С главной сцены страны звучали бодрые слова ведущих: «Эти одаренные дети - будущее нашей Родины». Аплодисменты, грамоты, призы, цветы, улыбки ребят...

- Мои грамоты, мои успехи школе не нужны, - горестно признается мне позже бывший ученик 17-й школы Григорий Вахмистров.

Мы сидим в квартире Вахмистровых втроем, Григорий и его мама Анна Владимировна поначалу отнеслись к моему визиту настороженно. Письмо в редакцию подписал отец Владимир Михайлович, работник Тульского оружейного завода. Но его в тот день в Узловой не было. «На смене, - пояснили мне, - будет только утром».

«Трижды я писал в облоно, обращался в городской Комитет образования, но ничего не добился. Извините, что пишу в «Учительскую газету», отнимаю у вас время. Как правило, к вам обращаются люди, отчаявшиеся найти правду на местах. Ведь обычно на маленького человека привыкли давить и не обращать внимания. А если он начнет добиваться правды, то это вызывает известную реакцию...» Среди строк читалась явная боль. Но что в конце концов могло ее спровоцировать? Ведь автор письма задавал обычные вопросы. Все они касались школьной жизни, вернее, обучения сына Григория в девятом классе 17-й школы. Суть дела состояла в следующем. В этом учебном году Вахмистровы перевели своего сына на экстернат. И у него не заладилась учеба. Что ж, бывает, думала я. Но даже представить не могла, что этот вполне типичный конфликт (у нас каждое второе письмо о несогласии родителей либо с отметками, либо с действиями учителя) обернется чуть ли не детективной историей. Будут в ней и поиски виновных, и наказания. Свое слово скажут работники милиции, прокуратуры. Но, пожалуй, придется мне начинать издалека.

Гришины университеты

Поверь в своего ребенка. Именно под таким девизом проходили младенческие годы долгожданного, любимого всей дружной семьей малыша. Взрослые, а это кроме родителей, бабушка-учительница, тетя-экономист, всячески образовывали и развивали склонности способного «почемучки». В школу Гришу приняли сразу во второй класс. Надо сказать, что с выбором учебного заведения взрослые не раздумывали. Четверть века отработала в 17-й учительница математики Серафима Григорьевна, бабушка нашего героя. Эту же школу закончили ее дочери Аня и Елена (мама и соответственно тетя Григория).

Мальчик успешно постигал науки, обходился без троек. Учителя охотно привлекали способного, отзывчивого, добродушного симпатягу к участию в конкурсах, олимпиадах, интеллектуальных марафонах. Григорий был развит, начитан не по годам. И его безоблачная жизнь «малыша-отличника» протекала спокойно, размеренно.

А теперь не видим ничего

Есть такая незатейливая детская песня. Про то, как много можно увидеть, если смотреть в глубь предметов. А если закрыть глаза руками, то никаких картин не увидишь.

Ее я невольно вспомнила, рассматривая грамоты, дипломы, призы, работы Григория Вахмистрова. Сначала пыталась подсчитать количество наград за годы обучения в школе, но потом бросила затею. Что и кому даст эта цифра? Кого я хочу убедить?

- У нас полторы тысячи одаренных детей в Узловском районе, - скажет мне Светлана Ивановна Артемова, главный специалист Комитета образования. - И ни один из них не имеет таких проблем, как Вахмистров.

На экстернат родители подростка пошли обдуманно и сознательно. Взвесили все «за» и «против». Мама Григория не работает, в учебе она первый помощник сыну и главный консультант. Тетя Елена души не чает в племяннике. С ранних лет на ней все культурные поездки в театры, музеи Тулы, Москвы, других городов. Поговорив с начитанным подростком, я убедилась: не каждый юный москвич знает в столице столько театров, музеев и так часто посещает концерты, выставки.

Сегодня в рабочем расписании юного жителя небольшого городка - занятия в музыкальной и художественной школах, посещение студии народного творчества, шахматный кружок, воскресная школа...

Словом, все, что может предложить для развития творческих способностей человека районный центр, - в активе этой семьи.

За восьмой класс несколько предметов наш герой осваивал в режиме экстерната. Успех окрылил. Родители решили перевести сына на экстернат. Рассуждали так: сын, не связанный с обязательным посещением уроков, сможет больше заниматься самообразованием и развитием. Учитывая свой немолодой возраст (Григорий поздний ребенок в семье), мать и отец хотели после девятого выбрать техникум или колледж. Профессия в руках много значит...

Однако затею с экстернатом, мягко скажу, в школе встретили без энтузиазма.

- Жаль, что мы так и не смогли разубедить родителей в нецелесообразности такого шага, - в один голос твердили мне директор Алевтина Михайловна Ягупова и ее заместитель Наталья Львовна Долгай. - Двенадцать предметов невозможно осилить экстерном.

