Сама я нахожусь на расстоянии равном 1/3 высоты пирамиды. По мнению польских ученых, именно в пирамиде на 1/3 высоты человек чувствует себя наиболее комфортно. Они даже предлагают строить пирамидальные здания, чтобы улучшить телесное здоровье и душевное состояние в наше такое богатое катаклизмами время. Вершина - это мои ученики, стремящиеся поскорее вырасти, вырваться из-под моей опеки, мои Надежда, Вера, Любовь. Они уходят во взрослую жизнь, к новым вершинам.

Генри Адамс писал: «Учитель прикасается к вечности: никто не может сказать, когда кончается его влияние».

Конечно, можно считать себя говорящим на «ты» с вечностью, но ведь прежде чем это утверждать, надо провести тысячи уроков, выпустить в жизнь сотни учеников, увидеть их состоявшимися людьми и только потом констатировать: «Да, в этом есть и моя заслуга».

Сколько себя помню, я хотела стать учителем. Более двадцати лет я учитель математики. Люди, далекие от педагогики, удивляются, как можно столько лет работать просто учителем, корпеть над одними и теми же планами, проверять те же ученические тетради только с меняющимися фамилиями, как можно не стремиться к продвижению по служебной лестнице. При этом эти «доброжелатели» не понимают, что было бы с ними в детстве, если бы их учителя вдруг разом ушли на руководящую работу.

Перед нами фигура воспитателя, который будет рядом с ребенком 15 лет, он привьет ему те черты характера, то мироощущение, которое имеет сам и которое ему импонирует. На какую недосягаемую высоту поднимается личность такого воспитателя, какой непосильный груз он должен взять на себя - быть образцом для подражания, эталоном порядочности, авторитетом в большом и малом, советчиком, судьей, наставником, быть (страшно вымолвить) творцом детской души. Это свое видение труда педагога в малом я пытаюсь претворить в жизнь в обычной школе.

Учить детей не только математике, способам решения задач и уравнений, построению графиков, а созданию нравственной модели осознания справедливости, чувства долга, верности данному слову, веры в торжество добра, любви, порядочности. Я тешу себя надеждой, что в мир, полный жестокости, лжи, стремления к наживе, вседозволенности, отправятся дети, воспитанные мной на философии разума Пифагора, на человеколюбивой прозе Толстого, на великой дидактике Коменского, и что эти дети выживут и утвердятся в мире взрослых благодаря своей убежденности в силе добра и справедливости. Но почему опять меня гложут сомнения? А не окажутся ли мои ученики беззащитными, безоружными перед реальностью взрослого мира? Может, нужна не сила добра, любви, справедливости, а достаточно грубости, равнодушия, умения делать деньги? Кто ответит, кто успокоит? Дай мне бог достаточно сил, здоровья, чтобы не только «исполнить то, в чем я убеждена». Но и увидеть плоды своей убежденности.

Как-то мне довелось прочесть притчу о строителях Шартрского собора. Вот она: «Три человека везли в тачках камни. Каждого из них спросили, что он делает.

- Не видите, что ли, камни везу, - сказал первый.

- Кормлю семью, - вздохнул второй.

- Я строю Шартрский собор, - ответил третий.

Все они говорили правду. Но только третий понимал по-настоящему свое место в мире, ощущая себя частью истории».

Оглядываясь на прожитое и переосмысливая пережитое, я питаю себя надеждами, что не просто проверяла школьные тетрадки, не просто зарабатывала себе на жизнь, а «ощущая себя частью истории», учила и воспитывала тех, за кем будущее моего народа.

З.АВЕЗОВА, учитель математики