- Вячеслав Михайлович, расскажите, пожалуйста, об истории госпиталя?

- История нашего госпиталя богатейшая. 300 лет назад по указанию Петра I было решено построить его за Яузой-рекой для лечения болящих людей. Это было первое в России государственное лечебное и медицинское учебное учреждение. Позже Павел I утвердил планы новых каменных корпусов, а посетивший госпиталь в 1823 г. император Александр I распорядился насчет новых построек, в результате число мест здесь достигло 1800.

Стоит вспомнить, что до 1706 г. все - от холопа до боярина - лечились только у знахарей. Петр Великий решил создать свою русскую больницу, в которой не только врачевали бы, но и учили наших докторов. Главный госпиталь стал колыбелью больничного дела и российского медицинского образования. Здесь появилась первая в России медицинская школа для подготовки лекарей, первый анатомический театр, состоялся первый выпуск отечественных врачей, зародилась военная медицина. К слову, целенаправленная подготовка докторов для армии в тот период была только в России.

Уровень образованности и подготовленности сотрудников госпиталя позволил создать первый отечественный учебник и первый курс лекций по медицине на русском языке, написать одну из первых монографий на родном языке, выпустить первый русский медицинский журнал, первый паталогоанатомический атлас. Имена блистательных медиков, которые трудились в госпитале, известны во всем мире. Это Николай Бидлоо, Николай Пирогов, Николай Склифосовский и многие другие. Два имени, которые вписаны особыми строками в историю госпиталя и России. Это врачи Лаврентий Блюментрост - создатель Российской академии наук и ее первый президент и Николай Бурденко - один из основателей и первый президент Академии медицинских наук СССР.

- Госпиталь пережил много эпох, немало преобразований. От старых стен до новых, от использования несложных методов лечения, небогатого оборудования до оснащения современной сложнейшей аппаратурой. Чем сегодня вы особенно гордитесь?

- Менять свое лицо госпиталь начал давно. В связи с юбилеем большое внимание к нам проявили Правительство и лично Президент России Владимир Владимирович Путин, Министерство обороны и другие ведомства. Мы получили кредит в 47 млн. евро и реализовали его. У нас появились 28 новых современных операционаров. Полностью реконструировано центральное стерилизационное отделение, установлена новая дезкамера.

В 2001 г. в госпитале введен в эксплуатацию аптечно-лабораторный корпус. Тогда правительство Москвы наградило нас и строителей дипломом первой степени за лучший реализованный проект года. Это действительно уникальное сооружение - современнейшая аптека с отличным производством инфузионных растворов и лекарственных форм, которая соответствует международным стандартам GMP. Теперь мы полностью обеспечиваем себя всеми растворами. За последние годы у нас не было ни одного случая пирогенных реакций. Надеюсь, что и не будет, поскольку в госпитале четко налажено производство, карантинизация, лабораторный контроль.

За эти годы вошли в строй современное отделение гемодиализа и интоксикации, трансплантации почек, кардиологическое. Установили несколько новых аппаратов, без которых сегодня немыслима работа серьезного учреждения, - компьютерный 4-слайдовый томограф, сейчас устанавливаем 16-слайдовый, скорость производства снимков которого и быстрота действий намного выше, а значит меньше облучаются пациенты, ускорилась обработка информации, это улучшает диагностику.

Кроме этого, у нас действует единственная в стране операционно-реанимационная лаборатория «Скальпель» на базе военно-транспортного самолета Ил-76 МБ. Она предназначена для экстренной эвакуации тяжелораненых из очагов вооруженных конфликтов и оказания им в полете неотложной медицинской помощи. Благодаря «Скальпелю» спасены сотни и тысячи жизней воинов, раненных в Чечне. Сейчас в Главном военно-клиническом госпитале им. Бурденко проходят испытания примерно 40 процентов всех новых разработок военных медиков России.

- Неоднократно приходилось слышать от пациентов, что в госпитале Бурденко они получают высококвалифицированную помощь, отвечающую современным требованиям. Как совершенствуется лечебный процесс?

- Самое главное наше достижение - огромный скачок в области высоких технологий. Например, в кардиологии запустили одну из самых современных ангиографических систем - магнитной навигации, которых в Европе всего 7. Одна из них в России - у нас. В СНГ таких нет. Уже сделаны первые операции. И весьма успешно.

Мы пошли по пути создания крупных специализированных центров. В каждом из них по несколько отделений. Например, в кардиологическом - 8 узкоспециализированных; в центре сердечно-сосудистой хирургии - 6; в центре интервенционной кардиологии - 5; функциональной диагностик - 9; в урологическом центре создано уникальное отделение трансплантации почек. Это позволяет углубленно обследовать больного и правильно лечить его с первых дней поступления к нам. Отсюда и результаты. Кроме всего, мы ежегодно получаем до 60 млн. рублей экономии.

- С внедрением нового специалистам все сложнее работать, создается масса дополнительных структур, появляются специалисты по каждому «винтику»...

