Ткань начала продвигаться в горизонтальном направлении при помощи зубчатой рейки и прижиматься сверху лапкой. Фирма «Зингер» развернула крупное производство швейных машин, организовав в Японии, Европе, а затем в России свои дочерние фирмы. В 1900 году Зингер организовал в Подольске под Москвой мастерские по сборке швейных машин. Из деталей, привезенных из США, собиралось до 600 тысяч машин в год. Именно с этого года и начинается история нашей семейной реликвии.

Эта машина центрально-шпулечная, прямострочная, с ручным приводом. Хотя у нее и незавидный внешний вид, но шьет она более ста лет все виды тканей с очень красивой прочной строчкой. Надежность в работе при разнообразных режимах, простота устранения неисправностей (всего два основных винта) являются главными достоинствами этой швейной машины. Несмотря на то что машине более ста лет, за все время она лишь один раз попадала в руки мастера. Оказалось, что нужно только подтянуть один винтик. Вот что значит настоящее качество!

Итак, с особенностями реликвии мы познакомились. Пришло время рассказать о том, как она появилась в нашей семье. Мой прапрадедушка Григорий Степанович Лукин, 1898 года рождения, жил и работал в деревне Чекуево Онежского района Архангельской области. Он занимался разведкой, распространением литературы, агитационной работой в тылу белогвардейцев.

В 1905 году мама Григория Степановича (к сожалению, ее имени я не смогла узнать) получила в подарок от своего мужа швейную машину «Зингер», произведенную в Подольске из импортных деталей. В 1916 году прапрадед женился на моей прапрабабушке Марии Андреевне. На свадьбу свекровь по существующему в нашем роду обычаю подарила невестке швейную машину, поскольку родной дочери у нее не было. Моей прапрабабушке тогда было всего шестнадцать лет. Швейная машина в то время была очень дорогим подарком и большой редкостью. Молодые переехали в деревню Пянтино, выстроили свой дом. Поскольку прапрабабушка никогда раньше не видела швейной машины, сначала на ней работал сам Григорий Степанович. Он шил тапочки из кожи, пришивал на машине даже подошву. Затем освоила заморскую технику и Мария Андреевна. Прапрабабушка шила на машине все: от постельного белья до верхней одежды. Многие вещи сохранились до сих пор. Удивительно: рвется ткань, а строчка, сделанная на швейной машине, до сих пор остается прочной. В семье прапрадеда появилась дочь, моя прабабушка Людмила Григорьевна Лукина. Она больше любила вязать, поэтому какое-то время машина не использовалась и оставалась в доме прапрабабушки. Перед смертью Мария Андреевна Лукина подарила швейную машину «Зингер» своей внучке, моей бабушке Лилии Ивановне Некрасовой (в девичестве Березань). Бабушка, выйдя замуж, переехала жить в город, подарок увезла с собой. При переезде через реку швейную машину уронили, повредился футляр, однако сама машина не пострадала. Бабушка научилась шить на машине сама, поскольку никаких инструкций по эксплуатации не осталось. По традиции бабушка должна была передать швейную машину своей невестке, моей маме Светлане Марьяновне Некрасовой, поскольку своей дочери у бабушки нет. Но у мамы уже была швейная машина, и значит, «Зингер» предназначается мне. В будущем я должна буду передать ее своей дочери или невестке.

Историю нашей семейной реликвии мне рассказала моя бабушка Лилия Ивановна Некрасова. Глядя на старинную вещь, я представляю себе, как над ней склонялись мои прабабушки. Мне кажется, что если человек не знает своего прошлого, у него нет будущего.

Евгения НЕКРАСОВА, ученица 7-го «Б» класса СШ №4 города Онеги Архангельской области,

учитель-консультант Светлана НЕКРАСОВА