Фамильное дело - просвещение

Не военный

Дмитрий Зуев должен был стать военным. Как его отец, тоже Дмитрий Зуев, комбриг, начальник строевого отдела Ленинградского военного округа, бывший полковник Преображенского полка. Как его дед, тоже Дмитрий Зуев, начальник контрразведки Российской армии, командир 24 корпуса, прошедший всю империалистическую войну и застрелившийся в день, когда Николай II отрекся от престола.

Военным Дмитрий-младший не стал. Однажды ночью 1930 года он узнал, что такое обыск. С тех пор он никогда не видел отца, которого расстреляли через год. Мать тоже вскоре умерла, она болела чахоткой. Внуков воспитывали бабушка Вера Ларовна Зуева и тетя Мария, родная сестра отца. Владимир, Дмитрий и младший Ваня недолго оставались вместе. Вначале умерла бабушка. А потом наступило 1 декабря 1934 года. В этот день в Смольном убили Сергея Кирова. Через две недели пришли за сестрой врага народа. В конце 34-го этого обвинения стало достаточно для ссылки. После убийства Кирова Ленинград «чистили» окончательно, выселяя бывших дворян. Дорогу в товарном вагоне до Оренбурга мог выдержать только Владимир. Ваню забрала к себе московская бабушка. А самый непослушный восьмилетний Дмитрий уже собирался в детский дом, когда в квартиру вошел высокий незнакомец, положил руку на плечо и сказал: «Собирайся, будешь жить у нас».

До 15 лет Дмитрий воспитывался в семье Александры Головачевой, второй сестры отца. Блестящие отметки в школе, активная жизненная позиция - председатель совета дружины стал образцовым сыном крепнущей советской власти. И была у этого сына мечта - стать военным, поступить в артиллерийскую спецшколу. Потомок знатного дворянского рода, он и понятия не имел, что его прадед за Бородинскую битву получил крест святой Анны. Но об этом знали другие, те, кто сидел в приемной комиссии первых военных лет. А разговор, уже после успешной сдачи вступительных экзаменов, долгие годы не давал ему покоя.

- Зуев?

- Зуев.

- Дмитрий?

- Дмитрий.

- А отчество?

- Дмитриевич.

- Зуев Дмитрий Дмитриевич?

- Да.

Три седые головы склонились друг к другу, они о чем-то оживленно шептались. Потом один из них произнес:

- Вы свободны, узнаете завтра, когда будет вывешен список.

На следующий день Дмитрий понял, что его не взяли. От несправедливости он разревелся.

- Что ты ревешь? - к нему подошел один из тех троих. - Ты не баба, ты Зуев, ты всего добьешься. Стань рабочим!

Из неопубликованного

В чем страшная гениальность деяний советской власти. Они использовали русскую душу, создав антирелигию. Они оставили народу веру в светлое будущее. И с каждым годом жизнь действительно становилась лучше. Нас воспитывали в любви к своей Родине, но добавили коммунистическую партию. И у нас были Бог Отец - Ленин, Бог Сын - Сталин и Бог Дух Святой - марксистско-ленинское учение.

Не рабочий

Дмитрий Зуев оказался хорошим слесарем. Шла Великая Отечественная война, когда он поступил в ремесленное училище. Тогда же в холодном блокадном Ленинграде тетя, умирая, рассказала, кто такие Зуевы. С тех пор в бесчисленных анкетах, которые за свою жизнь пришлось заполнять Дмитрию, он писал: дворянин; отец - высший комсостав, враг народа, расстрелян; деды - генералы... Но это уже история из другого города, куда он по Дороге жизни перебрался в марте 1943 года.

То, что наши летчики летали на Ил-2 - заслуга подростков и стариков из Куйбышева (сегодня Самары), таких как Зуев. Он быстро дорос до бригадира. А в сентябре 1943 года Дмитрий Дмитриевич начал свою учительскую карьеру. Он стал мастером производственного обучения. В то время профессию «слесарь-сборщик» получали, не отходя от стапеля.

Когда Зуева принимали в партию, он напомнил:

- Вы имейте в виду, я дворянин!

- Какой ты дворянин? - рассмеялись ему в ответ. - Ты у нас слесарь-сборщик, стахановец, комсорг. Мы тебя в секретари райкома комсомола избрали. Ты наш!

До 1949 года Зуев был нашим. А то, что сталинская установка «Сын за отца не отвечает» перестала работать, понял только в партийной школе, когда ему на партсобрании предложили сдать билет. Публичная порка не удалась. Зуева знали как способного руководителя райкома комсомола, активиста и отличника учебы. А своего дворянского происхождения он никогда не скрывал.

От него все равно избавились через две недели после окончания экзаменов, на которых безуспешно пытались завалить. Зуеву разъяснили: «Сын врага народа не имеет права работать в органах, но!..» Борская районная партийная организация берет его на поруки и предлагает заниматься культмассовой работой. Еще разрешили Дмитрию быть учителем.