- Процесс дифференциации действительно приводит к появлению все новых и новых медицинских специальностей. Сегодня известны уже более 160. У нас только специализированных коечных отделений - 70. Но узкая специализация началась давно. У нас в госпитале тоже. Специализировались палаты, потом отделения, центры. Без специализации нельзя. Она нужна. Это углубляет знания врача, расширяет его возможности.

- Вы не боитесь, что подобная дезинтеграция может сказаться на пациентах?

- А мы нашли выход. Стали создавать мощные многопрофильные объединения внутри госпиталя, в состав каждого входит несколько центров. В таком объединении есть все специалисты - терапевты, кардиологи, хирурги. Они занимаются диагностикой и лечением одной системы органов и тканей, допустим, проблемами сердечно-сосудистой, гастроэнтерологии, пульмонологии, неврологии и других.

Внутри такого мощного конгломерата в принципе пациенту можно оказать необходимую и достаточную помощь в полном объеме. А если что-то выходит за рамки этой дифференциации, то в условиях многопрофильного объединения можно привлечь любого специалиста для оказания помощи. Преимущество такого учреждения как наше - то, что у постели больного мы можем собрать любых докторов и не для обмена мнениями, а для оказания необходимой помощи в полном объеме и в рамках их компетенции.

- Наверняка для обращения к такому опыту были конкретные причины?

- Да, к сожалению, у нас всегда очень жестокий противник и учитель. Имя его - война. Именно локальные войны подтолкнули нас к этому. В ходе вооруженных столкновений стали применять пули со смещенным центром тяжести (они входят в одном месте, повреждают его, ищут другой путь и выходят там, где их не ждут). Если такая пуля попадает в голову, она разрушает все. И тогда приходится прибегать к помощи не только нейрохирургов, но и офтальмологов, челюстно-лицевых хирургов, ЛОР-специалистов, сосудистых.

В госпитале ежегодно лечится более 20 тысяч больных, выполняется до 10 тысяч операций. Только в Москве более полумиллиона офицеров запаса, многим из которых нужна врачебная помощь. К нам везут раненых и больных из очагов боевых действий, вооруженных конфликтов. Мы возвращаем их в строй, к полноценной жизни. У нас такой принцип: мы солдата лечим как маршала, а маршала - как солдата.

- Кроме лечения в госпитале оказываете и методическую помощь?

- Да, у нас создан мощный научно-методический центр. Он хорошо оснащен. В нем готовят методические рекомендации, связанные с высокими технологиями, монографии, обобщают новый опыт и распространяют его. На нашей базе организована учеба, работают 10 кафедр Государственного военного института усовершенствования врачей и 2 кафедры Московской медицинской академии им. И.М. Сеченова, в которой создан военный факультет. Подготовка у нас поставлена серьезно. Учеба длится от 1 до 3 месяцев, при госпитале есть заочная адъюнктура.

Специалистов госпиталя отличает высокий профессионализм. Мы гордимся своим научным потенциалом. Здесь трудятся многие главные специалисты Вооруженных Сил. У нас целое созвездие талантливых докторов, среди которых 180 заслуженных врачей РФ. За 12 лет мы воспитали в своих стенах, для своего учреждения почти 50 докторов и более 130 кандидатов медицинских наук. Немало в госпитале и молодежи.

- Как вы подбираете кадры?

- Чтобы попасть на работу к нам, нужно иметь второй уровень образования. Это значит, надо не только иметь диплом врача, но и закончить клиническую ординатуру либо аспирантуру или адъюнктуру. Как правило, мы берем выпускников Военно-медицинской академии им. С.М. Кирова. Заранее присматриваемся к новичкам, изучаем их, обучаем от 3 до 5 лет. Они работают и учатся, а мы решаем: наш ли это кадр?.. Я 25 лет назад прибыл в госпиталь майором на первичную врачебную должность - ординатора кардиологического отделения. Потом стал старшим ординатором, затем начальником отделения и так дорос до начальника госпиталя, который возглавляю с 1993 г.

- В наш век невозможно прожить без международных связей. Какое место они занимают в жизни госпиталя?

- Это необходимая часть работы. Наши врачи бывают на всех форумах, конференциях, выставках. Международные связи помогают отслеживать современные технологии, вовремя реагировать на новое, внедрять его в практику. Хороший врач должен знать все.

- Каков ваш стиль работы?

- У меня есть принцип «старшей сестры». Как общается старшая сестра с младшей? Внимательно, по-доброму. Считаю: человек должен идти на работу с радостным чувством, равно как и возвращаться домой. Тогда все нормально. Подневольный труд непродуктивен, он приводит к желанию что-то не сделать, к эмоциональным взрывам. А когда труд в радость, он приносит всем удовлетворение. Стараюсь создавать атмосферу доброжелательности. Считаю, что каждый руководитель должен обладать самостоятельностью и ответственностью за порученный участок работы.

Мне импонирует, что в нашем коллективе аббревиатуру ГВКГ (Главный военный клинический госпиталь) все чаще на полном серьезе расшифровывают так: «Гарантия верности клятве Гиппократа».