Позиция - восхищение

Учительница русского языка Татьяна Александровна Григорьева, если у кого-то из пятиклассников не ладится с ответом у доски, лишь мягко замечает: «Сегодня не твой день, Рома». Вместо обычных заданий произносит: «Давайте попробуем это слово покрутить». Не упускает случая похвалить и за ответ, и за содержательный вопрос: «Молодец, что задала этот вопрос». Приглашая к ответу, с уверенностью подбадривает: «Сейчас ты это докажешь!» Объявляя диктант, тут же заявляет: «Все напишут на пятерки!» После объявления задания спешит уточнить: «Это легко, вы этот материал знаете». А перед следующим упражнением добавляет: «Это уже труднее, но мы все сделаем, это не проблема». Даже домашнее задание дает так, будто в увлекательное путешествие приглашает: «Знаете, как вам приятно будет это сочинение писать!»

А на уроках английского и в третьем классе у Ирины Петровны, и в шестом у Марины Валентиновны то и дело звучат щедрые «nise!», «exellence!» («прекрасно», «блестяще») после почти каждого ответа. Третьеклассники бегло, с удовольствием ведут беседу о своих домашних любимцах - кошках, собаках, без усилий рассказывая друг другу об их повадках и привычках. У шестиклассников урок проходит в лингафонном кабинете - не каждая спецшкола может таким похвастаться.

...Преподаватель биологии Эвелина Алексеевна Балык больше всего ценит в этой школе то, что здесь нет никакого диктата, давления сверху, все ее начинания поддерживаются. О директоре с одобрением говорит: «У него, как у математика, во всем система. Нет разброса, хаоса, когда сегодня одно, завтра другое. Он в хорошем смысле слова предсказуем».

Зимний сад, выращенный ее руками, утопает в ухоженной, пышной зелени. Кабинет биологии (лучший в округе) тоже заполнен цветами в горшках (каждое растение заботливо подписано), аквариумами, миниатюрными бассейнами. Эвелина Алексеевна ведет урок, прижимая к груди пластмассовые фигурки ящериц, раков, пауков... Временами демонстрирует классу на них тот или иной принцип строения тела.

Рассказывая о классе насекомых, заявляет, что в их особом развитии - с превращением - для нее всегда есть что-то волшебное. О насекомых, как и обо всем живом, говорит с любовью, благоговением.

В этой школе в отношениях сквозит бережность друг к другу, уважение и дружелюбие.

А свое кредо завуч школы Людмила Юрьевна Андреева выразила коротко, но емко: «Людьми надо восхищаться! Учителями - особенно».

Как удается поддерживать в школе такой климат, такие отношения? Об этом я решила спросить у директора школы №1955 Игоря Алимова.

- Один мой знакомый ученый провел стихийный опрос по телефону, выясняя, есть ли в Москве директора школ-мужчины в возрасте до 40 лет. Обнаружить таких не удалось. И вот я узнаю, что вы, Игорь Анатольевич, взяли школу в 25 лет - явление по московским меркам уникальное. Может, это семейная традиция, вы из учительской семьи?

- Нет, я из простой рабочей семьи, мама у меня почтальон, до сих пор работает. С отцом мы не живем. Все началось со школы - закончил 757-ю школу с серебряной медалью и после пединститута вернулся в нее учителем математики. Случайно узнал, что строится новая школа, №1955, с углубленным изучением иностранных языков, а перед этим я учился на курсах повышения квалификации. Решил попробовать. Директор 757-й школы, которая меня давно знала, дала мне рекомендацию. На тот момент у школы №1955 были лишь четыре стены, даже крыша еще не была построена. Работал вместе со строителями и завхозом, учителей еще не было. А потом стал складываться педколлектив, много помогали родители. (Я считаю, это две силы, на которых держится школа, - учителя и родители). Кадры искали по школам, пятнадцать человек пришли из 757-й. Итого сейчас в школе 97 педагогов, 750 учеников. Среди учителей мужчин всего шестеро.

- Ну и как вам работается в женском коллективе?

- Наверное, женщине на моем посту было бы проще. Конечно, если бы мужчин была треть или половина, школа была бы совсем другой. Для детей лучше, когда их воспитывают мужчины. Это вообще показатель развития школы: если в ней есть мужчины, все нормально, если их мало, то это уже проблема всего общества.

