Управляемый шторм

Современный ребенок. Энциклопедия взаимопонимания. - М.: ОГИ; Прагматика культуры, 2006.

Тем взрослым, которым никогда не казалось, что их ребенок требует какого-то особенного внимания, читать эту книгу незачем. Смотрится она вызывающе (вы когда-нибудь видели энциклопедию оранжевого цвета? Я - нет), а содержание ее поначалу кажется ужасно «заумным».

Конечно же, главы типа «Роль матери и отца в развитии ребенка в раннем детстве» или «Как выбрать детский сад» выглядят вполне уместно. Но зачем, скажите мне, нормальному среднестатистическому родителю рассуждения на тему «Детство в разных культурах»? Тут с одним-то не знаешь, как вывернуться, чтоб вырос культурным человеком, продолжающим фамильные традиции и не повторяющим в то же время родительские ошибки. Только присядешь, начнешь вырабатывать стратегию такого движения, а книга, как нарочно, полезет тебе под руку, да и шепнет, что так, мол, конструируются «Опасные связи поколений». А если будешь упорствовать, так на, почитай-ка еще «Домашнее насилие» - поймешь, кто ты есть на самом деле.

Однако авторы-составители спокойно противопоставляют такому брюзжанию ряд убедительных доводов. Во-первых, говорят они, книжка предназначена для тех, кто стремится понять и удовлетворить нужды ребенка. Нужно заранее смириться с тем, что время не стоит на месте. Поэтому сегодня писать и читать книгу надо не о ребенке вообще, а о ребенке современном, то есть таком, которого еще вчера никто нигде не встречал. Для родителей такового и глава «Формирование сексуальной ориентации» (нетрадиционной, естественно, традиционное «половое созревание» давно уже устарело) не будет излишней.

Да и родитель нынче пошел разборчивый. Старый споковский «Ребенок и уход за ним» никого уже не устраивает. Подавай им теперь глубинную эмпатию, неповторимое творческое содружество душ. И авторы, надо сказать, делают это весьма старательно, тратя более 600 страниц не только на то, чтобы уговорить взрослых составить родовую генограмму, развенчав попутно парочку особенно ханжеских мифов о детстве, но и на то, чтобы ввести бушующие в типовых многоквартирных домах семейные бури хоть в какие-то приемлемые для ребенка берега.

Управляемый шторм - вот как, по-видимому, в конечном итоге определяет «нормальное» развитие нынешней семьи авторская команда психологов, составивших эту книгу. Стороннему наблюдателю давно пора понять, что ребенок современен, а стало быть, нуждается в особой психологической помощи и в специальной литературе. У родителей тоже есть свои (порой немаленькие) проблемы с алкоголем, депрессией, суицидом, шизофренией, сексуальной ориентацией... Энциклопедия призвана в первую очередь успокоить их самих, а потом уже их детей. Конфликтующие родитель и ребенок могли бы прочесть ее одновременно, тайком друг от друга. Может быть, тогда, осознав единство и неразрывность своих «личных проблем», они сумеют наконец понять, простить и принять друг друга?

Иван ЛОПАТИН

Математика начинается с крестьянской избы

Лебедев С. Л. «Человек я насквозь русский». - М.: МИФИ. - 2006.

В мае этого года исполнилось 185 лет со дня рождения Пафнутия Чебышева - основоположника русской математической школы. Сергей Лебедев выбрал особый ракурс для своей книги: он не анализирует научные заслуги Чебышева, лишь кратко перечисляя их, а стремится показать своего героя как обычного человека, стремится осмыслить, как шло его становление в самые ранние годы жизни. Он уходит из больших городов (из Москвы, где учился Чебышев, из Петербурга, где он провел большую часть жизни) и показывает малую родину Пафнутия Львовича - сельцо Акатово, что на границе Калужской и Московской губерний. Он стремится, привлекая массу деталей и подробностей, показать повседневный быт 1820-х годов девятнадцатого века, окружавший будущего ученого. Его детство, несмотря на дворянское происхождение, тесно было связано с крестьянским бытом, с крестьянским мировосприятием. Но логика исследования заставляет идти дальше в глубь времен. Рассказать о родителях Чебышева невозможно, не касаясь событий Отечественной войны 1812 года, не углубляясь в региональную историю. Книга стремится охватить и показать все то, что не касается собственно математики, но дало основания ученому признаться: «Человек я насквозь русский»...

