За семнадцать лет конкурс «Учитель года» претерпел существенные изменения. Если в самом начале все ограничивалось просмотром представленных материалов и заключительным шоу, то теперь все обстоит гораздо серьезнее. Практическая работа оценивается сначала на уроке в собственном классе, потом на уроках в других школах и в чужих классах. Кроме того, идет скрупулезный анализ тех материалов, которые представлены конкурсантом. В них, по сути говоря, обобщение того опыта, который наработан за годы работы. Вот почему так трудно приходится молодым учителям, рискнувшим участвовать в состязании: красивые слова написать несложно, гораздо сложнее представить суть того инновационного, что есть и опробовано на практике.

Все конкурсанты попадают на конкурс по-разному: кто-то сам выдвигает себя, возможно, потому, что считает себя недооцененным в собственной школе, хочет попробовать свои силы или намеревается таким образом провести апробацию того, что найдено в процессе практической педагогической деятельности, кого-то выдвигает школа. Решиться на участие в конкурсе учителю непросто, ведь очень часто бытует мнение, что успех может вознести на педагогический Олимп, неуспех - привести к появлению пятен на репутации, и кто-то вполне может сказать так: «А коллега-то не так силен, как мы думали!». Кто-то до сих пор думает, что конкурс - шоу и тем, кто не умеет петь и танцевать, там делать нечего. На самом деле неправы и те и другие. Конкурс перестал быть шоу, во всяком случае, на московском уровне уж точно. Конкурс - это тяжелая работа, требующая напряжения всех сил, порой изматывающая так, что конкурсанту необходимы поддержка психолога и в определенном смысле реабилитация после окончания всех этих испытаний. Но конкурс архинужен системе образования именно сегодня, когда развиваются сложные процессы реформирования, когда поставлена задача кардинального изменения содержания образования, когда всерьез идет обсуждение проекта «Школы будущего». Не случайно организатором конкурса в Москве стал Московский институт открытого образования, главная задача которого повышение квалификации и переподготовка столичных учителей. МИОО открыл Центр педагогических конкурсов и проектов, возглавляемый членом Большого жюри Любовью Савинковой. Именно специалисты МИОО анализируют работы конкурсантов, именно институт каждый год прибавляет в «золотой фонд» записи новых конкурсных уроков. Вот и получается, что вроде бы участие в конкурсе - личное дело каждого, но на самом деле это общее дело для всего педагогического сообщества города. Другое дело, что сообщество пока это не осознает в той мере, в какой требуется.

В Москве много хороших учителей, в Москве много самых разных наработок, здесь проводятся интересные семинары, конференции, обмен опытом, и все это просто замечательно. Не случайно на такие мероприятия всегда прибывают гости из всех регионов России. Но, пожалуй, ни одно мероприятие лучше, чем конкурс в концентрированной форме (поскольку на это отводится сравнительно небольшой отрезок времени), не позволяет судить о том, какие находки есть в школьной практике, более того, о том, какие тенденции в ее развитии превалируют. Сегодня по уроку, данному на конкурсе, можно сказать, какой округ представляет учитель. Снова можно утверждать, что, хотя конкурс - индивидуальное дело каждого, в индивидуальности его участников проступает, проявляется то особенное, что присуще Юго-Западному, Северному, Западному, Восточному или любому другому округу. И это нормально, потому что конкурс становится своеобразной сущностной презентацией окружного педагогического опыта. Другое дело, что пока еще не все осознают, насколько это важно, поэтому, несмотря на то что каждого конкурсанта в той или иной мере поддерживают районные или окружные методические службы, уроки не в полной мере представляют некие окружные ноу-хау. На самом деле все должно было бы выглядеть приблизительно так. Человек решил участвовать в конкурсе. Школа должна понимать: если учитель в состоянии представить не только свой собственный опыт, но и ее как инновационное учебное заведение, то нужно готовить его к районному этапу. Человек, показавший себя на уровне района наилучшим образом, теперь уже представляет его, и конкурсанта должны готовить, чтобы лучшее из опыта района было представлено на окружном конкурсе. А вот уже после окружного делом чести округа должна стать подготовка конкурсанта к городскому туру. Иными словами, то, что сегодня, может быть, порой не явно проступает в его творческой работе, в его конкурсных уроках, должно заиграть в полной мере. Ах, говорят мне в ответ, неужели мы должны тренировать педагога, да пусть он предстает таким, какой есть. Безусловно, сильный и интересный педагог должен быть на конкурсе таким, но готовить его для участия в каждом следующем туре конкурса нужно обязательно. Если, конечно, считать сам конкурс возможностью продемонстрировать наилучшим образом работу системы образования от класса до городского уровня. Тем более что по правилам нацпроекта в нем примут участие лучшие из лучших. Пока не все так считают. Во всяком случае, к сожалению, за ходом конкурса наблюдали представители не всех округов, и уж точно не было директоров школ. Всех всегда интересует конечный результат, а не то, как к нему приходят. А ведь конкурс чрезвычайно важный элемент повышения квалификации учителей и усиления качества обучения детей.