Алевтина Михайловна директорствует более двадцати лет. Григорий Вахмистров первым в школе, да и в районе, решился на экстернат. И ему разрешили. Правда, впервые за много лет по итогам аттестации по четырем предметам (русский язык, геометрия, история России, химия) он получил «удовлетворительно». Очень быстро сдал хорошист свои позиции - уже за первые два-три месяца. Даже по любимой истории - тройка. Он ведь неизменный участник викторин и олимпиад по этому предмету. Учителя не скрывали своего недовольства новоявленным экстерном. Так, заместитель директора школы по УВР, принимая экзамен по физике, не преминула сказать: «Если бы ты, Григорий, посещал школу, то могла бы быть пятерка. А так - «четыре». «И зачем тебе экстернат?» - говорили девятикласснику.

Письма родителей в Комитет образования района, Департамент образования области, на мой взгляд, только усугубили ситуацию. «Обвинения в адрес школы необоснованны. Экстернат Г.Вахмистрову по 12 предметам непосилен» - с таким вердиктом не поспоришь.

«Заройте топор войны» - так образно намекали родителям представители Комитета образования Узловского района.

- Мы ни с кем не воюем, - пытались оправдываться Вахмистровы. - Мы защищаем свои права. Будем писать и дальше в «Учительскую газету».

В январе в 17-й школе состоялся педсовет. На нем было принято единогласное решение - перевести экстерна Вахмистрова на очную форму обучения. Аргументы смотри выше.

Докатились!

Пока родители раздумывали, где учиться сыну дальше (может, в Тулу перевести, там есть жилье), из школы в комиссию по делам несовершеннолетних и защите их прав пришел материал. Подросток не посещает школу, примите меры к родителям. Все делалось по закону. В комиссии «вспомнили», что год назад 7 февраля милицией был зафиксирован случай кражи мобильного телефона из кармана куртки одного из участников танцевального кружка. Григорий Вахмистров переодевался в этом же кабинете, и его вину удалось доказать. Подросток и родители в один голос твердили, что телефон подложили, но кто их будет слушать. В возбуждении дела по статье 158 часть 2 УК РФ тогда было отказано (подросток не достиг 14 лет). Но представление в комиссию пошло. Тогда ему не придали особого значения...

На заседание комиссии ни отец, ни сын не явились. И тогда последовало представление в прокуратуру: родители не выполняют своих обязанностей, примите меры.

- А так ли нужно было подключать прокуратуру? - спросила я при встрече Тамару Петровну Ефимову, члена комиссии по делам несовершеннолетних.

- А как мы могли вести профилактическую работу с подростком, с родителями? - удивляется та. - На заседания к нам не приходят, мы идем к ним - дверь не открывают. Пришлось обращаться в прокуратуру, послали сообщение отцу на работу.

Я читала ответ на то сообщение. Цеховой комитет Тульского оружейного завода указал В.М.Вахмистрову на упущения в воспитании сына. Документ заслуживает того, чтобы процитировать полностью. (Читая его, забываешь, какое тысячелетие ныне на дворе.) Но приведу лишь одну характерную фразу: «Недостаточное уделение внимания воспитанию сына отцом В.М.Вахмистровым привело того к задолженности по экзаменам и совершению преступления». Что называется, докатились!

Честно признаюсь, прочитав множество бумаг, протоколов, ответов, представлений, рассмотрений, связанных с семьей Вахмистровых, я чуть не расплакалась... от собственного бессилия. По всем бумагам выходило, что Григорию Вахмистрову, тринадцатилетнему подростку из города Узловая, определен путь в специальное учебное воспитательное учреждение закрытого типа, то есть в спецшколу. Да, именно так стоял вопрос на заседании комиссии. Дважды выносился вопрос об обучении Григория Вахмистрова на заседания комиссии по делам несовершеннолетних. В конце концов было учтено ходатайство школы. Принято решение о «ненаправлении подростка в спецучреждение закрытого типа, снятии его с учета и взятии на поруки».

Эпилог

Григорий Вахмистров свой девятый класс заканчивает в открытой (сменной) средней школе, бывшей вечерней. Там на него не нарадуются. Говорят, такой ученик у них впервые - способный к обучению и желающий учиться.

На московский международный форум «Одаренные дети-2006» Григорий Вахмистров, тогда еще ученик школы №17, представил эссе по теме «Духовно-нравственное возрождение - национальная идея России». Эпиграфом к работе взяты слова Белинского: «Есть много видов образования и развития, и каждое из них важно само по себе, но всех их выше должно стоять образование нравственное». Я читала и эссе, и работу Григория, посвященную жизнеописанию Святителя Николая, получившую приз в разделе форума «Юные богословы». Оставляют эти работы светлое чувство. Хорошо, что юные жители нашей страны так глубоко, духовно чувствуют время. Но реферат Григория Вахмистрова на Всероссийский конкурс «Права человека глазами ребенка» оставил у меня чувство горечи и вины. «Жизнь рядового человека в провинции, - пишет тринадцатилетний подросток, - напоминает скорее выживание в пору стихийного бедствия. Что я могу сказать о праве на образование? Юридически такое право дано всем. А вот фактически?»

Скоро Григорию Вахмистрову исполнится 14 лет. Он готовится получать паспорт гражданина России. С каким чувством?

Узловая, Тульская область