Умные телезрители, наверное, сразу подумали, что речь пойдет о школьных реформах, уж очень многозначителен и серьезен был юный ведущий. Его даже показали народу чуть выше пояса, как на паспортной фотографии. Вот только имя и фамилия потонули в словах, может, и к лучшему. Не случайно авторы-реформаторы всегда стараются быть невидимками. На виду - только радетели за просвещение народа. Например, кинодраматург Виктор Мережко наконец объяснил народу: «Ученье - свет», а мы о том даже не догадывались. Как и о том, что профильное обучение пошло из московской школы № 110, которая раньше была и мужской, и женской частными гимназиями сразу. По ее коридорам бродили Вера Холодная и темпераментный Никита Михалков вкупе с академиком Платэ. Диктор заметил, что овладевать знаниями трудно, но и, учась чему-нибудь и как-нибудь, в гении можно выбиться. Чему учить, теперь «Большая перемена» будет решать сама. А то, понимаешь, до чего дошли: школьники Тургенева ну просто «ни муму». И все потому, объяснил нам с телеэкрана умудренный опытом творчества академик Велихов, что к ребенку относятся не как к партнеру, как к объекту, вместо того чтобы вместе с ним строить будущее. Тут нас срочно отправили на стройку, где экскаватор рыл котлован, прораб, стоя в вырытой яме, произносил явно не парламентские выражения, а рабочие вручную укладывали тротуарные плиточки. Из увиденного закадровый голос предлагал нам сделать многозначительный вывод: чтобы работать руками, знаний не нужно, а вот техника их требует. Вера Сердючка в песне, широко известной посетителям вещевых рынков, тут же пожаловалась, что никто ее не любит - не жалеет. Видно, до экскаватора не допускают в связи с отсутствием профессиональных знаний. Вице-премьеру Галине Кареловой «Большая перемена» почему-то предложила высказаться на тему «Береги минутку!». Когда-то в знаменитой пьесе «Друг мой, Колька!» разговор на эту тему был признаком формализма, сегодня ТВ предлагает его как руководство к действию на будущий учебный год. Да еще советует устами вице-премьера найти на школьной скамье свое социальное место. Так подставить вице-премьера - надо уметь. Экспериментируют господа и в своих экспериментах заходят далеко. Аж до Калининграда. Там, объясняет диктор, есть гимназия, которая работала в 40-е годы и была тогда единственной российской школой в Кенигсберге. Думаю, вообще единственной в стране, ибо в ту пору все школы были советскими. Она, по информации диктора, сохраняет старые, видимо, немецкие программы и традиции. Впрочем, нам тут же объясняют, что годящееся для немцев (каникулы через каждые три недели учебы) русским ну никак не подходит, и переносят в Республику Коми, где тоже есть неподходящее, но уже для тамошнего народа: всего-навсего один ребенок учится в целой сельской школе. Диагноз происходящему ставит почему-то главный врач МЧС по Республике Коми: «Европейский стандарт хорош, но дорог!» А мы этого не слышим. Мы уже на далеком Таймыре, где ученики обходятся государству ровно в 147 рублей 20 копеек в день каждый. В отличие от курских, которым отпускают ровно по 8 рублей без всяких копеек. И тут диктор искренне радуется тому, что в таймырских школах есть предметы этнокультурного содержания, что первоклашек будут учить ремеслам, причем строго на добровольной основе. Чтобы пригодились там, где родились. А кто не пригодится, того, согласно песне, увезут в тундру для пользы здоровья. Кстати, о здоровье - светлый момент! - обаятельная и умная Марьяна Безруких, которая дала родителям ценные советы. Похоже, она в этой передаче была единственным сведущим человеком. Конечно, авторы передачи хотели как лучше и обещали многое сделать в будущем. Как говорится, поживем и, может быть, впрямь увидим.