Через много лет после реабилитации отца секретарь Борского райкома партии Дмитрий Зуев был назначен заместителем заведующего отделом школ и вузов Куйбышевского обкома. Тогда же ему рассказали, что те две недели, когда решался вопрос сына врага народа, были потрачены на то, чтобы собрать 104 анкеты, сверить и… не найти той единственной, в которой Зуев скрыл бы правду о своем происхождении. А если бы поиски увенчались успехом, то Зуева исключили бы из партии и отправили на лесоповал.

В обкоме Зуев не прижился. Он стремился к делу, и оно нашлось. Десять лет Дмитрий Дмитриевич возглавлял отдел народного образования Куйбышевской области.

Не актер

Дмитрий Зуев мог бы стать известным актером. Еще в школьном драматическом кружке он играл Хлестакова, активно участвовал в самодеятельности и в партийной школе. В огромном зале Куйбышевского дома офицеров на концерте в честь 150-летнего юбилея со дня рождения А.С. Пушкина в том же 49-м году он читал со сцены «На смерть поэта» Лермонтова, ему аплодировали стоя.

В Борске Зуев работал на четырех работах, чтобы прокормить жену и троих детей, завел корову, поросенка, посадил огород. Однажды заезжая труппа артистов увидела в Доме культуры его постановку «Свадьба в Малиновке». Ошеломленные актеры долго уговаривали Дмитрия сменить профессию и уехать с ними. Но Зуев выбрал дело своей жизни, он хотел стать учителем истории и впервые решился на обман. В анкете при поступлении на заочное отделение исторического факультет МГУ он написал - сын крестьянина-бедняка из Псковской губернии. Той самой, в которой его прадед Харитон Лукич Зуев был губернатором.

Советский мир оказался «не без добрых людей», через год на столе декана исторического факультета, профессора Арциховского лежала бумага, подписанная учителем физики Борской средней школы Пурлушкиным. Обман раскрылся, но нашему герою опять повезло. Во-первых, умер Сталин. А во-вторых, имя отца даже после стольких лет опалы оберегало сына. Арциховский, известный историк и археолог, в прошлом петербуржец, конечно, знал, кто такие Зуевы. Он вызвал «крестьянина» - старосту второго курса в деканат и… похвалил. Другого способа получить высшее образование у потомственного дворянина Зуева в конце 50-х не было.

Не политик

Дмитрий Зуев никогда бы не стал профессиональным политиком. Слишком честный, открытый, привыкший говорить то, что думает, он быстро находил себе врагов, перед которыми не желал прогибаться. Как заведующий областного отдела народного образования, Дмитрий Дмитриевич оказался крепким хозяйственником. До сих пор в сельских школах Самарской области дети учатся в тех 240 панельных корпусах, которые построил Зуев, более тысячи учительских семей живут в домах, которые специально для них привезли с севера. А вот то, что из Дмитрия Зуева получился настоящий издатель, - факт исторический. Главное, что это было дело, которое захватило его целиком. Наверное, поэтому, когда ему предложили стать первым заместителем министра народного образования РСФСР, он наотрез отказался.

Из неопубликованного

В сельской местности сложилась любопытнейшая традиция - врача народ испокон веку кормил, а учитель никогда ничего не брал. Настоящий учитель и сегодня ничего не берет. Вот почему помогать ему надо в первую очередь.

Просто учитель

История не знает сослагательных наклонений. И то, что Дмитрий Зуев, потомственный дворянин, прошел путь от рабочего до директора крупнейшего издательства всесоюзного значения, было предначертано свыше, по крайней мере в это верит Дмитрий Дмитриевич, которому за четверть века удалось поднять учебно-издательское дело огромной страны на новый уровень. По натуре книжный человек, он очень тяжело переживал отсутствие качественной учебной литературы. Так и не став великим полководцем на ратном поле, он с головой окунулся в борьбу за учителя, которому хотел подарить не только новые школы и просторные дома, но и хороший учебник. Именно благодаря издательскому оптимизму Зуева школа получила учебно-методические комплексы по всем предметам, в которые вошли книги для учителя, учебники для ученика, рабочие тетради на печатной основе и многое другое. Именно при Зуеве «Просвещение» стало издавать библиотеки, ориентированные на каждого работника школы - учителя, директора, завуча. И, конечно же, Зуев выполнил то, что обещал Михаилу Прокофьеву, министру просвещения СССР: учебники стали поступать в школу не к Новому году, а первого июля.

В 1993 году Дмитрий Зуев перестал работать в «Просвещении». Чуть раньше в стране рухнула вера в марксистко-ленинские идеалы. Но потомственный дворянин Зуев служить не перестал. Делом его жизни стала «Антология гуманной педагогики», которую он на протяжении последних лет создает в издательском доме Шалвы Амонашвили.

Дмитрий Зуев родился в Ленинграде, прожил долгую жизнь в России и в конце пути был награжден на конкурсе «Учитель года Москвы-2002» почетной премией - «Честь и достоинство». Но если вы откроете Международный справочник выдающихся лидеров, который выпустил американский биографический институт, то на самой последней странице найдете абзац из 11 строк, он начинается с фамилии Зуев. Это наш с вами Дмитрий Зуев.

Из неопубликованного

Самое тяжкое преступление перед народом, которое свершили партия и советская власть, заключается в том, что нас лишили корней. Это чудо, что я знаю, кто я, и открыто говорю об этом своим детям, внукам и правнукам!