколько лекций будет прочитано, главное - подробно расписывается схема каждого семинара. Готовится ученик к семинару самостоятельно, но учитель - мысленно рядом. В методической «шпаргалке» конспективно излагается тема урока и расписан его ход. Вопросы учителя уже не становятся неприятной неожиданностью - даже отключившись на минутку, ученик знает, что будет дальше. По изложению в плане к семинару не подготовишься - только чуть-чуть войдешь в курс дела, поэтому к нему прилагается список дополнительной литературы. Зато отдельно выделены хронология, персоны, термины, ключевые слова, законы. После названия семинара и списка обсуждаемых вопросов сразу идет пункт «Аналитическая работа ума». «Вдумайтесь, - призывает учитель, - составьте свое суждение, обоснуйте его». И объясняет, во что именно нужно вдуматься. Можно сделать это заранее, дома, можно - на переменке, можно в крайнем случае - на уроке. Ведь у каждого ребенка, по наблюдениям Тирской, свой темп работы. Она всегда была против «единомыслия» в истории, поэтому непременно излагает в «шпаргалке» несколько точек зрения на вопрос. Каждый волен выбрать ту, что ближе ему, - «точку опоры», как называет это Екатерина Алексеевна. К плану семинара прилагаются советы о том, как составить свой ответ, - подробно объясняется, на какие факты стоит обратить особое внимание, какие мысли следует уяснить, какие высказывания отложить в голове, на чем нужно остановиться. Тирская не дает вариантов ответа, но объясняет, как лучше его построить, создает модель. Структура таких «шпаргалок» одинакова, логика требований учителя становится отчетлива и понятна. Прочитав эту бумагу, каждый отвечает по-разному, но путь выбирает один - соответствующий требованиям педагога.

- Мы опробовали эту систему даже в начальной школе, - рассказывает Екатерина Алексеевна. - И дети, и родители приняли ее на ура. Снимается стресс - ребенок идет на урок, уже зная требования преподавателя, а значит, может предотвратить претензии. Опрос больше не страшен. Ведь мало сказать: выучи, надо объяснить, как это сделать и что именно следует выучить. С помощью моей методички ребенок заранее может осознать материал. Уверенность в знании очень важна для ученика. На такой здоровьесберегающий эффект я, честно говоря, и не рассчитывала. Снялась проблема плохих отметок - их просто не стало. Зато 80 процентов оценок теперь составляют пятерки и четверки. Увеличилась мотивация знаний. Когда ученик понимает, что от него хочет учитель, трудно получить «два». Когда он знает, ему хочется, чтобы его выслушали. Детям хочется высказаться. На уроках - лес рук. Особенно в младших и средних классах. Структура урока совершенно изменилась. Появилась возможность совместного погружения в предмет, диалога. Ребенок больше не боится, что прослушает нечто важное, он может подумать, проанализировать и вступить в самый интересный для него момент - он ведь знает план урока, мою логику. Он может сделать собственное открытие! Методические рекомендации ребенку дают ответ - как получить системные знания. В них нет содержательного аспекта по теме, зато есть важный элемент - адаптация содержания темы к возможностям ученика в рассмотрении того или иного вопроса. Я учу детей определять главное, прослеживать связи между элементами продуктивного мышления. Для этого и используются советы: необходимо уяснить, важно показать, обратите внимание, продумайте вывод... В методичках идет постоянное обращение к ранее изученному материалу. Один и тот же вопрос так или иначе всплывает в ходе 10-15 уроков в разных интерпретациях, в конце концов прочно оседая в голове. Таким образом, исчезла проблема «забывания» того, что изучено, - ведь есть план и прошлых, и будущих уроков, в котором легко ориентироваться. Мы, педагоги, получили возможность, о которой мечтали, - детям стало нравиться работать самостоятельно, потому что им все понятно. Если ученик пропустил урок, мне не надо сидеть с ним и тыкать пальцем - вот это выучи, на этот параграф обрати внимание. Он сам готовится. Пришел, отработал. Кроме того, неожиданно возникла тесная связь с родителями - без посредников. Вопрос, а что тебе задали на уроке, и что именно из этого нужно сделать, снимается - родитель сам все это видит. Мы все понимаем, говорят мамы и папы. Я поняла, что такие «шпаргалки» полезны и тем, кто учиться хочет не очень. Прочитав хотя бы методичку к семинару да сделав правильный, «думающий» конспект - по моей же методе, что-то в голове да останется. Пока мы отрабатываем эксперимент, а на следующий год оформим методические указания ученикам в книжечку, чтобы детям было удобнее.

«Думающий» конспект, который практикует Тирская, тоже очень важен. Ведь увеличение объема информации по всем предметам ставит и перед учеником, и перед учителем большую проблему - как это осилить, объять, усвоить, структурировать, да еще и удержать в памяти. С помощью опорного конспекта Тирской это не так трудно. Правда, в ее системе самостоятельности куда больше, чем в привычной, школьной. Предполагается, что ученик пришел на урок, уже прочитав хотя бы главу в учебнике, не говоря уже о дополнительной литературе. Впрочем, есть и более простой вариант - зная тему предстоящего урока, школьник записывает свои мысли по этому поводу. Они есть, поскольку «информация носится в воздухе», надо только их определить. Это могут ассоциации, вопросы, слухи, в конце концов. При этом обязательно нумерует каждую мысль, поскольку это вырабатывает системность мышления. Подробности расписывать не обязательно - достаточно сделать ссылку. Вторую часть конспекта ребенок заполняет на уроке, слушая педагога. Поскольку он уже что-то знает хотя бы поверхностно, учитель может акцентировать внимание на главном. Часть того, что объясняет педагог, записывается дословно, под диктовку, а часть - в виде собственного переложения комментария. Ученик учится выделять главное на слух, а учитель лучше понимает ученика, проверяя конспекты. Третья часть конспекта - самая трудная, но и самая результативная: «Мои мысли после урока». В ней надо соединить прочитанное с полученной информацией. В таком случае проблема усвояемости уходит - ребенок не только изучает тему трижды, но и думает над ней. Причем конспект наглядно показывает его автору, как меняется мышление, кругозор вместе с расширением знаний. Ученик видит результат учебы, понимая, наконец, зачем нужны 11 лет мучений за партой.

Систему Тирской подхватили другие педагоги Академического лицея - преподаватели разных дисциплин. Она работает, это подтверждает весь коллектив. О более наглядных результатах можно будет говорить чуть позже - по осени, когда подсчитают выпускников, поступивших в вузы. «Академикам» ведь всего два года. Но, как утверждает Ирина Серафимовна Щеткина, заместитель директора по учебной работе Академического лицея, уже изменилось многое. Не только отношение к школе, но и отношения в школе. Авторитарная система в таких условиях оказалась не нужна. Ведь в лицее все - от мала до велика - люди мыслящие!

Омск