Сергей - это подарок

- Ира, такое ощущение, что у вас не бывает свободного времени...

- Ну я никогда не бездельничала, могу сразу сказать. Человек, когда постоянно находится в рабочем тонусе, он и выглядит хорошо. Не верю, что женщина, которая ничем не занята, кроме себя любимой, может быть привлекательной. Когда ей скучно, она начинает себе придумывать, например, пластику носа...

- А вам такие мысли не приходят?

- Нет, я вообще не сторонница хирургии, побаиваюсь ее, да, собственно, мне и так хорошо.

- Есть такая профессия «жена мужа»? Вы не из этой компании?

- Не могу себя представить просто мужней женой. Я отношусь к тому типу женщин, которым обязательно надо постоянно реализовываться. Но при этом меру знать. Однажды сказала Сергею: «Вот посмотри на эту актрису, сколько она всего делает. Не останавливается, двигается вперед, каждый шаг - продолжение карьеры». А он мне и отвечает: «Но это же ужасно!». Женщина, если ее ничего кроме работы не интересует, потеряна для мужа, для ребенка. Это же невозможно вот так перекособочиться и думать только о карьере: давай рой, еще дальше, вокруг одни враги и конкуренты. Такой бесконечный бой для женщины - гибель. Но в то же время посмотрите мою фильмографию: года не проходит, чтобы у меня не было премьеры. И при этом нет ощущения, что я сыта и уже не знаю, чего хочу. У меня очень хороший творческий аппетит. Работаю с удовольствием.

- Вы ведете такую активно-спортивную жизнь с налетом экстрима. То марафон с Олимпийским огнем через всю Москву, то «Форт Баярд»...

- Я еще в Марше Мира участвовала. Мы с Сережей семь километров пешком прошли. Теперь собираюсь помогать актрисе Дине Корзун благотворительную акцию организовывать. Собираемся провести аукцион, где будут продаваться личные вещи актеров, реквизит из фильмов. Дине я доверяю. Она внимательно следит, чтобы все деньги попали детям больным раком.

- А вы сами что на аукцион отдадите?

- Свитер, который подарила Сергею. Он снимался в нем в одном из эпизодов «Бригады». Вообще я уверена, что прорвать людское равнодушие нужно и можно. Если бы каждый из нас хоть однажды увидел, как оживают гибнущие дети, многое бы в наших сердцах изменилось. Но детям этим так много всего необходимо - лекарства, дорогая медицинская техника. А родители уже продали квартиру, все продали - что они еще могут сделать? Вот таким детям Дина Корзун и поддержавшая ее Чулпан Хаматова и помогают.

- Что из последних «желтых» песен вас особенно повеселило?

- Ну, например, недавно в одной газете прочитала, что родилась в Волгодонске, а я там и не была ни разу в жизни. Или вот: Безруковы выглядят совсем плохо, а все потому, что килограммами едят таблетки для похудания. Мол, Ирина совсем запичкала Сергея этими пилюлями. Или что я истеричка и чуть что начинаю в людей сотовыми телефонами кидаться.

- Вы с этими слухами как-нибудь боретесь?

- Пару раз было желание подать в суд. Но стало жалко времени и собственных нервов. «Желтые» журналисты - тренированные ребята, они все время сидят в суде, а потом за счет этого продают еще несколько тиражей. Сегодня вот позвонил Сергей, рассказывает очередную газетную «утку» и спрашивает: «Ну что, простим?» «Конечно! - отвечаю. - Собаки лают, караван идет». Если пишут, обсуждают, значит, я еще им интересна. И ведь что самое странное - мы же не так уж и часто «в свет» выходим. Разве что премьеры новых фильмов стараемся не пропускать. Из ярких впечатлений последнего года - «Гарпастум» Алексея Германа-младшего. У этого парня, мне кажется, огромное будущее. «9 рота» Федора Бондарчука. Прекрасно понимаю, что фильм снят для широкого зрителя. Но работа крепкая. И прежде всего картину эту подросткам надо посмотреть, потому что надо увидеть, каково это: мальчики погибают на войне. И «Статский советник» понравился. Завинченный сюжет, история интересная. Только мне вот кажется, что Акунин не любит своего Фандорина. Он у него какой-то неестественный. Так что прочитала пару книг и, знаете, отложила. Я вообще не из тех, кто сначала книгу читает, а потом уже фильм смотрит. Я вот даже «Есенина» сначала посмотрела, теперь жду, когда у меня это уляжется, а потом уже прочитаю. Внахлест мне не нравится. Очень мешает знание книги, и наоборот.

- Это правда, что до знакомства с Сергеем вы вообще о нем знать не знали?

- Истинная правда. Ни фильмов его, ни спектаклей не видела. Встретившись с ним впервые на съемках фильма Ивана Дыховичного «Незнакомое оружие, или Крестоносец - 2», подумала только: «Какой смешной парень! И какая смешная фамилия!». Потом посмотрела на него в роли Есенина в театре и реакция была уже совсем другая: «Ничего себе!».

- Долго ухаживал?

- Напористый товарищ, должна сказать. Где-то месяц...

- На съемочной площадке с ним удобно работать?

- Ой! Это подарок! И для партнера, и для режиссера. Все утром собираются на площадке такие сонные, помятые, и тут приходит светлый, солнечный Сергей. И начинает всех тормошить. Вот про него и говорят, что появился Сережа, и будто солнце взошло. И он никогда не участвует в разборках и выяснениях отношений.