В шестнадцать лет Чебышев становится студентом физико-математического отделения философского факультета Московского университета (обратим внимание, как связаны в названии факультета философия и математика). Потом, блестяще закончив университет, уезжает в Петербург, посвящая себя науке. «Теория чисел (первый после Евклида существенный, строгий результат по проблеме распределения больших чисел), теория вероятностей (предельные теоремы, законы больших чисел), теория приближений функции (наилучшие приближения, полиномы Чебышева-Эрмита), геометрия (чебышевские сети и уравнение, известное как Sin-Gordon, применяемое для компьютерных методов раскроя ткани), математический анализ (приближенное решение уравнений, интегрирование алгебраических функций, разложение в непрерывные дроби), прикладная механика (шарнирные механизмы, зубчатые передачи, роботы и приборы, в частности арифмометр) - вот краткий перечень научных областей, где Чебышеву принадлежат достижения мирового значения».

Федор ТОННЕЕВ

Когда б вы знали, из какого сора...

Душенко К.В. Цитаты из русской истории от призвания варягов до наших дней. - М.: Эксмо, 2005.

«Мы партия будущего, а будущее принадлежит молодежи!» Встретив этот призыв в учредительных материалах одного из нынешних демократических молодежных движений, невольно вздрагиваешь. Знали бы юные правозащитники, что слова на их знамени буква в букву принадлежат... Владимиру Ильичу Ленину. Разумеется, разыскать их сегодня в статье «Кризис меньшевизма» в 14-м томе знаменитого некогда «синего собрания» может только специалист. Но все-таки, неужели так трудно справиться о происхождении собственного лозунга? Трудно. А главное, почти негде. Старые сборники «крылатых слов» издаются редко. Содержание их устарело. Да и представляет собой оно главным образом подборку литературных, а не общественно-политических высказываний.

Книга Константина Душенко (посвященная, кстати, памяти крупного российского историка Петра Андреевича Зайончковского) вовремя заполняет этот пробел. В ней на 600 страницах собрано более 3000 исторических высказываний. Причем две трети этих оборотов, «широко известных в узких кругах» (как и вот эта фраза из чекистского досье на поэта Бориса Слуцкого), привязаны к конкретным источникам.

Часто составителю удается проследить не только происхождение, но и эволюцию того или иного высказывания. Ну не писал никогда Карамзин, что в России только и делают, что «Воруют...»! Это писал Зощенко в своей «Голубой книге», используя в качестве источника записные книжки Петра Андреевича Вяземского, а уж тот, в свою очередь, ссылается на разговоры с Карамзиным. Составитель идет и дальше, находя оригинальный мотив данного выражения еще у Екатерины II. «Меня обворовывают точно так же, как и других, но это хороший знак и показывает, что есть, что воровать», - пишет она в частном письме в 1775 году. Как видим, констатация факта отнюдь не повергает императрицу в уныние. Наоборот, для нее это признак прогресса и улучшения общего благосостояния страны. Но Душенко не ограничивается и на этом, приводя следом печальную фразу ее внука Николая I: «В России только я не краду».

Таким образом, даже одна маленькая статья из сборника не только развенчивает стереотипные представления читателя, но и дает ему ощущение сложности, парадоксальности каждого исторического примера. Любопытна и связь тех или иных проявлений русской действительности с мировым развитием. Ведь выдранный из контекста времени знаменитый плакат «НЕ БОЛТАЙ!» - говорит нам сегодня разве что о шпиономании и излишней подозрительности сталинского периода. Но когда мы узнаем из справочника, что он, во-первых, появился в 1941 году, а во-вторых, имел не только немецкого, но и французского предшественника (причем Париж обклеивали таким призывом еще в 1915 году!), то эта деталь становится неизбежной для своей эпохи.

Что же касается технического оформления справочника Душенко, то оно выше всяких похвал. Помимо инструкции по работе с цитатами и полного списка использованной литературы книга содержит два указателя: всех встречающихся в книге имен и ключевых слов, по которым можно легко восстановить в памяти забытое или полузабытое выражение. Не претендуя на полную объективность, составитель позволяет себе дать еще одну хронологическую подборку из 400 цитат, расположив наиболее яркие фразы последнего тысячелетия друг за другом, в порядке их высказывания. И хотя эпиграфом к справочнику Душенко взял слова Тютчева, что «русская история до Петра Великого - сплошная панихида, а после Петра - сплошное уголовное дело», составленный им хронологический перечень рисует перед нами иную, далеко не такую безотрадную картину.

Артем ЕРМАКОВ