- За эти пять с небольшим лет существования школы что вы считаете главным достижением?

- Сам факт того, что мы работаем и развиваемся, что у нас боеспособный, трудоспособный, профессиональный коллектив. Его костяк - те, кто пришел в самом начале, и для меня очень важно, что они не разбежались, активно работают.

- Есть ли у школы основная идея?

- Мы открывались как школа с углубленным изучением иностранных языков. В районе школ таких больше нет, поэтому решено было материальную базу новой школы использовать по максимуму. В этом нам очень помогли - начальник Северо-Восточного окружного управления образования Валентина Григорьевна Кобозева, ее заместитель Любовь Афанасьевна Корешкова, а также Маргарита Николаевна Сперанская, в ту пору наш куратор. Наша идея была поддержана, в нас поверили, а мы были одержимы этой идеей. Аналогичные школы удалены от нашего спального района, мы не Кутузовский проспект, а потребность в изучении языков у ребят есть. Сейчас у нас в штате только учителей иностранного языка 25 человек.

- Уже родились какие-то традиции?

- Мы отмечаем ежегодно день рождения своей школы, ибо все рождалось совместными усилиями. Проходят и встречи выпускников, и посвящение в старшеклассники. Они сплачивают ребят, создают теплоту отношений. Есть театр на английском языке, выросший из обычного кружка. Каждый год мы занимаем призовые места на городском конкурсе.

У нас прекрасный зимний сад, который создала и поддерживает учитель биологии Эвелина Алексеевна Балык.

И вообще, когда учитель - личность, даже двоечники расцветают. А если он просто урокодатель, тогда и возникают проблемы.

- Вы говорили, что родители - вторая активная сила в развитии школы. В чем это выражается?

- Еще три года назад силами родителей был создан Фонд поддержки развития школы. Это юридическое лицо со своим расчетным счетом, бухгалтерией, руководителем. Мы пошли по строго официальному пути. В фонде аккумулируются родительские средства, которые они готовы потратить на помощь школе: ремонт класса, приобретение компьютеров, организация поздравлений отличников, классов-победителей внутришкольного соревнования по внешкольной работе... Дети должны знать, что их усилия ценят.

В фонд входят по 2-3 родителя от класса, это еще и родительский комитет, мы собираемся раз в четверть, раз в полгода и обсуждаем насущные проблемы. Железные двери, система видеонаблюдения, «тревожная кнопка» - все это установлено усилиями фонда. Конечно, в условиях, когда финансирование школы еще долго будет далеко от идеального, только здоровая родительская сила в содействии с учителями способна поддержать школу материально. Конечно, идеально было бы, чтобы выпускники выступали в роли меценатов. Но наши выпускники пока еще сами студенты.

- Кстати, как поступают в вузы ваши ребята?

- Поступление стопроцентное, в том числе и на бюджетные места - процентов 60. Поступают в МГУ, МГИМО, Высшую школу экономики, РГГУ... Второй год у нас идет эксперимент по профильному обучению: старшим классам мы предлагаем физико-математическое, социально-экономическое, гуманитарно-правовое направления. У каждого из них свой учебный план, свой набор предметов и элективных курсов. Мы на этот шаг пошли, потому что сам по себе иностранный язык - не самоценность, а дополнение. Должна быть мощная основная база обучения. В идеале, конечно, у каждого должен быть свой индивидуальный план. Но мы пока к этому не готовы. Да и мотивация определенная есть далеко не у всех учеников.

- А легко ли им в десятом классе делать выбор того или и иного направления?

- Наибольшее влияние оказывают личность конкретного педагога, семья, личные интересы. Очень мешает неясность самой системы образования - будет или нет ЕГЭ, например? Ориентиры могут меняться и за два профильных года. Но как бы мы ни старались, сама школа к успешному прохождению ЕГЭ неспособна подготовить.

А самое главное, ребенок осознает, что связи между уровнем его образования и уровнем его будущего благосостояния на данный момент нет никакой. Даже выпускник МГУ с удовольствием принимает предложение от западной фирмы, ибо здесь не видит для себя перспектив.