Все это, как мне кажется, хорошо прочувствовали победители и призеры прошлогодних городских конкурсов, не случайно они постоянно проводят семинары для молодых учителей, для учителей-предметников, где разговор идет не только о тех или иных инновациях, но и о том, как эти инновации сделать достоянием широкого круга столичных педагогов. Особо ценно то, что это инициатива не управленцев (хотя многие лучшие учителя уже стали директорами московских школ), а именно учителей. Еще мне кажется, что все это хорошо понимают в МИОО, который привлекает участников конкурсов к проведению открытых уроков, мастер-классов и других важных мероприятий. И если бы уроки конкурсантов в еще большей степени отражали тенденции развития педагогического творчества в школах, районах, округах, значимость таких мероприятий возросла бы существенно.

Не случайно на конкурсе был создан координационно-экспертный совет, в который вошли победители и финалисты прошлых лет. Вообще тут были практически все, кто самым наилучшим образом в свое время показал себя не только на московском, но и на российском уровне, входя в пятерку лучших российских учителей. В составе КЭСа или Большого жюри работали и Татьяна Архипова, и Татьяна Федорова, и Юлия Марчук, и Дмитрий Добротин, и Сергей Лукутин, и Дмитрий Бесполов, и Глеб Мочалов, и Игорь Агапов, и Андрей Милехин. Кто-то давал советы конкурсантам, кто-то оказывал им необходимую психологическую поддержку, кто-то делал анализ урока, помогая увидеть достижения или досадные промахи. Все это было очень важно, потому что не начальники, а коллеги, такие же учителя, к тому же обладающие личным опытом участия в конкурсе, становились экспертами, к мнению которых можно и нужно прислушиваться. Участники прежних конкурсов выступали в нынешнем сплоченной командой, демонстрируя свой высокий профессиональный уровень. Было приятно увидеть, как меняются они год от года, какими серьезными становятся их позиции, как профессионально они подходят к работе с учителями. То, что конкурс был интересен, четко организован и проведен столь безупречно, во многом заслуга учителей-победителей. Да, кстати, и проведен-то он был, по признанию руководителя Департамента образования Любови Кезиной, именно потому, что на этом настояли они, понимающие, зачем нужен конкурс педагогическому сообществу. Они это поняли сами и теперь добиваются такого же понимания в широких учительских кругах.

Но, конечно, самую главную оценку ставит на конкурсе жюри. Роль жюри неоценима, но трудна. Всегда трудно быть объективным, когда имеешь дело с оценкой творчества. Впервые за прошлые годы Большое жюри не возглавляла Галина Китайгородская, но буквально все время на конкурсе вспоминали ее добрым словом, потому что ей удалось в очень короткое время создать систему работы, которая исключает необъективный подход к оценке.

Авторитет профессора Китайгородской высок и непререкаем, но не менее важно, что известны и авторитетны практически все члены жюри. Кто в России не знает академика РАН Геннадия Ягодина, академика РАО Шалву Амонашвили, директора школы №109 Евгения Ямбурга, директора школы №368 Аллу Кухтинскую, директора «Класс-центра» №686 Сергея Казарновского, доцента Центра интенсивного обучения иностранным языкам МГУ Ларису Каминскую, первого проректора Высшей школы экономики Льва Любимова, директора школы №1927 Вячеслава Кондрашова и многих других, кто в этом году входил в состав Большого жюри московского конкурса? Вопрос, как говорится, риторический. Геннадий Алексеевич Ягодин был министром образования СССР, Шалва Александрович Амонашвили, которого когда-то называли «учителем-новатором», нынче известен и как крупный теоретик, Вячеслав Кондрашов работает столь успешно, что из его коллектива вышли два лучших учителя Москвы - Андрей Милехин, ныне работающий проректором МГППУ, и Ирина Хачатрян, по-прежнему преподающая в своей школе химию. Кстати, свой юбилей Ирина, также входившая в состав Большого жюри, отметила на конкурсе и услышала в свой адрес немало приятных слов. Строгое жюри было на самом деле совсем не строгим: в перерывах сочиняло и читало эпиграммы, рисовало шаржи, пело по гитару и вообще было своим в доску. Что не мешало ему выставлять оценки и делать выводы.

Насчет выводов и оценок хочу сказать особо. Обычно, когда сидишь в зале, определяешь для себя будущих победителей. Конечно, понимаешь, что твое мнение - не истина в последней инстанции, но все равно испытываешь чувство досады, когда выясняется: тебе понравился один, а жюри назвало победителем совсем другого. В этом году произошло поистине удивительное: тот, кто вызвал у зрителей и болельщиков наибольший интерес, стал лучшим учителем Москвы. Те, кто дали по общему мнению лучшие уроки, прочитали лучшие лекции и вообще наилучшим образом показали себя на конкурсе, вошли в призовую пятерку. Это говорит прежде всего о том, что жюри приняло объективное решение. Поэтому проникаешься чувством глубокого уважения к этим людям, понимающим, что от их честной и объективной работы зависело настоящее и будущее конкурса. Необходимо отметить, что многое зависело от председателя жюри, и Александр Глозман блестяще справился с этой ролью, не случайно Департамент образования отметил его работу на конкурсе Почетной грамотой.