Юрий ЛУЖКОВ, мэр Москвы:

- Я хочу пригласить (думаю, Любовь Петровна Кезина вместе с профессиональным педагогическим сообществом Москвы готова к этому) пересмотреть и принять на вооружение задачу формирования школы будущего во всех ее аспектах. Задача формирования школы будущего всегда витает в воздухе, она всегда где-то прорабатывается специалистами, и нам нужно сформировать этот образ не как отвлеченный, а как образ цели. Это будет нашим ответом на национальный проект «Образование».

Алексей СЕМЕНОВ, ректор Московского института открытого образования:

- Я убежден, что одним из важных условий создания школы будущего станет использование информационных технологий, потому что эти технологии позволяют реализовать многие педагогические модели, известные ранее, но не реализуемые стабильно и массово. Между тем педагогика школы будущего, как мне кажется. будет базироваться на лучших образцах отечественной и мировой педагогики прошлого и настоящего, ориентироваться на формирование моделей, воспроизводимых в массовой школе. Цели образования на самом общем уровне формулируются так, как они заданы в установочных документах власти, они относятся в первую очередь к освоению моделей деятельности человека в современном обществе и обществе ближайшего будущего. Именно поэтому и предполагается, в частности, использование в этой деятельности современных информационных и коммуникационных технологий. К сожалению, информационные технологии в образовании все еще рассматриваются как нечто внешнее и поверхностное, не так часто удается использовать эти технологии в работе учителя так, как хотелось бы. Но на самом деле единая информационная среда общего образования позволяет многие идеи, которые казались утопическими или фантастическими в предшествующие периоды развития образования, реализовывать наглядно и непосредственно. Например, идея межпредметного сотрудничества. Учащийся написал сочинение по истории, его прочитает учитель истории, но если оно будет вывешено на сайте, его прочтут и будут комментировать все учителя. Если ученик написал сочинение ручкой на бумаге, идея его улучшения становится платонической, никто этим заниматься не будет. Но если оно написано в цифровом формате с помощью компьютера, то, естественно, возникают следующие версии и будет выставлена другая оценка этому учащемуся. В целом идея применения информационных технологий важна и должна быть одним из краеугольных камней в работе по созданию проекта школы будущего. Сегодня уже все слова о том, что такое образование, какое значение в жизни человека оно имеет, как оно должно работать на пользу общества и государства, что обязано отвечать на вызовы времени, произнесены, все с этими словами согласны. Да, нужно творческое развитие учащихся, да, нужно учиться, да, нужно социализировать и воспитывать детей - все это и многое другое мы уже знаем, приняли и реализуем. Но реальная школа в своей деятельности воспроизводит модели ХIХ века - это факт. Мы можем соглашаться с лозунгами ЦК КПСС, Ельцина, Госсовета, оперировать цитатами из произнесенных речей, докладов и справок (все даже властью сказано), правильно организовывать цитаты, чтобы еще раз подтвердить, что мы двигаемся правильно. Но не лозунгами жива школа - учителям это хорошо известно, а творческой работой. В школе будущего должна быть индивидуализация обучения. Она стоит дорого, но этот вопрос был очень тщательно проработан московским образованием, и модель индивидуализации, которая предполагает наличие у учащегося собственного базисного плана, своей траектории обучения, в столице уже есть.

Юрий ГРОМЫКО, директор Института инновационных стратегий развития общего образования:

- Идея школы будущего, на мой взгляд, чрезвычайно продуктивна. То, что до сих пор у нас не было такого настоящего проекта в образовании, свидетельствует прежде всего об отсутствии ориентиров, какую школу мы хотим создать в результате всех наших реформ и модернизаций. Мое представление о школе будущего заключается в том, что дискуссия об этом не должна сводиться к созданию чего-то абсолютно нового, как говорится, с нуля, не учитывая сделанного в предыдущие годы. С философской точки зрения создавать новое всегда дело полезное, но в системе столичного образования есть масса точек (живых, интересных), которые уже несут в себе многие черты школы будущего. Поэтому школа будущего в этом плане, на мой взгляд, это на самом деле проект, заключающийся в очерчивании тех рамок, в которых лучшие образцы московских практик уже существуют и могут быть выделены. Принцип работы над таким проектом известен в бизнесе: когда корпорация хочет разработать стратегию своего развития, то там есть обязательная процедура обсуждения лучших практик, так должны поступить и мы. В проекте школы будущего, по сути дела, идет речь в основном о массовой школе, а не о том, чтобы выстроить еще одно олигархическое учреждение, где поездка в Америку для ловли бочек - обязательная процедура воспитательной работы. Мы должны создавать школу будущего как инфраструктуру. Лично меня интригует момент, который заключается в том, что, с одной стороны, такую школу можно создать за 50 лет, а с другой стороны, какие-то ее образцы и элементы есть уже сейчас. Нам нужно, кажется, на первом этапе разработать проект как несколько крупных инфраструктурных решений, чтобы каждая московская школа могла бы участвовать в создании инфраструктуры школы будущего. На следующем - сделать так, чтобы каждая школа внутри себя могла иметь эту инфраструктуру. Что имею в виду? Если действительно использовать гипермедиаактивную среду, интерактивные технологии, формировать модули, то одним из инфраструктурных решений было бы создание в каждом округе Москвы центров дидактического дизайна, где по разным направлениям были бы созданы на базе современной мультипликации очень интересные обучающие модули. Эти центры могли помочь каждой школе иметь в своей структуре лабораторию по дидактическому или инструкционному дизайну. Такого типа решения были бы правильными с точки зрения создания этого проекта школы будущего. Сначала - создание некоторых инфраструктурных платформ, в этом уже сегодня может участвовать каждая московская школа, а дальше следующий шаг - развитие содержания образования на новом качественном уровне.