Партнерам очень помогает, мягко, чтобы никого не обидеть. И режиссерам иногда так мягко: «А может, так, а может, здесь иначе?» Вот только Бортко на съемках «Мастера и Маргариты» слушал как никогда внимательно, неукоснительно делая, что ему говорили. У Бортко глаза на лоб лезли: «Ира, ну вот скажи, где делают таких актеров?»

- Почему вы не играете в театре?

- «Служить» в театре не хочу. Знаю, что это такое. Я не прима, не умею интриги плести и работать локтями не умею. А быть третьим справа деревом не хочу. Думала, не попробовать ли в антрепризе. Сергей был против: «Ну вот... Ты в Самару, я - в Екатеринбург. Так и не встретимся больше». Другое дело, если будем в одном спектакле - это счастье.

- Вы очень много путешествуете. То по работе, то просто так...

- Мы оба любим путешествовать. Я вообще легка на подъем. Мы много чего видели, и Америку, и Австралию. В Индии мне очень понравилось. В Америке нас как-то быстро накрыла ностальгия, потому что все красиво, но, как в музее, там все будто какое-то неживое. Потом надоели эти фальшивые, неестественные улыбки. А индусы улыбаются по-настоящему. Хоть нищие, а улыбаются. С нами там очень забавный случай произошел. Там в Марше Мира участвовали люди из разных стран, разных цветов кожи, буддистские монахи, мусульмане, христиане. Как потом оказалось, мы были во всей этой толпе единственные актеры. А когда еще узнали, что мы из России, вообще что-то невообразимое началось. Сначала нам просто не поверили. У них ведь артисты пользуются репутацией небожителей, которых вот так запросто в толпе встретить просто невозможно. Они спрашивают: «А что он за артист?» Я говорю: «А кто у вас самый популярный? Ну вот Сергей такой же, только русский». И тут все начали фотографироваться, записывать фамилию, названия фильмов, чтобы в интернете потом посмотреть. И все удивлялись, какие у нас простые артисты.

А еще в Индии мы попали в кино. «Тадж Махал» - их последняя премьера. Со смеху чуть не умерли. Потому что они играют так, что если герой злодей, то ужасно злодейский, если герой, то он не ходит, а летает. Грим ужасный - на крупном плане видно, как приклеена борода. А спецэффекты - мы просто рыдали и подпрыгивали. А вот танцы и наряды - очень красиво. Это же их конек. Так что впечатления от Индии самые приятные.

- Есть место, где были не раз, и еще хочется?

- Это средняя полоса России. Я в детстве увидела фильм Михалкова «Несколько дней из жизни Обломова», и вот этот крик запомнился: «Маменька приехала!», и вот эти березки, елочки, простор нереальный, луга заливные, реки. Лес люблю, дом деревянный, земляничка, стрекочут кузнечики. И колокольный звон... То есть я все же патриотка.

А таких патриотов, как Сергей, я не видела никогда. Сначала думала, что он как актер немного подыгрывает все это. А потом поняла, что нет. Я не знаю, откуда это может взяться у молодого человека, ведь в его юности это было немодно.

- Одна из основных нападок на фильм «Есенин» - за излишний патриотизм и сусальность.

- Это странно, конечно. Как патриотизм может быть излишним? Вот чего в «Есенине» много, так это закадрового текста, который читает Александр Михайлов. Сергей спросил: «А почему мы все так разжевываем?» Ему говорят: «Сережа! Многие в школе прогуляли урок по Есенину и ничего не знают! Есть те, кому все понятно: это Троцкий, это Мандельштам. Но кто-то фамилию Мандельштам от нас впервые услышал». Народ у нас разный! Но книга, по которой был снят сериал, сегодня занимает первые места по продажам. Входит в первую десятку. Вместе с Пелевиным. А потом вот еще одна ошибочка журналистов: «сначала вышла книга», но книга - это не подстрочник сериала. Это самостоятельное произведение, из которого взяты отдельные моменты.

- У вас очень уютный дом. Ваших рук дело?

- И моих, и Сережиных. Когда купили квартиру, думали-гадали, как, а главное когда будем делать весь этот ремонт?.. А дом сам стал разрастаться, он до сих пор растет, живет своей жизнью.

- А кот Рамзес?

- Ой!... Изначально котов вообще никаких не планировалось, но у меня ребенок - ему в тот момент 13 было или 14 - в какой-то рекламе увидел кота. Рассказывает: это такой кот, вот как в Египте! Я говорю: «Ты хочешь лысого? Давай лысого». Сережа говорит: «Нет. На живодерню какую-то похож». Я уговаривала, в конце концов сошлись на «промежуточном» варианте, коте с короткой шерсткой. Модницы говорят, «как щипаная норка». Думала, на недельку, а потом его родственникам отдадим. Сережа пофыркал немного. Но кот как-то так прижился, что Сережа теперь приходит и сразу: «Ты мой хороший!». Рамзес на самом деле хороший, с чувством собственного достоинства.

- У вас столько историй интересных накопилось. Пора уже за мемуары садиться.

- Не знаю, я человек неусидчивый, не могу долго чем-то одним заниматься, меня в сон клонит. Я люблю, когда вокруг много людей. Наверное, у меня талант - людей соединять, вместе сводить. Когда люди собираются, начинают делать что-то вместе - это ведь настоящее счастье.

Фото: sergeybezrukov.ru