Мы сотрудничаем со школой в Германии, недалеко от Дортмунда. Там нас не покидало чувство полной умиротворенности и определенности: каждому ребенку известно, что если он хорошо учится, то будет хорошо зарабатывать, хорошо жить. Качество его образования (не качество дипломных корочек, которые у нас можно купить в любом переходе) влечет за собой качество его жизни. Когда это будет и у нас, тогда и изменится содержание образования, а главное, мотивация самих учеников к учебе.

Именно эта проблема - основная в нашем образовании, а не количество вузов, не их наименование, не дипломы. Можно подготовить миллионы юристов, экономистов, врачей, учителей... Но если учитель, придя в школу, получает две тысячи рублей, то о чем можно говорить?

И никакие искусственные способы не помогут вроде обязательной отработки в школе после пединститута.

- Это тревожные, тягостные проблемы. А что вас в вашей работе радует?

- Как любого нормального учителя, радуют успехи учеников. Если они достигают результатов, демонстрируют их на олимпиадах, интеллектуальных марафонах. Тревожно, когда ученику плохо, неинтересно на твоем уроке. Радует общее стремление учиться, оно есть, и будь оно подкреплено еще и общей стратегией государства, было бы совсем прекрасно.

Радует, конечно, что выпускники школы с удовольствием приходят к нам, помнят школу и своих учителей. Учитель по-прежнему для них главная фигура в школе, я - всего лишь администратор и свою задачу вижу в том, чтобы создать условия для раскрытия личности учителя.

- А конкретнее?

- Создать условия, чтоб учитель профессионально рос, чтоб он не просто клянчил повышения разряда, чтоб он развивался, подталкивать его к этому: ты можешь, ты в состоянии, поможем... Давай семинар твой проведем, открытый урок, не бойся. Материальную базу в классе создавать, чтоб интересно было работать. И соответствующий моральный климат в коллективе, чтоб учитель знал, что его творчество никто не сдерживает.

- В чем проявляется авторство, творчество учителей в вашей школе?

- Мы сами разрабатываем элективные курсы, по которым работаем в 10-11-х классах. Но глобальными изменениями программ мы не занимаемся. На то есть методисты, это их задача - обеспечивать учителя методиками, программами.

А в школе существуют методические объединения, в которых есть учителя-лидеры, способные возглавить внутреннюю методическую работу, помочь молодому учителю, отслеживать новое.

Другая проблема: стареют кадры, но сегодня их некем заменить. Молодежь на низкую зарплату не идет. При советской власти зарплата тоже была невысокая, но она позволяла нормально жить и чувствовать себя людьми.

Еще я принципиально против определения образования как «услуги». И детям, и родителям не устаю разъяснять: это в парикмахерской вы сели в кресло и вам оказали услугу: сделали укладку, прическу. А образование услугой быть не может, ибо это процесс двухсторонний и сам ученик - участник оказания себе этой «услуги».

- Как происходит набор в школу?

- Берем детей жителей окружающих домов. Для желающих организуем подготовку к школе. Но главное, что я при этом всегда говорю родителям: вы должны идти в школу не на вывеску, а на конкретную Мариванну, учителя начальных классов. Они должны знать, какая она, как сложатся у нее отношения с ребенком; надо прийти познакомиться пораньше... Ведь это же главное на ближайшие одиннадцать лет для ребенка. То, что он в начальной школе от нее получит, и будет его основным багажом.

Еще важно, чтоб учеба была посильной для ребенка. В школу с углубленным изучением иностранного языка должны идти дети с первой группой здоровья. Но тут очень мешают амбиции родителей. Ребенку трудно, а родители во всем винят его самого или учителя.

- Участвует ли в решении этих проблем психологическая служба школы?

- Безусловно. У нас пять психологов, они работают по возрастным группам. И если раньше основной в их работе была диагностика, все тогда ею увлекались, то сейчас, на мой взгляд, главное - это возможность индивидуального собеседования, индивидуальной помощи, консультирования ребенка и семьи. Психолог не связан с преподаванием, у него независимый взгляд. И потому в любом конфликте он объективен, находится над ситуацией. Иногда задушевного разговора с ребенком и родителем бывает достаточно, чтоб снять напряжение.

  • Игорь Алимов