Ефим РАЧЕВСКИЙ, директор центра образования «Царицыно»:

- Когда я впервые услышал слова о проекте школы будущего, у меня сразу возникло видение: в московском переулке построена Школа будущего, куда все будут ходить, смотреть, учиться и удивляться. Но это видение у меня рассеялось через пять минут, потому что дальше речь пошла не об институциональном проекте, а о программе школы будущего. Логично предположить, что этот образ школы будущего нуждается в некоторых модельных характеристиках, которые необходимо выяснить. Я специально поискал в интернете информацию, где же работает школа будущего, нашел упоминание о такой школе только в Казахстане, но оказалось, что это название конкурса школьных сочинений. Выходит, при множестве всяческих размышлений о том, какую школу нам нужно создавать, о будущем образования никто не думает. Но меня такая ситуация даже обрадовала, потому что можно ни на кого не оглядываться. У меня возникло пять вопросов, ответы на которые, как мне кажется, принципиально важны: чему нужно учить в школе будущего, как надо учить, кто будет учить, с помощью чего будет учить, в каких условиях. Ответы на все эти вопросы и помогут нам сформировать образ такой школы. Самая главная проблема - где взять учителя для такой школы? Я думаю, что ни один педагогический университет сегодня (за редкими исключениями) такого учителя нам не даст, поэтому проблема кадрового ресурса для школы будущего, несомненно, будет очень острой.

Евгений БУНИМОВИЧ, депутат Московской городской Думы:

- Когда мы обсуждали реализацию национального проекта в Москве, то стало понятно: многое в столице уже есть, поэтому нет никакой новой педагогической стратегии на федеральном уровне в этом проекте. Но такая стратегия должна быть, и уж коль скоро нам ее не демонстрируют на федеральном уровне, мы должны иметь ее на своем, городском. Скажем, идет традиционная подготовка к новому учебному году, но надо же наконец разобраться, а к чему мы готовимся и как. С точки зрения пожаробезопасности, исправной электропроводки, косметического ремонта? Но мы ведь готовим школу к работе, а потому должны выяснить, как к такой работе должен готовиться учитель. Мы не обсуждаем, зачем ребенок приходит в школу, а это должно стать предметом обсуждения. Мы любим ссылаться на слова больших авторитетов, один мой коллега без устали цитирует Президента Путина (я даже его спросил однажды: «А что вы, 25 лет отработавший в школе, до этого о тех проблемах, которые призвал решать Владимир Владимирович, не знали?»). Но на самом деле не важно, кто и что сказал, важно, что мы, исходя из нашего педагогического опыта, считаем нужным, важно, что запрос на школу будущего уже существует. В этом смысле, думаю, укор нам, что предложение разработать такой проект прозвучало от мэра, а не от нас. Но нам на это предстоит отвечать. Мне кажется, важным и что, говоря о школе будущего, мы в самом деле не имеем в виду построение какой-то одной супершколы. Не будем отрицать, такое тоже было, этот этап мы прошли, гордясь отдельными образцами. Но было понятно, что далеко не все московские школы такие. Однажды я принимал делегацию французских учителей, показывал им лучшие московские школы, а гости, все понимая, просили показать им нормальную школу. Когда сегодня идет разговор о школе будущего, понятно, что мы доросли до такого проекта, который позволит нам создать модель той самой базовой школы, без которой никакого образования не будет. Я глубоко убежден, что если нормальные школы не будут расти, развиваться весьма эффективно, то все остальное уже не будет важно. Конечно, хочется, чтобы, работая над проектом, мы не считали, что нужно все разрушить до основания, а потом все построить заново. Проект школы будущего не должен стать некой утопией, он должен быть делом вполне реальным. Его задача сделать так, чтобы независимо от того, кто стал директором школы, учитель, приходя в эту школу, не мог работать по-другому, чтобы эта школа была такой, в которой плохо, не творчески работать нельзя. В чем проблема наших современных замечательных методик? Проблема - в неустойчивости, то есть мы приходим в класс, смотрим замечательную методику, ратуем за ее распространение, но если кто-то в другом классе, в другой школе начинает все это повторять, то уже нет того результата, более того, результат может быть отрицательным. Мне кажется, что устойчивость этих методик и должна обеспечить работу школы будущего. Не надо придумывать то, чего нет, но то, что есть, нужно поддерживать и развивать. Задача проекта школы будущего в том, чтобы все найденное, неординарное можно было тиражировать самым оптимальным образом и чтобы это было необратимо. У нас в образовании всегда проблема в результатах, а мы должны их прогнозировать. У школы будущего не должно быть очереди в дверях, потому что вхождение в такую школу потребует некоторых усилий. Но одни должны будут подтягивать других, тогда в столице возникнет такая среда, которая заполнит все образовательное пространство.

Геннадий ЯГОДИН, директор Московского музея образования:

- Думаю, школа будущего - это такая школа, в которой учитель сотрудничает с учащимся, реализует в совместной работе с ним образцы всех видов деятельности, осваиваемой учащимся. Очень важно, чтобы учитель давал своему ученику образцы учения и обладал той базовой компетентностью, которая требуется от учащегося в основной школе. Учитель должен показать ребенку, как нужно учиться, причем показать на собственном примере, продемонстрировать, как он чего-то не знал, а вот так узнал. Учителя должны знать то, что проходят ученики в основной школе по всем предметам; учитель истории - грамотно писать по-русски, учитель литературы - решать уравнение. Если мы хотим достичь взаимопонимания в педагогическом коллективе, то педагоги и в самом деле должны обладать базовыми знаниями хотя бы в объеме девятилетки, иначе обучение не будет интегративным.